Бабарико выбит из обоймы. Лукашенко предпочел не рисковать

Жесткий сценарий выборов косвенно говорит о том, что наверху сами не верят в сказки о мощном рейтинге официального лидера…

Белорусское руководство лишило публику пикантнейшего сюжета, когда главный соперник действующего президента вел бы предвыборную борьбу из-за решетки. Виктор Бабарико, сидящий в следственном изоляторе КГБ, не зарегистрирован на основе претензий к его декларации о доходах и имуществе, а также в связи с якобы участием в его кампании иностранных организаций. Имеется в виду то, что в его инициативную группу входили сотрудники «Белгазпромбанка».

Виктор Бабарико. Фото babariko.by

На заседании Центризбиркома 14 июля его председатель Лидия Ермошина огласила сведения из письма Комитета госконтроля, не позволяющие, по ее мнению, зарегистрировать Бабарико. При этом презумпция невиновности бывшего главы «Белгазпромбанка» была напрочь проигнорирована.

Впрочем, после уничтожающих заявлений об этом неожиданно пошедшем на выборы человеке из уст главы государства, людей в погонах, после выдержанных в духе черного пиара сюжетов белорусского государственного телевидения такая основа для отказа в регистрации не стала сенсацией. «Мы доверяем органам, которые ведут это расследование», — заметила Ермошина.

Глава ЦИК, говоря о Бабарико, «раз десять» произнесла слово «преступный» в разных вариациях, и это грубое нарушение законодательства, так как «признать человека преступником может только суд», отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

 

Отсеяли двух популярных представителей истеблишмента

Независимые обозреватели не сомневаются, что в отношении Бабарико сегодня принято политическое решение, за которым стоит глава государства.

Зарегистрированы же четыре его соперника — сопредседатель общественного объединения «Говори правду» Андрей Дмитриев, бывший депутат Палаты представителей Анна Канопацкая, жена блогера и политзаключенного Сергея Тихановского Светлана Тихановская, председатель партии «Белорусская социал-демократическая Грамада» Сергей Черечень.

Кроме Бабарико, на этапе регистрации выбит из обоймы бывший высокопоставленный дипломат и экс-директор Парка высоких технологий Валерий Цепкало.

То, что этого претендента не зарегистрируют, стало понятно еще по итогам безжалостной выбраковки подписей за его выдвижение.

Цепкало, как и Бабарико, резко отличался от представителей традиционной оппозиции. Он также представлял истеблишмент, имел историю успеха, бэкграунд умелого менеджера. И тоже довольно быстро стал набирать популярность среди продвинутой части общества. В итоге и этого игрока посчитали слишком опасным.

Да, а почему же решили зарегистрировать жену харизматичного блогера, который пытался раскачать белорусскую улицу, а теперь, как и Бабарико, арестован? Феномен Тихановского очевидно выводил из себя действующего президента, блогер слишком зло троллил его. Да и вообще улица, призрак майдана — главная фобия режима.

Однако в случае Тихановской было, видимо, решено показать некую широту натуры и плюрализм. Наверху видят, что Светлана далеко не так пассионарна, как ее муж, не умеет складно говорить, вряд ли станет звать на Площадь. В общем, выглядит вовсе не отвязанным политическим терминатором, а человеком, волею судьбы попавшим в жернова этой избирательной кампании. Вдобавок ее команда разгромлена, ресурсов, очевидно, нет.


Читайте также:


В ходе агитации Тихановской будет сложно конкурировать с более говорливыми, искушенными альтернативными кандидатами. И если в итоге жене нейтрализованного блогера насчитают всего несколько процентов голосов, то это легко будет списать на слабость ее кампании.

 

Бессменному президенту не до изящества

А вот отсев двух выходцев из истеблишмента очень показателен. Версия тех, кто допускал, что Александр Лукашенко даст отмашку на регистрацию Бабарико, чтобы обрисоваться крутым вождем, который никого и ничего не боится, не оправдалась. Официальный лидер предпочел не рисковать.

Действующему президенту не до изящества и не до демонстрации крутизны. Слишком уж неблагоприятно складывалась (да и продолжает складываться) для него нынешняя избирательная кампания: падение экономики, коронавирус, чертики из табакерки, которые неожиданно выскочили на фоне развала и бессилия традиционной оппозиции, феномен «подписной революции». А заточение Бабарико, вероятно, только добавило ему симпатий.

«Лукашенко пошел на то, чтобы жертвовать своей легитимностью — правовой, общественной. Теперь легитимность этих выборов, легитимность власти Лукашенко, если она у него останется, будет основана на силовой составляющей, грубой силе. То есть общество признаёт власть Лукашенко потому, что боится репрессий. Это иная модель, иная форма легитимности», — подчеркивает Карбалевич, комментируя отказ в регистрации Бабарико.

По мнению аналитика, сейчас «выборы как бы теряют интригу». Впрочем, он не исключает, что если бы все альтернативные кандидаты снялись «в пользу Дмитриева или даже Черечня, то Лукашенко мог бы проиграть». Но такую вероятность собеседник считает чисто умозрительной, подчеркивая, что Анна Канопацкая, например, уже решительно отказалась сниматься в чью-либо пользу.

Директор Института политических исследований «Политическая сфера» доктор политических наук Андрей Казакевич в комментарии для Naviny.by высказался категорично: «Выборы закончились».

«Выборов уже нет, потому что за три недели до начала голосования выбывают два самых перспективных, самых популярных претендента», — пояснил собеседник, имея в виду Бабарико и Цепкало.

«Говорить, что другие кандидаты смогут объединиться, провести [совместную] кампанию, в общем-то, несерьезно», — считает политолог.

Стоит добавить, что и организация бойкота, за что ратуют некоторые противники режима, в рамках этой кампании представляется затеей утопичной.

 

Перспектива «восстания масс» ослабляется

А что же будет с улицей, которой так опасается белорусское руководство?

Перспективы массовых протестов «сложно прогнозировать, особенно на фоне того, какие репрессии уже произошли и какие репрессии власти обещают недовольным», отметил Карбалевич. При этом, по его мнению, нерегистрация Бабарико безусловно снижает вероятность массовых выступлений 9 августа.

«Если бы Бабарико был в бюллетене, люди выходили бы защищать свою победу, в которой были бы уверены. Сегодня выходить на улицу — непонятно, что защищать», — рассуждает эксперт. Да, против несправедливых выборов протестовали во всех президентских кампаниях, но «это совсем другая мотивация», подчеркнул Карбалевич.


Читайте также:


Казакевич, со своей стороны, отмечает, что «протесты кто-то должен организовать». Между тем структуры всех претендентов «не готовы, не способны серьезно организовать протестные акции». Вдобавок «власти с этим вопросом работают», подчеркнул собеседник Naviny.by.

Да уж, с этим вопросом власти и особенно силовики работают рьяно, со знанием дела. По масштабу репрессий — более 700 задержанных по данным правозащитников, административные аресты, штрафы, уголовные дела — нынешняя кампания уже сравнима с печально известными выборами 2010 года. Только тогда машина перемалывания протестных настроений заработала на всю мощь после разгрома Площади, а теперь — фактически уже на старте кампании.

Сейчас ее накал может заметно упасть. Да, новые уличные протесты наверняка будут, но вероятность действительно опасных для режима массовых выступлений намного снижается. Белорусские власти по-своему использовали сталинский принцип: нет человека (сильного конкурента в кампании) — нет проблемы. По крайней мере, перспектива «восстания масс» резко ослабляется.

 

Беларусь будет лихорадить

Вместе с тем, и в этой кампании, и в судьбе вероятной будущей каденции Лукашенко точки над і еще не расставлены. Изрядная часть общества очевидно устала от 26-летнего правления первого президента и хочет видеть второго. Эти настроения уже трудно будет погасить.

Попытки пропагандистов и спецслужб продвинуть в массы нарратив об огромной популярности официального лидера выглядят топорно. В частности, цифры из нашумевшей рассекреченной записки начальника Оперативно-аналитического центра на имя президента абсолютно не стыкуются с просочившимися в СМИ данными Института социологии, согласно которым уровень доверия Лукашенко в Минске в апреле составлял только 24%. Да и километровые очереди желавших подписаться за альтернативных претендентов кое о чем говорят, как бы ни пытались власти уверить, что это были карусели.

Наконец, само решение зарубить кандидатуру Бабарико косвенно говорит о том, что наверху не верят в сказки о заоблачном рейтинге вождя. Иначе зачем закатывать соперника в асфальт? Пусть бы участвовал в кампании и закономерно сел в лужу.

За Бабарико же, по данным его штаба, было собрано «брутто» около 435 тысяч подписей. Это колоссальная цифра для зажатой в политическом смысле страны в разгар пандемии. И, кстати, такому кандидату написать 3% по итогам голосования было бы совсем уж несуразно: неужели проголосовало меньше, чем подписалось? Это, пожалуй, стало одним из резонов зарубить кандидатуру бывшего банкира.

Лукашенко же, похоже, понял, что народную любовь не вернуть. А это означает, что ставка на силу превратится в основу внутренней политики. Посмотрим, как воспримет это общество, насколько сильны сдвиги в массовом сознании, симптомы которых мы увидели в дни «подписной революции».

После 9 августа белорусский сюжет может обрести новый драматизм. Да и в ближайшие недели, и в сам день голосования в Беларуси будет неспокойно, тревожно. Власть и значительная часть общества не находят и вряд ли найдут общий язык.