COVID-19. О чем молчат и чего боятся белорусские медики

Врачи больниц и поликлиник, медсестры, водители и фельдшеры скорой помощи продолжают испытывать острый дефицит средств индивидуальной защиты.

Минздрав заявляет, что медики в полном объеме оснащены средствами индивидуальной защиты, однако проведенный общественным объединением «Звено» мониторинг показал, что проблема их нехватки больше других волнует медработников. Не все из них согласны с утверждением, что для их защиты предприняты необходимые меры.

 

Просьба к Минздраву — «не воспринимать данную инициативу враждебно»

В рамках мониторинга работы системы здравоохранения в условиях пандемии коронавируса было опрошено более 100 медработников из Минска, Гродно, Гомеля, Могилева и Витебска, а также Минской, Гродненской, Гомельской областей. До конца мая — начала июня просветительско-социальное общественное объединение «Звено» планирует опросить не менее тысячи медработников по всей стране.

О предварительных результатах мониторинга «Звено» уже сообщило Министерству здравоохранения в письме от 28 апреля. Письмо в ведомстве получили и, как сказала Naviny.by пресс-секретарь Минздрава Юлия Бородун, ответ дадут в соответствующие законодательству сроки. Для СМИ комментариев пока нет.

Информирование граждан о состоянии охраны здоровья и эпидемиологической обстановке в стране являются обязательствами государства и не подлежат ограничениям.

Среди прочего в письме есть просьба «не воспринимать данную инициативу враждебно, поскольку общественное участие в работе любой государственной системы является нормой демократических стран, и собранная информация в первую очередь будет предоставлена Министерству здравоохранения Беларуси для улучшения работы либо разрешения недоразумений, что в конечном итоге положительно отразится на жизни, здоровье и информированности граждан Беларуси».

Председатель совета общественного объединения «Звено» Татьяна Гацура-Яворская подчеркнула, что организация высоко ценит работу, которую предпринимает Минздрав в связи со сложившейся ситуацией в Беларуси, а опрос не является попыткой эту работу каким-либо образом обесценить. Наоборот, цель — сообщить о выявленных проблемах, некоторые из которых относятся к вопросам управления и могут быть разрешены без дополнительных финансовых затрат.

 

Запрета на диагноз COVID-19 нет

Согласно промежуточным данным на основе ответов медиков, отмечаются положительные тенденции.

  • Почти все опрошенные сообщили, что в феврале/марте получили дополнительные инструкции, были введены дополнительные меры дезинфекции, выданы средства индивидуальной защиты, ограничены посещения или прием плановых больных;
  • 95% утверждают, что не получали распоряжений скрывать какую-либо информацию от родственников пациентов или их самих;
  • 90% не получали распоряжение не ставить определенные диагнозы пациентам, а 70% не слышали о таких распоряжениях;
  •  90% медиков сообщает, что не получали распоряжений отказывать в госпитализации;
  • Большинство медиков сообщает, что им не приходилось работать в болезненном состоянии;
  • Еще до указа «О материальном стимулировании работников здравоохранения» медперсонал, работающий с COVID-19, сообщал о надбавках и премиях за свою работу;
  • Все опрошенные отмечают, что не испытывали дефицита с медикаментами. Исключение составляют врачи-хирурги и врачи-анестезиологи.

 

Средств индивидуальной защиты не хватает

Однако, сказала Татьяна Гацура-Яворская, почти все опрошенные отмечают, что средств индивидуальной защиты (СИЗ) недостаточно, хоть они и были выданы дополнительно. Именно их нехватка является главной проблемой медиков на сегодня, согласно опросу.

Несмотря на усилия Министерства здравоохранения и помощь общественных инициатив, врачи больниц и поликлиник, медсестры, водители и фельдшера скорой медпомощи продолжают испытывать острый дефицит средств индивидуальной защиты.

70% отмечает, что им приходилось закупать СИЗ за свои средства. Однако они не могли купить СИЗ с высокой степенью защиты, так как их нет в продаже.

Опасения медиков в части защиты от коронавируса обоснованны — процент инфицирования COVID-19 среди медработников довольно высок, они находятся «на передовой борьбы», тесно контактируют с заболевшими, заявил министр здравоохранения Владимир Караник на брифинге 17 апреля.

На утро 16 апреля в Беларуси было зафиксировано 419 случаев заражения медработников коронавирусом. С тех пор Минздрав не озвучивал информацию о распространенности коронавируса среди медперсонала.

Гражданское общество и бизнес продемонстрировали, что могут быть реальной поддержкой государству в борьбе с эпидемией — 50% врачей ответили, что получали помощь в виде СИЗ от гражданских инициатив.

Для окончательного решения этой проблемы «Звено» рекомендует:

  • озвучить реальные потребности системы здравоохранения в СИЗ; расширить сотрудничество с гражданскими инициативами и бизнесом, чтобы обеспечить эти потребности;
  • упростить процедуры получения (и отчетности медучреждений) безвозмездной помощи как от белорусских граждан и организаций, так и от иностранных граждан и юридических лиц;
  • освободить от налогов денежные средства, собранные для медучреждений физическими лицами. 

Эксперты «Звена» отмечают, что беспрецедентным шагом по эффективному и быстрому привлечению спонсорской помощи может стать возможность для юридических лиц перечисления 5-10% от суммы начисленного налога на доходы напрямую на благотворительный счет Министерства здравоохранения.

«Звено» также рекомендует Минздраву обратить внимание на защиту педиатров, которые сообщают, что получают СИЗ в последнюю очередь, поскольку считается, что дети не болеют. Однако дети являются носителями вируса, поэтому педиатры просят обеспечить их средствами индивидуальной защиты срочно и в нужном объеме.

 

Что будет с зарплатой тех, кто не работает с COVID-19

Наконец, несмотря на проявленную заботу и начисление премий и надбавок медикам, которые работают с COVID-19, появилась проблема сохранения заработных плат остального медперсонала.

В письме Минздраву отмечается: «Например, хирурги и медсестры получают свою заработную плату согласно рабочих часов, и в связи с сокращением плановых больных персонал больниц обеспокоен потерей в заработке. Кроме этого, на вопрос “если вам приходилось быть на карантине в связи с COVID-19 кто оплачивал вашу временную нетрудоспособность”, мы получили разные ответы — за свой счет, оплата нанимателем. Из этого мы сделали вывод, что нет единой позиции Минздрава по отношению к этому вопросу. Также есть сообщения, что некоторые медики отправлены в отпуск за свой счет, переведены на 0,5 ставки (например, медики стоматологических клиник, сотрудники санаториев). Несмотря на сложную ситуацию во время эпидемии и экономический кризис, защите должны подлежать все медики, и отпуск за свой счет не может быть справедливым решением вопроса».

Почти 70% опрошенных не проходили тест на коронавирус, при этом часть тех, кто проходил тестирование, отмечает, что добился этого с трудом.

«Поскольку медики являются не только самой уязвимой группой по заболеваемости при эпидемии, но также могут передавать вирус пациентам на приеме, мы считаем необходимым системно подойти к вопросу тестирования всех медиков», — отмечается на основе предварительных результатов мониторинга.

 

Почему молчат белорусские врачи

Во всем мире медики являются одной из самых уязвимых категорий населения в части заражения коронавирусом.

Например, немецкие медики устроили флешмоб, снявшись обнаженными, чтобы подчеркнуть свою беззащитность. По словам врачей, они постоянно чувствуют опасность заразиться коронавирусом и утверждают, что предыдущие их призывы о помощи в обеспечении средствами защиты оставались без внимания.

Однако белорусская реальность имеет особенности. Наши медики опасаются открыто говорить о своих проблемах. А на высоком официальном уровне заявляется, что медработники получили всю необходимую поддержку как со стороны государства, так и общественности. О том, что в медучреждениях достаточно средств индивидуальной защиты, не раз говорили во время брифингов Минздрава.

Врачи боятся последствий, прямо говорят, что их могут уволить, и что идут на риск, отвечая на вопросы, касающиеся организации их работы.

Главный врач 1-й городской клинической больницы Минска, председатель Белорусской ассоциации врачей Дмитрий Шевцов во время ток-шоу на телеканале «Беларусь 1» 2 мая отметил, что в самом начале были некоторые нюансы, связанные в том числе с неритмичностью поставок средств индивидуальной защиты, но сейчас все урегулировано. Он даже сослался на анкетирование медработников, не пояснив, кто его проводил. Согласно этому опросу, больше всего их волнует не защита, а высокая нагрузка.

А вот опрос общественного объединения «Звено» показал, что медики молчат в большинстве случаев, потому что испытывают давление. Так, 25% опрошенных сообщили, что получали запрет (предупреждение) на распространение информации о состоянии системы охраны здоровья (этот вопрос не касался персональных данных пациентов).

«Если такой запрет существует, — отметила Гацура-Яворская, — это является нарушением законодательства Беларуси, согласно которому информирование граждан о состоянии охраны здоровья и эпидемиологической обстановке в стране являются обязательствами государства и не подлежат ограничениям».

Давление на врачей в связи с их публичной активностью во время эпидемии «является недопустимым и противозаконным», отметила она.

Татьяна Гацура-Яворская в комментарии для Naviny.by сказала, что во время мониторинга медики с трудом шли на контакт, опасаясь для себя последствий.

«Процент готовых назвать свое имя врачей небольшой. Большинство отвечали анонимно, а если представлялись, то выражали надежду, что конфиденциальность будет сохранена. Они боятся последствий, прямо говорят, что их могут уволить, и что идут на риск, отвечая на вопросы, касающиеся организации их работы. Те, кто находится на передовой — работают с зараженными COVID-19 — находятся под эмоциональным давлением. Они говорят о важности профессиональной психологической поддержки», — сказала Гацура-Яворская.

По ее мнению, обеспокоенность и страх врачей не надуман: «Об этом можно судить по тому, например, что был уволен главный врач городской клинической больницы скорой медицинской помощи Витебска Сергей Лазарь».

Как писал TUT.by, некоторые медработники считают, что увольнение главврача связано с выходом публикации на этом портале, в которой рассказывалось о работе врачей и медсестер в «грязной зоне» БСМП Витебска в период пандемии коронавируса. В Минздраве говорят, что разрыв трудовых отношений с главврачом не связан с публикацией. Сам Сергей Лазарь не комментирует произошедшее.

«Получается порочный круг, — говорит Татьяна Гацура-Яворская. — Люди, которые работают в системе давно, хотели бы, чтобы было по-другому, но понимают, что если расскажут свою историю, это в целом ничего не изменит. Вот и молчат».

Читайте по теме: