Сказки Венского леса. Лукашенко в Австрии только приоткрыл форточку в Европу

Визит в Вену не выглядит «прорубанием окна», как это анонсировал сам белорусский руководитель…

Никаких прорывов на переговорах в Вене не произошло. 12 ноября президенты Беларуси и Австрии, по сути, обменялись набором банальностей на тему развития отношений. Складывается впечатление, что в эту поездку Александр Лукашенко выбрался прежде всего потому, что уже достали разговоры, как он оглядывается на Кремль.

Александр Лукашенко на встрече с Александром Ван дер Белленом. Фото bundespraesident.at

За последние годы, после того как были сняты санкции ЕС, белорусский президент дважды не полетел на саммиты «Восточного партнерства», проигнорировал приглашения на мероприятия в Париже, Варшаве. Явно затянулась пауза с визитом в Латвию, куда пригласили еще в феврале 2018-го. Злые языки твердили: ага, все понятно, боится разозлить Владимира Путина, который с Западом на ножах.

Ну так вот смотрите: независимый и гордый белорусский лидер летит в Вену, ни на какие кремли не оглядываясь!

 

Песков вынужден объяснять, что Беларусь — не Россия

Московский «Коммерсантъ» по этому поводу потроллил заголовком: «Александр Лукашенко вспомнил дорогу в Евросоюз». Накануне же пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, отвечая на журналистский вопрос, понимает ли Кремль, по какому поводу, о чем будут идти переговоры Лукашенко в Австрии и Латвии, и следят ли за этими переговорами, заявил (цитата по РИА Новости): «Это же суверенное государство, и совершенно нормально, что оно осуществляет контакты с другими странами».

Песков добавил, что после таких переговоров Москва и Минск информируют друг друга о каких-то важных элементах.

Вроде все культурно сформулировано, однако показательно само напоминание, что Беларусь — суверенное (читай: отдельное) государство. Это косвенный признак того, что ее независимость многие в России де-факто не воспринимают всерьез: да бросьте, один народ, младшие братья и все такое.

Отсюда и выросли в свое время ноги у Москва резко вспомнила о союзном договоре 1999 года (ого, сколько пунктов не выполнено!) и стала усиленно принуждать к «углублению интеграции». Что вовсе не приводит в восторг белорусского президента, который не хочет поступаться ни граном единоличной власти над страной.

В марте Лукашенко в минуту откровенности признался, что сотрудничество Беларуси с Западом «сегодня вызывает некую аллергию и порой истерику у нашего главного партнера — Российской Федерации (у отдельных политиков)».

«Спрашивается, чего вы истерите? Нашу продукцию на рынок не пускают, нахлебниками обзывают, выталкивают, давят, где только можно. Нам что, спрятаться под плинтус и там сидеть?!» — бросил тогда в сердцах белорусский руководитель.

 

Заявления в духе «мир, дружба, жвачка»

Сотрудничество же с Австрией выглядит вполне неплохо, даже в чем-то по-бюргерски идиллично (вот вам и проклятые буржуины: с ними, оказывается, легче кашу сварить).

Сегодня в Вене Лукашенко козырнул тем, что Австрия участвовала в создании Белорусского металлургического завода в Жлобине, австрийские инвестиции в Беларусь за прошлый год составили около 300 млн долларов, а сейчас с участием австрийских компаний прорабатываются новые проекты на общую сумму свыше миллиарда долларов.

В плане политическом официальная Вена тоже никогда не точила зубы на белорусский режим — напротив, ходатайствовала об отмене санкций ЕС. Сегодня на переговорах австрийская сторона планировала, правда, затронуть и тематику прав человека, но об этом белорусские госСМИ вряд ли сообщат. Как и о том, что президент Александер Ван дер Беллен, с которым встретился Лукашенко, — фигура чисто представительская, поскольку Австрия — парламентская республика.

Итоги общения белорусский лидер резюмировал для прессы в основном округлыми фразами вроде: «Констатируем, что сообща способны внести весомый вклад в восстановление стабильности и укрепление международной безопасности».

Также выяснилось, что два президента обсуждали всякие вопросы типа поддержки кандидатуры Австрии на выборах в состав непостоянных членов Совета безопасности ООН на 2027–2028 годы и выброса парниковых газов.

Хорошо, конечно, что так далеко глядят и глобальным потеплением обеспокоены, но на прорубание окна в Европу вся эта повестка явно не тянет.

 

Выезд в Старый Свет ради галочки?

Поясню для тех, кто не в курсе. 30 октября Лукашенко, проведя параллель между собой и Петром I, заявил: «Австрия, Латвия и другие страны — это окно после всего того забора, который был вокруг нас выстроен. И более того: кое-кто санкции вводил. Поэтому нам приходится не то что заново, а уже на новом уровне, в новые времена прорубать эти окна и выстраивать дороги».

Ранее же министр иностранных дел Владимир Макей, объясняя, почему Лукашенко в мае не полетел на саммит «Восточного партнерства» в Брюссель, подчеркивал: «Пока мы не можем говорить о том, что мы достигли высокого уровня развития наших отношений с Европейским союзом… Визит [президента] должен быть максимально результативным, максимально насыщенным».

Нынешний визит в Австрию белорусские госСМИ всячески стараются подать как исторический. Ну, им не впервой сочинять всякие сказки Венского леса. Если же глянуть без розовых очков, то налицо выезд в Старый Свет ради галочки. Дальше тянуть с ответом на приглашение было бы уже совсем не комильфо. Ну, и следовало как-то пресечь зловредные разговоры, что Батьку-де Путин на Запад не пускает.

 

Вот если бы белорусский президент огорошил сенсацией…

Сенсацией же было бы, скажи вдруг Лукашенко в Вене, что мы хотим вступить… нет, не в Евросоюз, это чистая фантастика, а скажем, в Совет Европы, в котором состоят все страны континента, кроме Беларуси. Тут уж и Россия не зацепится: сама там.

Но по поводу членства в Совете Европы Лукашенко кротко заявил: «...Примете — спасибо, нет — потерпим». Однако вопрос ведь упирается в отмену смертной казни. И даже моратория на нее хватило бы, чтобы Минск вернули в качестве специально приглашенного в Парламентскую ассамблею Совета Европы.

Между тем, говоря в Вене о смертной казни, белорусский президент снова сослался на референдум 1996 года, когда, по официальным данным, более 80% проголосовавших выступило за ее сохранение.

«Ничего с тех пор, как вопрос был решен на референдуме, не изменилось. Стоит ли этот вопрос сегодня выносить на референдум, чтобы получить отрицательный ответ? Думаю, не стоит», — сказал Лукашенко. Правда, добавил, что Минск и Брюссель «выработали некий план, дорожную карту по работе с белорусским обществом. Мы в этом направлении двигаемся. Спешка здесь может только навредить».

Белорусский руководитель попытался урезонить въедливую журналистку и тем, что Австрия поддерживает хорошие отношения с США, Китаем, практикующими смертную казнь: «При встречах с ними вы им задавали аналогичный вопрос? Думаю, нет. Пусть это будет тоже риторическим вопросом».

 

Отмена смертной казни: политической воли не просматривается

Здесь просится несколько ремарок. Во-первых, США и Китай не относятся к Европе, между тем как из всего Старого Света только в Беларуси продолжают расстреливать людей именем государства. Что, естественно, волнует как Брюссель со Страсбургом, так и Вену.

Во-вторых, сейчас, как показывает социология, доля сторонников сохранения смертной казни у нас хоть и велика, но заметно меньше цифры 1996 года.

В-третьих, в упор не видно, чтобы власти рьяно воплощали ту дорожную карту и усиленно агитировали народ за отмену «вышки», как агитируют сейчас за досрочное голосование на парламентских выборах.

Наконец, в-четвертых, опыт отмены смертной казни в других странах показывает, что часто исторический шаг делался усилием политической воли руководства, при том что масса обывателей была настроена консервативно.

Но закавыка в том, что даже в этом вопросе (решение которого явно не пошатнет устои режима) политической воли у белорусского начальства не просматривается. А уж о свободных и прозрачных выборах в Беларуси Европа может и не мечтать: ага, так вам тут и разогнались пилить сук, на котором сидят! И вообще с журналистами в Вене Лукашенко был довольно суров: «Что вам не нравится в Беларуси в плане прав человека?»

Так что никаких прорывов, прорубания окнища в Европу не предвидится. Так, приоткрыли форточку.