Зачем белорусы идут на госслужбу и почему с нее уходят

В Беларуси сохраняется проблема слишком быстрой сменяемости кадров.

Белорусских чиновников глава государства тасует, как колоду карт, и нередко публично унижает. Те, кто наверху власти, не знают, где проснутся завтра — то ли в другом городе на новой должности, то ли на нарах. Те, кто внизу, часто работают чуть ли не сутками, а получают немного.

Что их держит на госслужбе и почему многие все же уходят, выясняли эксперты белорусского института реформы и трансформации публичного администрирования BIPART.

 

Люди мечтают об идеальных чиновниках

Одна из задач, которую надо решать для роста эффективности госуправления, это повышение профессионализма госслужбы, отметила эксперт BIPART Наталья Рябова.

В идеальном вариант госслужба должна быть политически нейтральной, ответственной, профессиональной, некоррумпированной, относительно автономной и хорошо структурированной. Важно, чтобы чиновников было ровно столько, сколько нужно стране, а их труд хорошо оплачивался.

В Беларуси госслужба политизирована — всей системой управляет президент и его администрация. Такая ситуация плоха тем, что госслужащий обязан выполнять любые указания от «важного лица», что зачастую вынуждает работать на грани нарушения закона.

«В Беларуси госслужба политизирована, потому что не свободна от влияния основного публичного политика нашей страны. Также в Беларуси почти отсутствует публичная политика, и это парадоксальным образом политизирует госуправление. В некоторых странах для решения этой проблемы используются специальные меры. В Казахстане введена должность старшего госслужащего — человека, которого не увольняют со сменой министра. Нечто подобное есть и в Украине. Такие чиновники отвечают за преемственность в работе ведомства», — сказала Рябова.

Еще одна проблема — в стране нет отдельного органа, который бы занимался исключительно госслужбой. Сейчас, рассказала Наталья Рябова, обсуждается вопрос создания такого органа либо придание указанных функций какой-то уже работающей структуре, например, Администрации президента.

 

Зачем люди идут на госслужбу?

Согласно исследованию «Что мотивирует государственных служащих в Беларуси: не в деньгах счастье», консолидирущим фактором мотивации государственных служащих является эмпатия (сочувствие), а фактором, повышающим их удовлетворенность жизнью, является служение обществу, отметила эксперт:

«Госсектор привлекает людей определенного склада: в случае органов госуправления — более добросовестных, экстравертивных и консервативных, в случае бюджетных учреждений — более доброжелательных. Однако остаются работать в государственном секторе те, кто эмоционально стабилен, то есть устойчив к стрессу и удовлетворен предлагаемой мотивацией».

Люди идут на госслужбу с высоким уровнем желания помочь. Многие исследования показывают, что госсектор привлекает действительно добросовестных людей, сказала Рябова

 

Почему они постоянно меняются

В Беларуси сохраняется проблема слишком быстрой сменяемости кадров. Не каждый обыватель успевает запомнить фамилию главы исполкома или министра до того, как эту должность займет другой. Местная исполнительная власть так вообще похожа на постоянно тасуемую колоду карт.

Это происходит не только из-за особенностей кадровой политики президента, но и потому, что чиновники, особенно среднего и низшего звена, уходят сами.

«Для многих госслужба ранее была привлекательной из-за стабильности, особенно в кризисные времена. Однако современные люди перестали бояться менять работу и уже плохо понимают тех, кто гордится, что 45 лет проработал на одном месте», — сказала эксперт BIPART Инна Ромашевская.

Она отметила, что в текучке кадров есть и положительные стороны. Если человек чувствует, что достиг потолка, лучше, если он будет реализовываться в другой сфере, чем мучиться на госслужбе.

Согласно исследованиям, в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР; в организацию входят 36 наиболее развитых государств; Беларусь не в их числе), госслужащие меняют работу, потому что недовольны не низким уровнем заработной платы, а скорее, ее медленным ростом. На людей со временем давит восприятие в обществе госслужащих как «скучных людей со скучной работой». Наконец, многие отмечают медленный карьерный рост по сравнению с частным сектором. А представители младших поколений хотят лучшего баланса между работой и не-работой, отметила Инна Ромашевская.

 

Чем недовольны белорусские чиновники

Согласно опросу бывших белорусских госслужащих, у них похожая мотивация для того, чтобы работать на госслужбе и чтобы ее оставить.

Большая часть участников проведенного опроса так или иначе говорит о своей мотивации к общественному служению. А причиной задуматься об уходе становится не столько размер зарплаты, сколько ее понижение (даже незначительное), причем без перспектив улучшения. Многие говорят о выросшем объеме работы и увеличившейся ответственности.

Инна Ромашевская также отметила, что респонденты указывают на непрозрачность правил, по которым осуществляется карьерный рост: «Те, у кого он не идет, не понимают, что они делают не так, и как изменить ситуацию».

У белорусских чиновников фактически поголовно ненормированное рабочее время. И это принимается как данность, но только до тех пор, пока за работу не начинают платить меньше или не меняются жизненные приоритеты:

«Наши респонденты принимали переработки как данность, пока зарплата не снизилась. Люди работают-работают, но на каком-то этапе эти ограничения начинают казаться невыносимыми».

Проблемы в коммуникациях с руководством в ходе опроса как отдельная проблема не упоминались, что может быть объяснено в целом заниженными ожиданиями чиновников. Однако некоторые из бывших госслужащих отмечали затруднения с выстраиванием приоритетов, когда поручения одновременно приходят от трех-четырех разных руководителей.

У белорусских госслужащих немного вариантов для профессионального развития. Эти процессы не имеют четкой системы и не учитывают индивидуальные особенности.

Работающие на госслужбе рассказывают, что те, кто находится ближе к руководству, могут воспользоваться различными возникающими возможностями, а те, кто находится от руководства подальше, о возможностях чаще всего даже не знают, и максимум, что им светит — попасть по разнарядке на учебу в Академию управления.

Техническая оснащенность государственных организаций тоже очень различна. Кто-то говорил, что у него было всё, что нужно, любую оргтехнику мог попросить. Но некоторые бывшие чиновники рассказывали, что надо было три дня ждать, пока дойдет очередь к единственному компьютеру, чтобы набрать отчет.

В целом же работа на госслужбе вырабатывает стрессоустойчивость и привычку к рутинной, иногда не всегда понятной по значимости работе, отметил респонденты.

«Любые поручения — осмысленные и нет, ночью и днем — нас не пугают. И после госслужбы не страшно ничего», — такой вывод, дающий главный ответ на вопрос, почему же люди уходят с госслужбы, делали многие.