Общество вправе поставить вопрос о целесообразности союза с РФ, — Макей

В Беларуси есть законодательные механизмы, позволяющие обществу поставить перед руководством страны вопрос о целесообразности сохранения Союзного государства с Россией. Но ни сдавать, ни продавать суверенитет никто не собирается, заявил министр иностранных дел Владимир Макей 16 октября в интервью БелаПАН, tut.by, nn.by, «Радио Свобода» и «Еврорадио».

На вопрос, не лучше ли отказаться от союза с Россией и договариваться с ней просто как с соседним государством, а также в рамках Евразийского экономического союза, Макей ответил: «Существуют соответствующие международные соглашения, которые мы обязались выполнять, — это нормально».

В то же время, добавил он, «если общество посчитает нецелесообразным существование того или иного соглашения, общество может поднять вопрос и поставить его перед руководством государства».

«Руководство — как нашей Беларуси, так и любого другого государства — учитывает общественное мнение, и соответствующее решение будет принято. Поэтому, если действительно большинство людей посчитает это нецелесообразным, то такой вопрос может быть поднят и поставлен перед руководством страны», — сказал глава МИД.

По словам Макея, есть «законодательные моменты, которые позволяют подготовить соответствующие петиции, обращения, вынести вопрос на референдум и так далее». «Насколько мне известно, сейчас все опросы, которые проводятся даже независимыми источниками, говорят о том, что довольно большое количество граждан высказывается за то, чтобы у нас были тесные отношения с Российской Федерацией. Увеличивается число граждан, которые высказываются за то, чтобы у нас были тесные отношения и с Российской Федерации, и с Европейским союзом. Это нормально», — добавил министр.

Комментируя опасения по поводу того, что подписание программы так называемой углубленной интеграция с Россией чревато для Беларуси потерей суверенитета и независимости, Макей заверил: все делается в соответствии с национальными интересами.

По словам министра, он встречается с людьми и видит, что они не так уж сильно волнуются насчет более глубокой экономической интеграции с Россией. Главное, что их волнует, — «чтобы была работа, хорошая зарплата и так далее». Хотя «определенные круги в Беларуси, конечно, волнует этот вопрос», добавил Макей.

«Четко сказано, что никакой политической составляющей в этой программе (углубленной интеграции. — БелаПАН.) нет, — есть планы заниматься выработкой согласованных, гармонизированных, где-то единых правил в различных сферах экономического развития. Например, согласованная промышленная, аграрная политика, какие-то таможенные правила, обмен информацией по вопросам передвижения товаров по территории наших государств, что очень немаловажно, потому что очень много серого импорта, в том числе с востока, приходит на наш общий рынок», — сказал министр.

«Что самое главное, — добавил он, — всеми вопросами, которые отражены в этой программе, мы занимаемся в рамках Евразийского экономического союза. Почему-то это не вызывает никакой настороженности. Мы там работаем в рамках пяти государств, но, к сожалению, работа там идет ни шатко ни валко по некоторым вопросам. Многое могло бы двигаться намного быстрее. Поэтому то, что сейчас принято решение ускорить эти процессы в рамках «двойки», так это нормальное явление. Мы в любом случае придем к этому в рамках «пятерки». Но если это будет быстрее, если это выгодно для экономики Беларуси, так зачем отказываться от этого?»

Макей посоветовал дождаться запланированной на декабрь встречи президентов Беларуси и России, которая прояснит ситуацию. «Я абсолютно не вижу никаких опасностей для Беларуси. Уже много раз было заявлено насчет того, что не нужно бояться, что кто-то будет сдавать свой суверенитет или продавать его. Я не понимаю, как мог бы первый президент страны, который создал это независимое государство, продать независимость? Это абсолютно невозможно, — подчеркнул он. — Кем бы он тогда вошел в историю? Вы помните выступление президента во время обращения к народу и парламенту Беларуси? Он однозначно сказал, что это невозможно, потому что у нас общество абсолютно другое, чем было 20, 25 или 30 лет назад, когда только свалилась на нас эта независимость».

Министр также отметил, что в стране родилось уже несколько поколений, которые «не видят себя в другом государстве», кроме как «в независимой и суверенной Беларуси».

Макей считает нецелесообразным обнародование документов по углубленной интеграции сейчас. «Сейчас ведется работа над дорожными картами. Надо посмотреть, что в конечном итоге вырисуется к концу ноября этого года, к началу декабря, когда мы будем отмечать 20-летие Союзного государства и когда планируется встреча президентов Беларуси и России. На этой встрече будет обсуждена ситуация, связанная с подготовкой этих дорожных карт. Поэтому сейчас публиковать все эти рабочие документы, я думаю, не стоит. Думаю, на встрече президентов будет принято соответствующее решение, как проинформировать о той работе, которая ведется сейчас, по более глубокой экономической интеграции между Беларусью и Россией в рамках Союзного государства», — сказал министр.

При этом Макей подчеркнул: «Прежде чем говорить о каком-то венце интеграции, о каких-то стратегических целях ближних или среднесрочных, мы должны решить те актуальные вопросы, которые лежат на поверхности. Это цены на нефть, цены на газ, налоговый маневр и проблемы с поставкой нашей промышленной и сельскохозяйственной продукции». «Сейчас наши делегации — обе стороны — активно занимаются в том числе работой над этими вопросами», — добавил он.

На вопрос, что будет делать белорусская сторона, если к декабрю эти проблемы не решатся, Макей ответил: «Не могу сказать. Это же гипотетически — что можно делать, если не решить. Поставлена задача найти развязку этим вопросам».

Министр также отметил, что никаких политических консультаций, которые «имеют отношение к так называемой углубленной интеграции с Россией», не ведется и не планируется вести.

«Идет речь о более углубленной экономической интеграции между нашими государствами в ряде интересных для нас сфер, которые действительно имеют большое значение для экономического развития нашей страны», — подчеркнул Макей.

Он также пояснил свое недавнее заявление о том, что в программу углубленной интеграции предлагалось включить неприемлемые для Беларуси положения. «На начальном этапе, я говорил это в интервью РБК, содержались предложения о создании неких наднациональных структур, что, конечно же, связано с политической составляющей в плане более глубокой интеграции между Беларусью и Россией, — сказал Макей. — Но я упомянул о том, что на встрече президентов Беларуси и России в рамках проведения форума регионов в июле этого года в Санкт-Петербурге были обсуждены предложения обеих сторон. И однозначно была признана президентами нецелесообразность работы над предложениями, которые содержат определенную политическую составляющую. Нет смысла разговаривать сейчас, например, о создании единого центрального банка (что, как не раз говорил наш президент, является венцом экономической интеграции), если мы не достигли нормального уровня экономического сотрудничества на данном этапе».

По словам министра, «есть ряд актуальных проблем, которые надо решать именно сейчас, а не строить сначала крышу, а потом думать, как подвести под эту крышу фундамент». «Надо сначала возвести фундамент, затем стены, а затем уже строить крышу. Вот в чем логика рассуждений белорусской стороны», — сказал Макей.

«Действительно, на первоначальном этапе, я так понимаю, представители среднего звена российских министерств внесли определенные предложения, которые были абсолютно неприемлемы для белорусской стороны, расходились с нашим пониманием более глубокой интеграции между нашими государствами, — отметил глава МИД. — Поэтому мы однозначно заявили, что это для нас неприемлемо. Еще раз повторюсь, на встрече президентов Беларуси и России такая позиция была поддержана, и было принято решение сосредоточиться на вопросах более глубокой экономической интеграции, что, подчеркну еще раз, находится абсолютно в наших интересах».

Проект программы углубленной интеграции и сопутствующие ей дорожные карты, по словам Макея, «базируются только лишь и абсолютно на положениях 20-летней давности».

Говоря о единой конституции, принятие которой прописано в договоре о создании Союзного государства от 1999 года, Макей отметил, что бывший госсекретарь Союзного государства Павел Бородин «разработал проект конституционного акта», но потом стороны договорились, что «нет смысла начинать или продолжать работу над этой идеей, потому что надо сначала обеспечить нормальный уровень экономической интеграции, экономического сотрудничества».

Глава МИД также считает, что в Союзном государстве могут создаваться некие новые органы, но и ныне действующих институциональных механизмов достаточно для нормального взаимодействовия.

«Насколько я помню, на встрече президентов в Санкт-Петербурге (в июле 2019 года — БелаПАН.) договорились о том, что нужно посмотреть, где наши законодательства могли бы быть приближены друг к другу, где могли бы быть выработаны некие общие правила в отношении взаимодействия. Например — в сфере производства, сельского хозяйства. Эти вопросы, как было однозначно подчеркнуто, могут рассматриваться на совместных коллегиях разных министерств, которые сейчас существуют. Возможно, некие новые органы могут создаваться, но сейчас существует довольно много институциональных механизмов, которые позволяют нормально взаимодействовать Беларуси и России», — сказал Макей.

Комментируя резонансную статью российского издания «КоммерсантЪ», где говорилось, в том числе, о планах по созданию единого энергетического регулятора, который будет контролировать рынки нефти и газа, Макей заявил: Беларусь заинтересована в том, чтобы были «близкие или даже одинаковые условия» для белорусских и российских субъектов хозяйствования. «Поэтому мы всегда говорили о едином рынке нефти, газа, электроэнергии, что очень важно для белорусских субъектов хозяйствования. Это позволило бы их продукции конкурировать с российской продукцией», — добавил министр.

На вопрос, будет ли создан такой орган, он ответил, что не может сейчас сказать, содержится ли такое предложение в программе по углубленной интеграции. «Это не в сферах компетенции Министерства иностранных дел», — пояснил Макей.