Суд по «делу граффитистов» продолжится во вторник

В процессе по «делу граффитистов», слушание которого началось утром 25 января в суде Фрунзенского района Минска, объявлен перерыв до 9:30 вторника, 26 января.

Как пишет БелаПАН, после обеденного перерыва в суде был допрошен третий фигурант дела Вячеслав Косинеров (еще двух обвиняемых, Максима Пекарского и Вадима Жеромского, допросили в первой половине дня) и опрошены свидетели. Кроме того, изучены письменные материалы дела, которые объединены в три тома.

Косинеров, обвиняемый по одному из эпизодов закрашивания краской бигбордов с социальной рекламой, посвященной сотрудникам милиции, в районе улицы Рафиева в Минске, сообщил, что он вместе с Пекарским и Жеромским намеревались в тот день закрасить граффити с неонацистскими лозунгами в районе станции метро «Грушевка», о существовании которых накануне узнали из интернета.

Первоначально, по словам Косинерова, целью было «закрасить античеловеческие лозунги», однако обнаружить их не удалось, поэтому граффитисты решили закидать лампочками с синей краской находящиеся неподалеку в этом же районе бигборды с изображением милиционеров. «Каждый из нас имеет определенные претензии и не доверяет сотрудникам милиции», — сказал Косинеров.

Обвиняемый признал факт совершения вменяемых в вину действий, однако отрицал наличие в них хулиганских побуждений. «Это было выражение моей гражданской позиции. Это не акция протеста, а мое личное мнение», — заявил он. На вопрос прокурора, был ли возмещен ущерб, Косинеров ответил положительно.

Свидетель, индивидуальный предприниматель, владеющий обоими бигбордами, Руслан Масленников сообщил, что в соответствии с законодательством собственники рекламных щитов могут за свой счет размещать социальную рекламу, если у них пустует место. В таком случае они не платят налоги все время, пока бигборд не занят коммерческой рекламой.

Масленников не смог точно вспомнить день, когда произошла порча его имущества, однако сообщил, что узнал об этом, когда ему позвонили из милиции и попросили приехать на место. Предприниматель еще раз подтвердил, что не имеет претензий к обвиняемым, поскольку они полностью возместили ущерб. По словам Масленникова, он не писал заявление о привлечении граффитистов к ответственности.

После этого выяснилось, что заявление все-таки было написано, но, как отметил Масленников, он рассматривал это не как просьбу о привлечении виновного лица к ответственности, а как возможность найти того, кто совершил эти действия, и договориться с ним о возмещении ущерба. Ранее, в начале судебного заседания, Масленников обратился с ходатайством об освобождении обвиняемых от уголовной ответственности в связи с возмещением ущерба.

В качестве свидетелей в суде опрошены родители Вячеслава Косинерова Мария Торощина и Леонид Торощин. Мать согласилась давать показания, хотя у нее было право не свидетельствовать в отношении сына. Она охарактеризовала его положительно. «Он историк, занимается спортом, не привлекался к ответственности. Обычный парень, спокойный молодой человек, очень умный», — сказала Торощина, уточнив, что Косинеров постоянно занимался спортом с четырех лет, в частности боевыми искусствами, участвовал в соревнованиях, награждался дипломами и грамотами.

У прокурора возник вопрос о смене фамилии Вячеслава Торощина на Косинерова, на что мать ответила: «Если бы эта фамилия была какая-то запрещенная… Я ничего плохого не вижу в этой фамилии, это историческая фамилия». Торощина сообщила, что с отцом Косинерова находится в разводе и он с ним не общается. По ее мнению, происходящее в суде — «недоработка органов».

Далее она подробно описала эпизод жесткого задержания своего сына и рассказала об обыске, который прошел у нее дома. «Меня под конвоем вели к моему дому и вывернули там все наизнанку», — сказала она.

По словам матери Косинерова, о задержании сына она узнала уже после обыска в ее квартире. «Под страхом смерти позвонил дежурный врач из больницы и рассказал», — заявила женщина. По словам Торощиной, именно родители Косинерова были инициаторами возмещения ущерба. При этом она отметила, что мотивы совершения действий ее сын не пояснял. «Мне не до этого было», — сказала она.

Отец Косинерова Леонид Торощин от дачи показаний отказался.

После этого суд приступил к исследованию письменных материалов, которые составляют три тома. На это потребовалось около полутора часов. Из материалов следовало, что ущерб возмещен не только ИП Масленникову, но и собственникам объектов, на которых были нанесены оба граффити. Один из собственников, ЖРЭО, сообщил, что материальных претензий не имеет.

Одна из адвокатов попросила разрешить ознакомиться с фотоснимками граффити «Рэвалюцыя сьвядомасьцi». Изображение вызвало вопросы судьи к Максиму Пекарскому. Он отметил, что на граффити изображен не человек с зажигательной смесью, а бросающий употреблять алкогольные напитки, то есть граффити направлено на пропаганду здорового образа жизни.