«Распечатай мне интернет». В Минске обсудят будущее медиа

Заместитель министра информации, журналисты, блогеры и рядовые интернет-пользователи встретятся, чтобы обсудить будущее белорусских новейших медиа. Дискуссия по теме пройдет в рамках национального Форума по управлению интернетом — впервые за всю историю Belarus IGF.

Фото из архива igf.by

Четвертый год подряд Форум проводит технический администратор национальных доменных зон, хостинг-провайдер компания hoster.by.

Медиа сегодня и через десять лет: что мы будем читать и смотреть, кому будем верить и на кого подписываться? Мы встретились с приглашенным на Форум медиаэкспертом Павлюком Быковским и задали ему эти вопросы.

— Новые и новейшие медиа — в чем принципиальная разница?

— Новые медиа (TUT.by, Onliner) существуют как интернет-сайты, в центре которых находятся новости с набором дополнительных сервисов. Проект citydog.by прекрасно зарабатывает сам, они — одни из звезд белорусского рынка, кто научился это делать в своей нише, в том числе с нативной рекламой. The Village Беларусь делают дайджест новостей о Минске, собирая все новости по данной теме.

Новейшие медиа существуют без привязки к сайту: группы и страницы в соцсетях, где пользователи держат руку на пульсе, не выходя из привычной среды. В Беларуси возникли группы и Telegram-каналы, которые стали собирать большую аудиторию и монетизироваться. Хотя популярность Telegram в Беларуси переоценена: пока никто не достиг уровня канала NEXTA, раскрученного на новостях о самоубийстве гаишника и «кровавом» салюте. Забавно и амбициозно: у студенческого Telegram-чата расценки на рекламу могут быть выше, чем, например, у TUT.by.

— Как эти виды медиа уживаются между собой?

— Издатель «Сильные Новости — Гомель сегодня» говорит, что за счет групп в соцсетях они зарабатывают на две-три журналистских ставки. Это реальная возможность редакции существовать, и таких проектов становится все больше.

 Популярные городские форумы наподобие гродненского s13.ru или «Виртуальный Брест» начинают превращаться в аналог редакции. И получается, что есть традиционные редакции, где журналисты реально пашут, собирают новости, общаются с людьми. И есть проекты, которые вырастают из сайтов и блогов — начинаются они с дайджеста, агрегации новостей, затем получают трафик, зарабатывают деньги и тоже делают свои новости.

Как итог — конкуренция между изданиями, у которых есть структура и журналистские правила поведения, и проектами, где люди пишут то, что интересно, а не то, что будет полезно. Они могут делать вещи, которые журналистская этика не допускает. 

— Если говорить о медиапотреблении: мы то, что мы «едим»?

— Каждому виду медиа соответствует своя модель потребления контента аудиторией. И каждая модель влияет на то, как мы воспринимаем мир. Редакции традиционных медиа имеют монополию на мнения — мы получает только то, что они транслируют. Некоторые люди остаются лояльными к радио и телевидению, кому-то удобнее читать на бумаге. Знаю фразу одного бывшего главного редактора: «Распечатай мне интернет».

В интернет-медиа хорошо работает обратная связь, здесь каждый блогер может стать редакцией. В соцсетях я вижу то, что хочу видеть: умная лента мне подсказывает и показывает контент, я вижу ссылки, которые нравятся мне и моим друзьям. Я буду постоянно подтверждать картину мира, которая есть у меня в голове. Получается своеобразный информационный пузырь.

Для любого человека, который хотел бы принимать осознанные решения, эта схема не подходит, и тогда мы хотим получать то, что нам недодают.

Ответом такому положению вещей может быть создание сервиса по подготовке для человека картины дня — помощника, который будет отбирать из белого шума то, что важно мне для принятия решений. Не то, что мне нравится, а то, что редакция считает важным, чтобы я увидел.

Например, российское издание The bell отбирает новости, полезные предпринимателю или либерально мыслящему человеку, и дает их проверено, точно, удобно и без воды. Это могут быть работающие нишевые издания о спорте, гламуре и многом другом — читатель сам выбирает, какие разделы он хочет читать.

В Беларуси в экономической сфере есть белорусское бюро «ПРАЙМ-ТАСС», belbusiness.by (officelife.media), где они предоставляют подобного рода услугу, в том числе обзор публикаций в бумажных изданиях.

— С распространением соцсетей пересматриваются редакционные правила. Что писать и не писать на личной странице?

— Позиция разных изданий существенно отличается. Большинство американских СМИ делают официальное заявление о своих политических взглядах накануне выборов. При этом все и так знают, кто за кого. Например, CNN традиционно поддерживает демократов, Fox News — республиканцев и так далее.

В Европе есть левые и правые партийные СМИ, есть те, кто посередине. Так, редакционная политика Би-би-си гласит, что журналисту этой компании ни при каких обстоятельствах нельзя «дружить» с политиком или активистом в Facebook, можно только являться подписчиком. По аккаунтам сотрудника Би-би-си в соцсетях нельзя понять его политические взгляды, за кого он голосовал и прочее. «Если бы вы не стали говорить что-то в эфире, не пишите это и на своей личной странице», — это слова заместителя редактора по социальным сетям Всемирной службы Би-би-си.

У нас все спокойнее. Многие отечественные чиновники имеют аккаунты в соцсетях (в основном Facebook и «ВКонтакте»), в которых они ничего не пишут, выкладывают пару фотографий из отпуска, стараясь не выставляться. Иногда ведут аккаунты под псевдонимом. К ним можно достучаться через личные сообщения — они остаются современными людьми, сохраняя возможность общения через соцсети.

— А что с фейковыми новостями, как с ними бороться?

— После перехода из новых в новейшие медиа массовый пользователь перестал обращать внимание на источник информации. Если мы смотрели телеканал или читали газету, то по одному шрифту узнавали, кто это.

В экосистеме соцсети все примерно одинаковые. Можно сделать фейковый аккаунт, который будет очень похож на настоящий, отличаясь лишь одной буквой. В Беларуси были случаи создания дубликатов аккаунтов. Мистифицировать людей стало легко. Это может делаться сознательно, без нарушения правил журналистской этики. Например, создание кликбейтных заголовков, хотя с ними пытаются бороться и соцсети, и поисковики. Такие заголовки упаковывают одну и ту же новость по-разному, создавая искусственную драматизацию.

В Беларуси есть оппозиционный активист Медведев Дмитрий Анатольевич, и если его задерживают, то можно делать материал о том, что задержали Дмитрия Медведева. С этим любят играться, это не запрещено.

Бывает, неудачная шутка становится фейковой новостью. Однажды такая шутка появилась в колонке мнений на «Радио Свобода». Сергей Дубовец по поводу юбилея одного из белорусских писателей написал о том, что этого писателя ценили такие-то европейские знаменитости. Для него, как для человека, который живет в литературе, было понятно, что никто не может воспринять это всерьез, потому что упомянутый писатель умер до рождения всех этих знаменитостей. Однако шутка «ушла в народ»: на полном серьезе ее сначала озвучили на праздновании юбилея в Литературном музее, а потом вышла статья в «Народной воле» от журналиста, который был на этом праздновании.

Работая в «Белорусском рынке», мы знали, что ни в коем случае не можем шутить по поводу финансовой безопасности нашей страны. Газета — авторитетный источник в этой области, и если газета говорит, что у нас будет дефолт, то он может возникнуть в результате как сбывающийся прогноз.

С помощью специальных программ можно сделать так, что мы сидим с вами на пляже, даже сделать прямую трансляцию в Instagram. Люди просто хайпуют, ведь всем нам стала доступной возможность такой визуальной замены. В итоге возникает вопрос: я размещаю у себя в блоге фотографию настоящую или обработанную?

Совсем недавно журналисты брали информацию из соцсетей, фотографиям и видео доверяли: грубый монтаж был заметен. Сейчас же с помощью технологий можно вложить в уста любого публичного человека любые речи. Такие видео были про Барака Обаму и Дональда Трампа: если не лезть в код и не смотреть, как это сделано, их не отличить от реальных съемок на экране телевизора.

— Ваш медиапрогноз: что будет дальше?

— Об этом пойдет речь на IGF в рамках секции «Интернет как глобальное медиа». Не буду раскрывать карты. Приходите на Форум, слушайте, говорите, дискутируйте — попробуем обрисовать наше медиабудущее вместе.

 

Как проверить фото и видео: лайфхаки от Павла Быковского

  • Посмотрите метаданные снимка. Другими словами, электронный след, где указано время его создания, на каком аппарате он сделан и с какими настройками. 
  • Проверьте сам аккаунт, есть ли у него «френды», сколько их, ведется ли регулярно или нет, не шлет ли с этого аккаунта вирус сообщения вида: «Посмотри это приватное видео с твоим участием».
  • Поищите, где это фото или видео было впервые опубликовано.
  • Побудьте информационным археологом. Если прогнать покадрово снятый в Минске сериал «Каменская», можно заметить существующие уличные вывески, которые забыли заменить. Таким же образом специалисты разбирают важные съемки: растут ли на месте съемки такие деревья, есть ли там такие вывески и т.д.

 

Национальный Форум по управлению интернетом пройдет в Минске 19 ноября. Участие в нем бесплатное для всех желающих по предварительной регистрации.