Заводил винтить, остальных запугать. Как решили гасить «подписную революцию»

При этом Лукашенко пытается изобразить своих главных соперников марионетками Кремля…

Сегодня Александр Лукашенко пригласил главу КГБ Валерия Вакульчика, чтобы послать обществу месседж: при нарастании уличной активности будет жесткач. «Всех этих "майданутых" хочу предупредить, что майданов в Беларуси не будет», заявил официальный лидер.

Когда пикеты по сбору подписей за соперников действующего президента стали превращаться в массовый протест против несменяемой власти, архитектор режима отбросил церемонии и заговорил открытым текстом. Основных противников он смешал с грязью в своем фирменном стиле. А главное — дана отмашка силовикам. Подписную революцию, как назвали этот феномен обозреватели, решено гасить испытанными методами: заводил — винтить, остальных — запугать.

 

Почему легко прогнозировать действия Лукашенко

После грубой провокации 29 мая в Гродно попал за решетку главный раздражитель — Сергей Тихановский. Над этим блогером, ставшим кумиром улицы, висит уголовное дело. По всей Беларуси хватают его сторонников, задержаны десятки человек. Стихийные митинги во время сбора подписей квалифицируются как несанкционированные акции. За это сегодня посадили на 15 суток другого «уличного бойца» — бывшего политзаключенного Николая Статкевича.

На встрече с Вакульчиком у Лукашенко в очередной раз прорвалось, что он готов драться за власть даже в одиночку: «Я уже военным говорил: один буду против них сражаться, если надо». Они — это посягающие на режим.

В 2005 году он уже заявлял: «Я свой народ, свое государство и власть президента буду защищать сам, если надо — с оружием в руках, если надо — один». При этом вспомнил чилийского президента-социалиста Сальвадора Альенде, погибшего во время путча в 1973 году. Параллель, заметим, неудачная: позже экспертиза установила, что Альенде застрелился.

Но в принципе эти импульсивные откровения — не поза, а свидетельство того, что без власти нынешний руководитель Беларуси своей жизни не мыслит. Власть — это и есть для него жизнь. А за жизнь обычно дерутся яростно. Когда ты расцениваешь опасность как смертельную, то уже не до нюансов и реверансов.

В принципе, это все, что нужно знать для прогноза, как будет вести себя Лукашенко при нарастающей угрозе его правлению. А сейчас очевидно запахло жареным.

 

Пространство свободы будет сворачиваться

Месседж действующего президента прост: любая протестная активность будет жестко подавляться, отметил в комментарии для Naviny.by руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников.

Он обращает внимание на сегодняшние ремарки официального лидера, что дискутировать можно только в специально отведенных местах (по словам Лукашенко, «в Минске это шесть точек») или вообще на кухне. «Эта оговорка по Фрейду означает, что Лукашенко очень серьезно готов к свертыванию даже тех очень узких пространств политической свободы и обсуждения, которые были в Беларуси», — считает аналитик.

По его мнению, это происходит из-за ослабления режима, явным маркером чего стала нынешняя избирательная кампания, «и даже не столько большие очереди желающих подписаться против Лукашенко, сколько полное отсутствие желающих подписываться за него». По сведениям собеседника, проблемы со сбором подписей за официального лидера возникли даже на государственных предприятиях.

 

Готовы ли силовики выполнить любой приказ?

Сейчас очевидно, что нейтрализацией заводил и угрозой репрессий власти хотят сбить волну уличной активности. Но насколько преданными вождю окажутся силовики, если активность будет нарастать и начнут отдаваться приказы жестко действовать против множества людей?

На этот вопрос нет простого ответа, говорит Поротников. «В силовом блоке тоже возникают сомнения в эффективности нынешней системы. Родственники рядовых силовиков живут жизнью простых людей. Другой вопрос — видят ли силовики для себя перспективы при смене системы», — отмечает руководитель Belarus Security Blog.

По его мнению, оппозиция в течение почти 26 лет правления Лукашенко толком не работала в плане агитации представителей силовых структур. Напротив, доминировали голоса, что нужно резко сокращать милицию, «зачем нам армия, зачем спецслужбы, всех распустить, разогнать, устроить люстрацию».

«Проблема с режимами типа белорусского в том, что невозможно установить степень их устойчивости. Любой малозначительный эпизод, казус может развалить систему. Как это было в Тунисе с его жестким полицейским режимом», — говорит аналитик.

«Невозможно предсказать, как будут развиваться события в случае реального обострения ситуации в Беларуси, например если начнется действительно массовое протестное движение без явного лидера и организационного центра. По кому бить, кого арестовывать? Думаю, вопрос, как поведут себя при этом силовики, гложет сейчас Лукашенко», — резюмировал Поротников.

 

Тихановского рисуют московским кадром

В беседе с председателем КГБ Лукашенко попытался дискредитировать Тихановского и его команду, играя на стереотипах массового сознания, связанных с нацистской оккупацией: «Мы не должны допустить, чтобы разного рода шайки и банды уголовников бродили по стране с засученными рукавами: люди, не дай бог, подумают, что гестапо вернулось, война началась».

При этом мы снова наблюдаем характерную для бессменного президента подмену понятий: сохранение своей личной власти он «элегантно» отождествляет с сохранением Беларуси. «Мы знаем, откуда ветры дуют на нашу белорусскую землю… Всегда нас делили на части, присоединяли кусками то к одной земле, то к другой. Вы знаете, что до прошлой войны мы практически были разделены. Поэтому сегодня этого допустить нельзя», — рассуждал глава государства.

В связи с этим Лукашенко и госпропаганда последовательно раскручивают нарратив, что пошедший на выборы экс-банкир Виктор Бабарико и особенно уличный смутьян Тихановский — марионетки Москвы. И это тот случай, когда действительно трудно доказать, что ты не верблюд. Один двадцать лет руководил газпромовским банком, другой имеет или имел бизнес в российской столице.

Но насколько такой пропагандистский месседж может отпугнуть массовый электорат, стоящий в очередях, чтобы подписаться за альтернативных кандидатов, прежде всего за жену арестованного блогера Светлану Тихановскую? Скорее всего, там немало людей, настроенных по отношению к России отнюдь не враждебно. Вдобавок их настрой — подписаться хоть за кого, лишь бы не за Лукашенко. Геополитическая ориентация альтернативных персон недовольную массу, кажется, вообще мало волнует.

Вероятно, здесь у официального лидера расчет на то, что от ставших опасными фигур Блогера и Банкира дистанцируются те, кого он обычно презрительно называет «свядомымі».

«Лукашенко отказывается признать провал последних десяти лет правления и, видя резкое падение своего рейтинга, ищет новую базу в обществе», — говорит Поротников. В частности, усердно рисуя Тихановскому и Бабарико российский след и изображая себя защитником независимости, действующий президент надеется сыграть на чувствах национально ориентированной и прозападно настроенной части общества, предполагает собеседник Naviny.by.

 

Лукашенко уповает не столько на пропаганду, сколько на винтилово

«Избирательная кампания сейчас разворачивается стихийно по схеме «народ против Лукашенко», и тот хотел бы ее как-то переформатировать», — в свою очередь отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

По его словам, найден удобный способ — «объявить главных оппонентов московскими куклами». Аналитик отмечает, что этот посыл стал активно продвигаться через государственные СМИ и что сегодня в беседе с главой КГБ официальный лидер попытался провести мысль: угроза Майдана и угроза независимости Беларуси — это единая угроза, идущая извне.

Но собеседник сомневается, что попытка официального лидера и пропаганды навязать электорату такую трактовку событий окажется удачной. «Кампания обрела силу инерции, и она будет усиливаться. К тому же власти проигрывают информационное поле. Повестку дня определяет интернет, где доминируют альтернативные медиа», — отмечает Карбалевич.

Вероятно, и сам Лукашенко уповает не столько на тонкие нарративы, сколько на грубую полицейскую силу. Он сбросил маску равнодушия к кампании и откровенно обозначил свою нехитрую тактику: давить все, что шевелится. Пошло конкретное винтилово заводил улицы и запугивание остальных.

Наверху надеются погасить эти протесты примерно так же, как погасили «тунеядские» выступления в 2017-м. Но теперь причины глубже, пошло политическое брожение в умах. В ближайшие месяцы дело может закончиться разгромом улицы и фрустрацией продвинутой части общества. Однако новая каденция окажется для Лукашенко весьма неуютной.