Братья Костевы просят пощады у президента

«Кейс братьев Костевых демонстрирует социальные проблемы белорусского общества».

Братья Костевы, осужденные к высшей мере наказания, просят президента их помиловать. Помилование приговоренных к смерти — это замена расстрела на пожизненное заключение.

10 января этого года Илья и Станислав Костевы были приговорены к смертной казни судом Могилевской области, 22 мая Верховный суд оставил приговор в силе.

 

Кого осудили на смерть и за что

В Черикове в ночь с 9 на 10 апреля 2019 года братья Костевы, находясь в алкогольном опьянении, убили соседку Наталью Кострицу, которая работала учительницей в местной школе. На тот момент Илье было 20 лет, Станиславу — 18.

По данным следствия, женщине было нанесено более ста ударов ножом. Костевы украли компьютер и продукты питания, а затем, чтобы скрыть следы преступления, подожгли дом.

Согласно материалам суда, женщину убили из-за того, что она исполняла общественный долг — сообщала в соответствующие органы о том, что сестра Костевых Анна Елесеенко не выполняла как следует свои родительские обязанности. Кострица также проводила с ней профилактические беседы по поводу задолженности за газ.

Именно выполнение учительницей общественного долга было одним из оснований для предъявления обвинения по ч. 2 ст. 139 УК. Вторая часть этой статьи предусматривает в качестве максимального наказания смертную казнь. Наказание по первой части — лишение свободы на срок от шести до пятнадцати лет.

Как вообще случилось, что Костевы узнали, кто сообщил в органы опеки о ненадлежащем выполнении родительских обязанностей их сестрой? Понятно, что город маленький, все друг у друга на виду, но закон не позволяет разглашать такую информацию. Если такое произошло, то это тема для отдельного разбирательства.

В Верховном суде адвокаты братьев Костевых как раз настаивали на том, что молодые люди не могли знать, что на их сестру заявила именно Кострица. В ее учительские обязанности не входили профилактические беседы. Поэтому, по мнению адвокатов, нельзя утверждать, что женщина была убита вследствие выполнения общественного долга.

В Верховном суде братья Костевы утверждали, что шли не убивать, а поговорить с соседкой. Они раскаивались в содеянном, просили прощения у родственников убитой женщины.

Старший брат Илья говорил, что младший Станислав был ведомым, сам решений не принимал и не должен отвечать за убийство в той же мере, что и он; что испортил брату жизнь, взяв с собой к соседке, и просил не убивать его, потому что он еще по сути ребенок.

При рассмотрении дела в Верховном суде прозвучало, что Станислав имеет диссоциальное расстройство (социопатия), трижды проходил лечение в психиатрическом стационаре.

 

«Это какое-то колесо сансары»

Суд вынес братьям Костевым смертный приговор, который будет исполнен именем Республики Беларусь. Но что государство сделало для того, чтобы предотвратить жуткий поступок братьев Костевых?

Их семья — типичный пример того, как государство относится к неблагополучным семьям. В большинстве случаев в таких ситуациях государство действует исключительно кнутом — семья признается находящейся в социально опасном положении (СОП), дети изымаются, родители лишаются прав, их обязывают выплачивать государству средства на содержание детей.

Илья и Станислав Костевы жили с матерью, сестрой и младшим братом. Их отец умер, когда братья были совсем маленькими. Их мама Наталья Костева (1972 года рождения) осталась одна с четырьмя детьми в 39 лет. Не справлялась, детей изымали из семьи, помещали в приют.

В 2014 году Костеву лишили родительских прав, Илья и Станислав попали в детский дом семейного типа. А женщина оказалась должником государства — была обязана платить за содержание детей. А когда платить не смогла, то за долг перед государством попала на «химию», где находится и сейчас.

Координатор кампании «Правозащитники против смертной казни в Беларуси» Андрей Полуда обратил внимание, что аналогичная ситуация складывалась и в семье Анны Елесеенко — сестры братьев Костевых. Ее семью тоже поставили на профилактический учет как находящуюся в социально опасном положении. Представители государства приходили к ней только с проверками, существовала вероятность, что Анну лишат родительских прав, а детей заберут. Но она сумела исправить ситуацию.

После трагедии она уехала с сыновьями в другой город. В Черикове, говорила она журналистам, ее детям не давали прохода.

«Кейс братьев Костевых демонстрирует социальные проблемы белорусского общества», в том числе в сфере охраны детства, говорит Андрей Полуда.

С одной стороны, глава государства уже много лет призывает белорусок рожать как можно больше, обещая всемерную поддержку. На деле же чаще всего много детей появляется в семьях с пониженным социальным статусом и с большими финансовыми проблемами. В таких семьях на первом месте всегда стоит вопрос выживания, а вопросы воспитания детей пущены на самотек.

«Наталья Костева не могла справиться без помощи, — считает Андрей Полуда. — Ей не помогали — ее помещали в СОП, лишали родительских прав. Она не могла оплачивать содержание детей государством, уехала на заработки. И сейчас она не выплатила долг государству за его заботу о ее детях — отбывает наказание в учреждении открытого типа. Сестра братьев Костевых, у которой трое детей, тоже чуть их не лишилась, но смогла ситуацию улучшить. Это какое-то колесо сансары. Понимаете, это люди, которые рожают много детей, потому что для них это естественно, они сами родились в многодетных семьях».

 

Почему Верховный суд не услышал адвокатов

Как в суде первой инстанции, так и в Верховном суде дело рассматривалось таким образом, что осталось немало вопросов, говорит Андрей Полуда.

Адвокаты в Верховном суде поднимали много важных проблем. Например, говорили о нереализованном праве на защиту Костевых во время процесса в суде первой инстанции, о том, что наказание слишком жестокое, если учесть обстоятельства жизни, возраст и личностные характеристики братьев.

Говорили и о давлении на суд, со стороны Александра Лукашенко прежде всего.

В конце декабря 2019 года, еще до вынесения приговора, глава государства в одном из интервью назвал братьев Костевых «подонками», безусловно признал их вину в убийстве, заявил, что на их счету уже были разбои, что их сестра «никакая, асоциальный элемент».

Именно вмешательство главы государства сделало это дело таким исключительным в череде убийств, подчеркивала в Верховном суде адвокат Людмила Казак. Она настаивала, что как бы ни была трагична история убийства Натальи Кострицы, это бытовое убийство, за которое в Беларуси высшую меру наказания в большинстве случаев не дают.

 

У Лукашенко есть шанс всё исправить

Сейчас только у Лукашенко есть возможность отменить решение суда, которое, считают адвокаты и правозащитники, им же и было спровоцировано.

Возможно, глава государства обратит внимание на то, что его дезинформировали по поводу криминального прошлого братьев. Адвокаты, обращаясь к суду, говорили о том, что Костевы ранее никогда не совершали ничего, что было связано со вредом человеку и насилием.

Никто из братьев не был судим за разбои, как заявлял Лукашенко. Илья совершил две кражи (одну на сумму около ста рублей, другую — на десять рублей), а Станислав несколько раз нарушил ПДД как пешеход, а также совершил мошенничество — присвоил гитару.

Возможно, глава государства увидит, что Анна Елесеенко — не асоциальный элемент, а женщина, которая, как может, растит своих сыновей. Анна просила президента пощадить ее братьев, не отрицая их вины — еще в марте написала петицию-обращение, которую подписали почти тысяча человек.

В Беларуси периодически президент к кому-то применяет помилование, но речь идет не о смертниках. Из примерно 400 приговоренных за последние десятилетия к смертной казни Лукашенко помиловал только одного человека, обратил внимание Андрей Полуда.

При этом формально Лукашенко принимает решение не сам по себе, а на основе информации, подготовленной Специальной комиссией по помилованию при президенте.

Эта комиссия, отметил Полуда, согласно закону, рассматривает смертный приговор вне зависимости от того, подаст осужденный ходатайство о помиловании либо нет. Так что разделить ответственность в убийстве у президента есть с кем.

 

Кто эти люди?

Полуда обратил внимание, что в комиссии нет ни одного правозащитника, а члены комиссии достаточно часто меняются, некоторые люди остаются в комиссии многие годы. Например, председатель Белорусской республиканской коллегии адвокатов Виктор Чайчиц входил в комиссию еще в 2011 году.

Традиционно комиссию возглавляет замглавы Администрации президента, сейчас это Ольга Чуприс.

В состав комиссии входят председатель постоянной комиссии Палаты представителей по законодательству Светлана Любецкая, начальник главного управления по взаимоотношениям с органами законодательной и судебной власти, вопросам гражданства и помилования Администрации президента Жанна Тищенко, председатель постоянной комиссии Палаты представителей по здравоохранению, физической культуре, семейной и молодежной политике Людмила Макарина-Кибак и другие.

Комиссия, должна ознакомиться с делом (в деле Костевых 12 томов и около трех тысяч страниц) и высказать свое мнение президенту, который может его учесть. Как и когда это будет происходить, мы не узнаем, потому что комиссия работает в закрытом режиме.

Правозащитники неоднократно обращались с просьбой дать возможность поприсутствовать на заседаниях, ведь по закону к участию в работе комиссии по помилованию могут быть допущены представители СМИ и общественных объединений. Однако просьбу ни разу не удовлетворили.

«Решения комиссии являются закрытыми, ее состав никак не сказывается на сути ее работы. А стоило бы приглашать общественность — правозащитников, журналистов, чтобы они знали, какие аргументы звучат при принятии решений, какие рекомендации они дают президенту, чтобы видели, как это вообще работает», — заключил Андрей Полуда.