Кремль навязывает Лукашенко «большую сделку» с двойным дном

Пока же дорожные карты «углубления интеграции» забуксовали на нефти и газе…

По итогам переговоров об углублении интеграции, прошедших 7 декабря в Сочи, главным ньюсмейкером выглядит пока посол Беларуси в России Владимир Семашко. Из его заявлений следует, в частности, что удалось согласовать еще две дорожные карты — по электроэнергетике и сотрудничеству таможенных служб.

Фото pixabay.com

Таким образом, в сухом остатке сочинского саммита негусто. Остаются несогласованными восемь карт из 31. При таких темпах нужны, получается, еще четыре саммита, чтобы утрясти весь пакет.

Отдельный вопрос: а что дадут эти карты Беларуси? Например, что означает унификация в таможенной сфере? Не придется ли Минску втягиваться в ту войну санкций, которую Москва ведет с Западом, Украиной?

Поскольку о содержании карт инфы минимум, то у многих независимых наблюдателей с белорусской стороны крепнет опасение, что наши доблестные переговорщики, пойдя по шерсть, вернутся стрижеными.

 

Москва не торопится сбавлять цены на энергоресурсы

Из других заявлений Семашко выделим то, что касается проблемы компенсации издержек от налогового маневра в российской нефтяной отрасли. «Пока мы не договоримся по унификации налогового законодательства, сложно будет развязать тот вопрос. Поэтому там сроки несколько сдвинуты», — сказал посол в эфире телеканала ОНТ. Если более конкретно, вопрос полной компенсации последствий налогового маневра может быть решен с 1 января 2022 года.

По цене газа в 2020 году «стороны обменялись позициями, во многом они не совпадали». В ближайшие дни тема будет обсуждаться на переговорах с главой «Газпрома» Алексеем Миллером и Минэнерго России, сообщил Семашко.

Таким образом, в газовых делах вновь налицо плохая традиция, когда о контракте на будущий год Минск и Москва договариваются «под елочку».

Правда, Семашко надеется, что уж с 2021 года, после того как будут согласованы и вступят в силу все дорожные карты углубления интеграции, Беларусь станет получать газ по желанным для нее равным ценам.

 

Не факт, что два президента договорятся в Петербурге

Но этот оптимизм посла (как в газовом, так и в других вопросах) пока не подтверждается заявлениями российской стороны. После сочинского облома вообще непонятно, когда удастся согласовать (а тем более запустить) дорожные карты. Замысел подписать пакет документов об углублении интеграции к 8 декабря — 20-летию Союзного государства — уже с треском провалился.

Замечу, что договоренность двух президентов встретиться в Санкт-Петербурге 20 декабря (которая на безрыбье выдается за один из итогов Сочи) по большому счету ни о чем не говорит. Это высосанная из пальца новость. На этот день в российской «северной столице» и так были намечены два неформальных саммита — ЕАЭС и СНГ, о чем объявили еще в октябре. Так что белорусскому президенту в любом случае пришлось бы туда лететь (если, конечно, не надумает бросить вызов, как бывало).

Поэтому, во-первых, предстоящая встреча в Питере — отнюдь не эксклюзивный итог Сочи. Во-вторых, не факт, что на такой большой тусовке Александру Лукашенко и Владимиру Путину вообще удастся толком побеседовать с глазу на глаз.

 

Газ по цене Смоленской области в 2020-м явно не светит

Для Беларуси сейчас важнее всего договориться о более выгодных условиях поставок нефти и газа, отметила в комментарии для Naviny.by белорусский эксперт в энергетических вопросах Татьяна Манёнок.

По ее прогнозу, Россия может пролонгировать на 2020 год нынешнюю цену на газ, то есть 127 долларов за тысячу кубометров (Минск хотел бы получать газ на границе по цене Смоленской области — в районе 70 долларов). Эксперт допускает, что возможна небольшая скидка, если такое указание даст Путин, чтобы обеспечить прогресс на переговорах об углублении интеграции.

Вообще же Минску предстоит как минимум до 2025 года, пока не будут созданы, как планируется, общие рынки энергоресурсов в ЕАЭС, договариваться по ним с Россией в двустороннем формате, пояснила собеседница. При этом, вероятно, придется пересматривать нынешнюю формулу цены на газ для Беларуси, а это процесс небыстрый.

С нефтью еще сложнее, говорит Манёнок. Ведь компенсацию за налоговый маневр в своей нефтянке Россия обуславливает унификацией налогового законодательства двух стран.

«По моим сведениям, наше налоговое ведомство не считало такую унификацию целесообразной», — отмечает эксперт. Теперь белорусской стороне придется заняться скрупулезными расчетами, что она приобретет и что потеряет в этом процессе. Пока же Минск «будет стараться хоть немного сбить цену на нефть», предполагает собеседница.

Что будет с дорожными картами «углубленной интеграции»? Поскольку завершить их согласование к 20-летию Союзного государства не удалось, то теперь сроки подписания пакета для сторон не так уж принципиальны, считает Манёнок.

 

Кремлю важно привязать Беларусь еще сильнее

Ранее белорусские эксперты уже отмечали, что создание единого налогового кодекса — процесс хлопотный и, скорее всего, априори невыгодный для Беларуси. Налоговые системы очень разные, к тому же Москва вряд ли захочет в процессе унификации сильно подстраиваться под белорусские особенности, ломать свою систему.

Но, как видим, без унификации законодательства и политик в целом ряде экономических сфер (для реализации принципа «две страны — один рынок») российская сторона не собирается идти на серьезные уступки Минску. Подтверждается мой прогноз: Москва намерена скупо отламывать по полпряничка сугубо по мере того, как Минск будет поневоле идти все дальше по узкому тоннелю «углубления интеграции».

Причем Кремлю, надо думать, не было бы большого резона так настаивать на этом процессе из филантропических соображений — чтобы Беларусь в итоге заимела внутрироссийские цены на газ и пр. Речь идет о еще более сильной экономической, а в итоге — и политической привязке Беларуси.

Замдиректора Института стран СНГ (Москва) Владимир Жарихин 8 декабря в интервью ТАСС заявил, что на пути дальнейшей интеграции в рамках Союзного государства стоит целый ряд препятствий, обусловленных, в частности, тем, что белорусская сторона не готова делегировать на наднациональный уровень часть полномочий в ответ на экономические преференции.

Многие трудности на нынешней стадии переговоров обусловлены тем, что сближение по политическому треку, предполагающее, в частности, создание общего парламента, не идет намеченными темпами и отстает от экономической повестки, считает Жарихин.

На днях в эфире радиостанции «Эхо Москвы» ее главред Алексей Венедиктов, подчеркивающий свое знание кремлевских тайн, после шуточек по поводу «31 секретного протокола» (имеются в виду дорожные карты) заявил: «И очевидно, хотя про это не говорится, что дальше пойдет политическая интеграция, потому что когда у вас есть единые вот эти штуки [налоговый кодекс и пр.], должны расти единые суды. Единые суды требуют принятия единого законодательства, значит единый парламент. Ну и дальше, дальше, дальше».

 

Минск оказался в патовой ситуации

Таким образом, близкие к российским властям комментаторы открытым текстом проговаривают именно те вещи, которые и вызывают в национально сознательном слое белорусского общества опасения относительно судьбы суверенитета.

Эксперты BEROC (Минск) в свежем обзоре обращают внимание на то, что компенсацию за налоговый маневр Россия увязала с большим кругом чувствительных для Беларуси вопросов, а именно — ценами на газ, доступом к кредитным ресурсам, снятием барьеров для доступа белорусских товаров на российский рынок. Причем «Россия постепенно “повышала ставки”, и к “углубленной интеграции” оказался привязан широкий круг вопросов».

В итоге отказ от «большой сделки» может обернуться системным шоком для национальной экономики. Согласие же на нее «грозит обернуться ограничением/утратой элементов как минимум экономического и институционального суверенитета страны». Беларусь оказалась в патовой ситуации, подчеркивают аналитики BEROC.

В правящей верхушке тоже наверняка осознают угрозы. Там ведь не дураки терять власть над страной. Но поскольку экономика капитально привязана к России и ослабить эту зависимость быстро не получится даже при условии реформ (а тем более если их страшатся как черт ладана), то Минску приходится продолжать вязкий, рискованный торг.

Так что нас ждет драматичный сюжет с вероятными эмоциональными всплесками в духе «на хрена нужен кому такой союз?» В ожидании новых серий можно было бы запасаться попкорном, если бы речь не шла о судьбе Беларуси.