Подвешенная интеграция. Судьба Беларуси будет поставлена на дорожную карту

Минску удалось затянуть переговоры об «углубленной интеграции», но Москва делает так, чтобы промедление влетало ему в копеечку…

Белорусская сторона политизирует санкции в отношении ее сельхозпродукции, заявил глава Россельхознадзора Сергей Данкверт на телеканале НТВ. И посоветовал больше заниматься наведением порядка.

Да, белорусам наверняка есть над чем работать в плане качества продукции. Но ситуация, когда при политическом обострении между Москвой и Тбилиси Россельхознадзор тут же объявляет грузинское вино плохим, заставляет с иронией относиться к уверениям в беспристрастности этой инстанции. И предполагать, что ее жесткость по отношению к белорусскому молоку, мясу и прочему продовольствию во многом является «воспитательной» мерой.

Москва сейчас жестко работает с Минском по ряду параметров, побуждая к большей сговорчивости в вопросе «углубления интеграции».

 

Торг продолжится, но…

Белорусской стороне в какой-то мере удалось заволынить переговоры по этому дискомфортному для нее вопросу.

Предполагалось, что премьеры Сергей Румас и Дмитрий Медведев расставят точки над і 21 июня в Минске. Но по итогам их переговоров было объявлено, что загадочную дорожную карту (или набор дорожных карт по секторам экономики, как сказал Румас) согласуют только к ноябрю. Причем, как отметил Медведев, самые сложные вопросы интеграционной повестки оставлены президентам.

Александр Лукашенко и Владимир Путин до ноября должны пересечься как минимум пару раз. В частности, российского лидера ждут в Минске на церемонии закрытия ІІ Европейских  игр 30 июня. Но, судя по реплике белорусского президента мы встретимся и поговорим на эту тему и разные другие»), пока предполагаются промежуточные, а не финальные переговоры.

Таким образом, Минск, как я и прогнозировал, тянет резину, старается отбиться от неудобных положений, предусмотренных российской версией апгрейда Союзного государства.

Но Кремль тоже не лыком шит. В его руках — нефть, газ, кредиты. Ну, и беспристрастный Россельхознадзор свою ложку дегтя добавит, чтобы белорусскому союзнику жизнь сплошным медом не казалась.
 

Тянуть резину будет себе дороже

Минск может волынить до посинения, но Москва делает так, чтобы это влетало ему в копеечку. В частности, перенос согласования дорожной карты (или карт) на ноябрь означает, что Минск может не получить до того времени кредитов. Речь идет о межгосударственном кредите в 600 млн долларов и транше в 200 млн долларов кредита Евразийского фонда стабилизации и развития.

Если же и в ноябре не договорятся, то российское кредитование может быть заморожено и впредь.

Между тем Беларуси нужно рассчитываться с внешними долгами и при этом по возможности не тратить золотовалютные резервы (а по уму их бы еще и нарастить хотя бы раза в два).

Также, судя по высказываниям важных московских чиновников, не будет пока рассматриваться вопрос компенсации последствий российского налогового маневра. Между тем, по данным «Белнефтехима», за пять месяцев белорусская экономика потеряла от налогового маневра около 130 млн долларов. Такими темпами за год набежит более 300 млн.

Да, бюджет нынешнего года сверстан без расчета на компенсацию этих потерь. То есть финансы не треснут. Но белорусов родные власти подожмут по многим статьям.

Ну, и топливо на внутреннем рынке однозначно будет дорожать. Без этого НПЗ не сведут концы с концами. Ведь они перерабатывают все более дорогую нефть и вдобавок пустили уйму денег на модернизацию.
 

За грязную нефть заплатят не скоро. И, возможно, мало

Выяснилось, что и компенсации за грязную нефть белорусы в нынешнем году не получат. «…Фактическая сумма компенсации будет определена по итогам 2019 года — с учетом реальных объемов поставок нефти в Беларуси и ее транзита через белорусскую территорию», — сообщил на прошлой неделе первый замглавы аппарата правительства России Сергей Приходько.

В мае министр энергетики РФ Александр Новак говорил, что общая оценка ущерба займет около месяца. Теперь, как видим, сроки резко удлиняются. Российской стороне ни к чему торопиться, ей выгодно потянуть время и сбить цену вопроса.

И не факт, что в итоге российские подсчеты совпадут с белорусскими. Тот же Новак предположил, что общая (то есть не только Беларуси, а всем пострадавшим) сумма компенсации ущерба от загрязнения нефти в «Дружбе» будет меньше 100 млн долларов.

Лукашенко же ранее оценил ущерб одной лишь Беларуси в сотни миллионов долларов. Он был оптимистичен: «Думаю, россияне не должны это оспаривать. Что, мы с россиянами пойдем судиться по этому вопросу? Думаю, мы разберемся, кто кому что должен».

Но уже налицо ножницы оценок. И у России больше шансов настоять на своей цифре.

Далее, пока подвешен вопрос «углубленной интеграции», Минску трудно будет договариваться и о приемлемой цене газа с 2020 года. Ведь для Москвы это тоже рычаг давления. Хотите газ подешевле — не увиливайте от наших предложений по апгрейду союзного договора.

 

За морковкой по узкому коридору

Лукашенко крайне невыгодно, что весь этот удушающий сюжет закручивается перед выборами. Чтобы президентская кампания в будущем году прошла более-менее комфортно, по идее, следовало бы до конца нынешнего года подписать с Москвой эту чертову дорожную карту или как там будет называться итоговый документ.

И вероятно, что в каком-то слегка редуцированном усилиями Минска виде документ будет подписан. При этом белорусское руководство будет мыслить в духе легендарного Ходжи Насреддина, который за большие деньги пообещал падишаху научить своего ишака говорить. Правда, там был срок 20 лет («или ишак умрет, или падишах»), а тут будет года три-четыре.

И Москва, скорее всего, жестко свяжет подпитку белорусской экономики с выполнением дорожной карты.

На днях белорусский посол Владимир Семашко говорил о двух возможных механизмах компенсации за налоговый маневр — «как в виде межбюджетных трансферов, так и в виде изменения формулы цены нефти, внесения в нее специальной скидки».

Минску был бы удобнее второй вариант, но Москва, если дойдет до дела, будет настаивать на первом. Потому что трансферты — более прозрачная схема. И потом, деньги проще придержать, если союзник поведет себя нехорошо с точки зрения Москвы.

В принципе, это ее новая стратегия: от всяких льгот, преференций и скидок переходить к прямой межбюджетной поддержке, поскольку она позволяет надежнее держать союзника на крючке. Давать транш только за хорошее поведение. А иначе — ходите голодные.

Таким образом, белорусское руководство будет вынуждено все время бежать за очередной морковкой по узкому коридору, определенному дорожной картой «углубленной интеграции».