Визовый вопрос решен. О чем дальше будут разговаривать Беларусь и ЕС?

Беларуси сейчас выгодно и необходимо развивать взаимодействие с ЕС в свете ухудшения отношений с Россией.

После заключения визового соглашения у Минска и Брюсселя может возникнуть проблема с выбором тем, по которым стороны могут вести переговоры. Подписание Приоритетов партнерства тормозит позиция Литвы по БелАЭС, а без этого документа Евросоюз не готов начать переговоры с Беларусью по базовому соглашению о сотрудничестве.

 

Долгий путь к дешевым визам

В начале января произошло событие, которого долгие годы ждали многие белорусские граждане — ЕС и Беларусь наконец-то подписали соглашение об упрощении визового режима. После вступления документа в силу за получение шенгенских виз белорусы будут платить 35 евро. Правда, заработает соглашение не раньше июня, а это значит, что со 2 февраля, когда начнут действовать новые правила Визового кодекса ЕС, стоимость шенгена вырастет с нынешних 60 до 80 евро.

История с упрощением визового режима между Беларусью и Евросоюзом слишком уж затянулась. Граждане России, Азербайджана и Армении давно платят за визы по 35 евро, а грузины, молдаване, украинцы и вовсе уже имеют право безвизового въезда в ЕС. И только Беларусь в этом вопросе отстала от соседей на годы.

Сначала ЕС не хотел начинать переговоры из-за проблем с демократией и правами человека, затем в позу стал Минск, обиженный введенными Брюсселем санкциями. Лишь в конце 2013 года стороны все же договорились начать переговоры, но раз за разом возникали новые препятствия.

Уже на финише, в декабре прошлого года МИД Беларуси призвал ЕС заморозить стоимость шенгена для белорусов в размере 60 евро до вступления соглашения в силу. Однако в представительстве ЕС пояснили, что отменить временное повышение стоимости виз невозможно. Белорусам остается только надеяться, что стороны ратифицируют документы максимально быстро.

 

Отношения вышли на плато

Завершение эпопеи с визами и реадмиссией ставит вопрос — о чем дальше будут разговаривать Беларусь и ЕС?

Безвиз в обозримом будущем для Беларуси невозможен — для этого необходимо выполнить множество условий, в том числе в сфере прав человека, борьбы с коррупцией, обеспечения независимости судебной власти и другие. Вряд ли это возможно при нынешней белорусской власти.

Переговоры о Приоритетах партнерства блокируются позицией Литвы по Белорусской АЭС, а без подписания этого документа Брюссель не готов начинать обсуждение базового соглашения о партнерстве.

Правовая ситуация в отношениях ЕС и Беларуси по-своему уникальна — до последнего времени между сторонами не было подписано никаких договоров, кроме документов еще советского периода, отмечает политолог Андрей Егоров.

«Соглашения по упрощению визового режима и реадмиссии сложно выдать за триумф белорусской дипломатии, но они важны для Беларуси, так как ранее никаких договоров между сторонами не было, — сказал Егоров в комментарии для БелаПАН. — Появление этих договоров свидетельствует о том, что стороны готовы к более серьезному закреплению отношений в виде легальных рамок. Это, наверное, самое важное».

Приоритеты партнерства же для обывателя не столь масштабный документ, как визовое соглашение.

«Но это важный проходной этап в развитии двусторонних отношений: в нем стороны определяют главные интересы для сотрудничества и могут выстраивать дальнейшее, в том числе приоритеты технической помощи, возможности использования европейских программ для определенных целей развития и так далее», — подчеркнул Егоров.

И переговоры по Приоритетам партнерства не удастся завершить, если стороны не смогут найти компромисс в контексте позиции Вильнюса.

«Литва настаивает на гарантиях безопасности в отношении Белорусской АЭС, а Беларусь не очень согласна на то, чтобы формализовать эти гарантии в Приоритетах партнерства, — пояснил Егоров. — С другой стороны, Беларусь сотрудничает с ЕС по вопросу АЭС — проводит стресс-тесты и отчитывается по ним. И это добровольный процесс, в котором Беларусь не обязана участвовать, но участвует».

 

Вильнюс многое блокирует

Директор Института политических исследований «Политическая сфера» Андрей Казакевич отметил, что позиция Литвы не только блокирует подписание Приоритетов партнерства, но затрагивает весь спектр белорусско-европейских отношений.

«К сожалению, Литва на всех направлениях последовательно блокирует какое-либо развитие отношений — и подписание новых соглашений, и включение Беларуси в различные новые программы, группы и так далее, — сказал Казакевич в комментарии для БелаПАН. — Сейчас позиция Вильнюса является очень серьезным фактором, который сдерживает углубление отношений между Минском и Брюсселем. Есть одно препятствие — позиция Литвы по БелАЭС, — которое фактически останавливает все переговоры».

Оба политолога уверены, что без подписания Приоритетов партнерства вряд ли получится начать переговоры по заключению базового соглашения, хотя Минск неоднократно призывал к этому ЕС.

«ЕС рассматривает Приоритеты партнерства как очень простой шаг, который могут сделать стороны. И если не удается договориться даже по этому минимуму, то как можно начинать более серьезные переговоры?» — поясняет Егоров.

Если бы удалось убедить ЕС начать переговоры по базовому соглашению, то это стало бы большим успехом белорусской дипломатии, подчеркнул Казакевич.

«Но, опять же, в новых переговорах все упрется в позицию Литвы, без достижения компромисса обойти эту проблему не получается, — сказал он. — Конечно, белорусские власти, дипломаты пытались придумать различные схемы, как это обойти, но пока ничего не получилось».

То, что Литва занимает не совсем конструктивную позицию, признается очень многими в ЕС, по этому поводу ведутся консультации с Вильнюсом. Но «пока не удается придумать какой-то формат, который позволял бы двигаться вперед», подчеркнул собеседник БелаПАН.

 

Заинтересовать Европу в себе

При этом Казакевич отмечает, что потенциал отношений Беларуси и ЕС далеко не исчерпан.

«Беларусь до сих пор остается очень слабо интегрированной во многие европейские проекты, даже в гуманитарные, образовательные, научные, — сказал он. — Тут потенциал для взаимоотношений очень большой, даже если мы не будем брать во внимание какие-то серьезные политические изменения в Беларуси. Очевидно есть еще очень много форматов и механизмов, к которым Беларусь могла бы быть подключена».

Безусловно, у ЕС есть определенные ожидания от белорусских властей в плане проведения демократических изменений в стране.

«Но есть ряд направлений, где прогресс в отношениях возможен и без существенных реформ, — подчеркнул Казакевич. — Однако европейцы не привыкли, что они должны проявлять активность. Обычно активны те страны, которые хотят с ними сотрудничать, поэтому проводят какие-то реформы и показывают, что готовы меняться. А в Беларуси очень долго считалось, что должно быть наоборот — это Запад должен что-то предлагать, и тогда, может быть, Беларусь подумает».

Однако Беларусь находится не в той позиции, чтобы стратегически навязывать свою игру, отметил политолог.

«Могут быть какие-то краткосрочные тактические успехи, но в долгосрочной перспективе для Беларуси сотрудничество с Западом может принести гораздо больше выгод, чем для ЕС. Поэтому Минску надо очень серьезно думать над тем, каким образом заинтересовывать Европу в себе», — сказал Казакевич.

 

Нужна долгосрочная стратегия в отношении ЕС

По словам Егорова, сейчас в белорусско-европейских отношениях сложилась такая ситуация, когда «стороны ожидают друг от друга новых шагов, но никто не готов их сделать первым».

Собеседник БелаПАН полагает, что изменить ситуацию могли бы «какие-то более решительные шаги Беларуси в плане внутренних реформ». Не обязательно это должно быть связано с политическими реформами, но могут быть более серьезные шаги в плане либерализации экономических отношений, расширения спектра кооперации между государством и гражданским обществом.

«Это могло бы быть оценено как какие-то позитивные знаки, и ЕС мог бы вкладываться в эти процессы», — отметил политолог.

При этом он не исключает и того, что отношения могут ухудшиться: «Авторитарные режимы в принципе склонны к тому, чтобы время от времени массово нарушать права человека и ограничивать свободы. От ЕС на это может быть резкая реакция, Беларусь негативно отреагирует в ответ — и это запустит стандартный цикл заморозки отношений, ограничатся контакты и так далее».

Но Беларуси сейчас выгодно и необходимо развивать взаимодействие с ЕС в свете ухудшения отношений с Россией.

«Возможности извлечения экономических выгод из сотрудничества с ЕС — это не решение всех проблем для Беларуси, но значительная помощь в укреплении белорусской независимости и устойчивости экономической системы», — подчеркнул Егоров.

Казакевич также отмечает, что обострение отношений с Россией вынуждает Минск искать поддержку на Западе.

«И в таком раскладе основная проблема в том, что белорусская стратегия во внешней политике, как правило, краткосрочна и нацелена на то, чтобы получить быстрый эффект за год-два. А в отношениях с ЕС все-таки должны быть стратегия и понимание того, что работа над отношениями сейчас — это вклад и инвестиция в будущее, что отдача будет через пять-десять лет», — резюмировал Казакевич.