СК не в состоянии установить личность сотрудника СОБРа, сломавшего челюсть граффитисту

Следователи не смогли установить лиц, которые при задержании сломали челюсть одному из фигурантов «дела граффитистов» Вячеславу Косинерову (на снимке). Такой ответ получил Косинеров на свою жалобу из Московского райотдела Следственного комитета Минска, сообщает БелаПАН со ссылкой на правозащитный сайт spring96.org.

Уголовное дело приостановлено 14 марта «в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого», говорится в письме за подписью следователя Мельниковой (на снимке).

Комментируя ответ райотдела СК, Косинеров заявил: «Все это дело — еще один показатель лживой и бессмысленной «правоохранительной» системы. В бинарной перспективе «человек/государство» нам отведена в лучшем случае роль пассивных неучастников. Попытка поднять глаза и сказать «нет» мракобесию рядом жестко наказывается, и палачи никогда и ни за что не ответят. Пока мы будем молчать, каратели могут нас избивать, уродовать безнаказанно. И этот факт сам по себе политизирует всю систему следствия».

Вячеслав Косинеров, Максим Пекарский и Вадим Жеромский были задержаны в августе 2015 года. Их обвинили в нанесении на здания белорусскоязычных граффити «Беларусь должна быть белорусской» и «Революция сознания, она уже идет…», а также в порче двух билбордов с социальной рекламой, где были изображены сотрудники милиции. При задержании Косинерову сломали челюсть.

Вначале молодым людям предъявили обвинение по статье «хулиганство, совершенное группой лиц», им грозило до шести лет лишения свободы. Правозащитники заявляли о готовности признать граффитистов политзаключенными в случае наказания их реальными сроками заключения. Около месяца задержанные находились под арестом, затем были освобождены под подписку о невыезде. Предъявленные им обвинения были переквалифицированы. 29 января суд Фрунзенского района Минска назначил всем фигурантам дела крупные штрафы (30, 40 и 50 базовых величин), несмотря на то, что материальный ущерб за порчу билбордов они полностью возместили. Попытка молодых людей обжаловать этот приговор в Мингорсуде оказалась безуспешной.