Лукашенко будет спасать Путина из лап «антибелорусского» окружения?

Послезавтра в Сочи продолжится тяжелый торг, но системного ответа на вызов «углубленной интеграции» у белорусского руководства нет…

Оказывается, на Владимира Путина жесточайше давит «антибелорусское» окружение. Такую версию причин, почему идут терки между союзниками, изложил сегодня Александр Лукашенко. Белорусский президент также эмоционально заявил: он «не пацан», чтобы сдавать независимость. Вопрос, однако, в том, найдется ли у Беларуси ресурс, чтобы устоять.

Фото пресс-службы президента Беларуси

«О какой можно говорить дальнейшей интеграции, если мы сегодня не имеем договора о поставках природного газа?» — запальчиво бросил Лукашенко, выступая 5 декабря в столичном Дворце Независимости перед парламентариями шестого и седьмого созывов.

Тем не менее, президент допускает, что 7 декабря на встрече в Сочи он и Путин примут некое решение об «углублении интеграции».

 

И у российского коллеги плохие бояре?

Белорусский руководитель любит разыгрывать спектакль про хорошего царя и плохих бояр. Роль последних он обычно отводит собственным подчиненным. Сейчас же решил распространить схему и на людей из ближнего круга российского коллеги: «И сегодня на президента Путина давление жесточайшее. И притом уже из близкого окружения — антибелорусское».

Вот как! Выходит, что переговоры об углублении интеграции Минск вынужден вести не с братьями, а фактически с враждебными силами? Тогда, может быть, не так уж далеки от истины белорусские оппозиционеры, которые опасаются, что Москва готова скушать нашу независимость?

Как раз сегодня российский премьер Дмитрий Медведев, говоря об отношениях с Беларусью, философски заметил, что «любая интеграция — это уменьшение суверенитета». Мол, и Россия в ЕАЭС отдала часть своих полномочий на наднациональный уровень, однако «не нужно бояться этого, нужно принять мужественные решения».

Да уж, сравнил. Конечно, большущей России чего бояться — ее в любых интеграционных форматах никто не поглотит. Чего не скажешь о Беларуси, если она еще теснее сблизится со страной, экономика которой в 29 раз крупнее. Параллели Медведева с Евросоюзом не катят: там много стран, а не две столь разнокалиберные, как в Союзном государстве, и к тому же в Европе нет доминирующего центра с имперскими традициями, мощной великодержавной ментальностью.

 

Цель Москвы — заякорить Беларусь

Напомню, что именно премьер России год назад предложил Минску пойти на продвинутый вариант интеграции (пресса назвала ту речь «ультиматумом Медведева»). После этого отношения между союзниками в очередной раз стало лихорадить. Но смешно думать, что «ультиматум» был предъявлен без согласования с Путиным. Или что того целый год вводят в заблуждение по белорусской тематике.

Какие-то влияния из окружения на позицию российского президента могут быть, но «не до такой степени, чтобы манипулировать — принципиальные решения принимает он», заявил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

Действительно, Путин, построивший жесткий персоналистский режим, подобный белорусскому, мало похож на безвольную марионетку или слабого правителя, на которого в принципе можно нажимать.

Таким образом, гораздо более вероятно, что системное давление на Минск в русле «углубления интеграции» — это продуманная стратегия, одобренная на самом высоком уровне. Причем не ради того, чтобы решить для нынешнего хозяина Кремля проблему-2024.

Цель более масштабная и долгоиграющая — намертво заякорить Беларусь, чтобы она оставалась российским стратегическим плацдармом и после Лукашенко с Путиным. А красно-зеленый флаг и прочие декорации якобы суверенитета «младшему брату» можно оставить.

Почему белорусский руководитель оправдывает сейчас российского коллегу и вешает вину на его окружение? Во-первых, видимо, чтобы хоть как-то объяснить, почему Москва так демонстративно динамит Минск по важным для него экономическим вопросам. Во-вторых — чтобы создать более благоприятный фон для грядущих трудных переговоров в Сочи.

Но наивно думать, что вот послезавтра Лукашенко объяснит Путину, как того охмуряет вредное окружение, — и российский друг, прозрев, отчихвостит приближенных да велит осыпать Беларусь как из рога изобилия. Держите карман шире.

 

Дело не только в грязной нефти

Сетуя на траблы в отношениях с восточной соседкой, белорусский руководитель сегодня пожаловался: «Даже элементарный вопрос до сих пор не решен по грязной нефти... А ведь мы провалили ВВП в основном из-за нефтяных проблем».

Что тут скажешь? Во-первых, плохо, что ВВП по-прежнему так зависит от нефти, а значит — от милости России. Во-вторых, как отмечают экономисты, рост ВВП у нас замедляется по системным причинам. Потенциал восстановительного роста после кризиса 2015–2016 годов исчерпан, а дальше вопрос упирается в структурные преобразования, реформу устаревшей экономической модели.

На нынешний год власти планировали рост ВВП на 4%, а по факту будет около 1,5%, отметил в комментарии для Naviny.by экономист Центра экономических исследований BEROC Дмитрий Крук. По его прикидкам, без инцидента с грязной нефтью было бы 2,1%, в самом оптимистичном случае 2,5%, то есть прогноз все равно бы не выполнили.

Ключевая проблема для белорусской экономики в том, что «ослабевает потенциал роста», подчеркивает собеседник. По его словам, «конкурентоспособность производителей у нас слабенькая», причем рост производительности труда в основном «сковывает госсектор, который во многих случаях еще от модернизации не может оправиться». Имеются в виду неуклюжие попытки модернизировать целые отрасли административным путем.

 

Снова формулы в духе съездов КПСС

Но о другом пути, то есть экономических реформах, Лукашенко сегодня внятно не сказал. По его словам, среднесрочное экономическое развитие страны будет базироваться на четырех опорах: создание наилучших условий для привлечения инвестиций, повышение производительности труда за счет стимулирования деловой активности, расширение внешней торговли через освоение новых экспортных рынков, кардинальное изменение ситуации в демографии.

Однако формулировки похожи на заклинания в духе решений съездов КПСС. Вопрос, за счет чего этих прекрасных целей добиться, остается висеть в воздухе. Если деловая активность, например, будет и впредь стимулироваться кнутом, «жесточайшим спросом», угрозой надеть на нерадивых наручники, то далеко мы не уедем.

О стимулировании деловой активности, отметил Крук, белорусское руководство твердит как минимум с 2015 года, и за это время действительно снижены административные барьеры для развития частного сектора. Но таких шагов очевидно недостаточно, потому что по-прежнему «куча ресурсов сконцентрирована, заморожена в неэффективном госсекторе», который власти не хотят уменьшать и трансформировать, подчеркнул экономист BEROC.

 

Госсектор тормозит экономику и привязывает нас к России

Добавлю, что прожорливый, привыкший к дешевым ресурсам госсектор особенно сильно завязан на Россию. Лукашенко признался, общаясь сегодня с парламентариями, что сейчас Беларусь не строила бы нефтеперерабатывающие заводы и БелАЗ, поскольку своей нефти добываем мало и таких большегрузных автомобилей почти не используем.

Действительно, это наследие той эпохи, когда Беларусь была сборочным цехом Советского Союза. Но после его распада было достаточно времени, чтобы перестроить экономику. Однако белорусское руководство предпочло ремейк брежневского застоя. До поры до времени кайфовало в нирване нефтяного офшора.

Еще печальнее то, что и теперь, когда жареный петух клюнул, Лукашенко не решается на комплексную экономическую трансформацию. Он и сегодня твердил, что важно «сохранить преемственность экономического курса». Да, упомянул о Парке высоких технологий. Но такие островки прогресса, сколько льгот им ни давай, не вытянут всю экономику, если в ней не будет системных преобразований.

Без них также не ослабишь зависимость от России. Однако пока системного ответа на вызов «углубленной интеграции» — иначе говоря, на сокращение российской подпитки — у белорусского руководства очевидно нет.

 

Слышим патетику, но не видим воли к реформам

Впрочем, сию минуту не до стратегий: Минску надо хоть как-то утрясти с Москвой больные, не терпящие отлагательства экономические вопросы.

По прогнозу Карбалевича, 7 декабря президенты могут утвердить те дорожные карты, которые успеют согласовать премьеры. Вероятен некий компромисс по газу — например, его цена на будущий год останется той же: 127 долларов за тысячу кубов. У России до сих пор нет газового контракта с Украиной, и для Кремля «одновременно быть в конфликте с двумя транзитными государствами перед новым годом нехорошо», пояснил собеседник Naviny.by.

Вместе с тем, стороны вряд ли договорятся в субботу о компенсации за налоговый маневр в российской нефтянке, едином налоговом кодексе, считает аналитик. «Думаю, по самым главным вопросам торг перенесут на следующий год», — предположил Карбалевич.

Если цель Кремля — заякорить Беларусь, то особой щедрости от него ожидать не приходится. Напротив, логично держать «младшего брата» на голодном пайке, чтобы был сговорчивее. Так что и впредь переговоры будут идти со скрипом, между Минском и Москвой будет искрить.

То, что нынешний официальный лидер не хочет отдавать страну Кремлю, вполне понятно. Но за независимость нужно платить. И вопрос в том, хватит ли у Беларуси ресурса, чтобы выстоять. Мы слышим патетику, но не видим воли к реформам, которые могли бы ослабить зависимость от России и приблизить Беларусь к Европе.