Лукашенко ездит на саммиты ШОС рекламировать белорусские проекты

О Шанхайской организации сотрудничества в Минске публично вспоминают раз в год — когда приходит время очередного саммита.

На саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Бишкеке Александр Лукашенко усиленно рекламировал инициативу официального Минска о перезапуске Хельсинского процесса.

Фото president.kg

«Сегодня, к сожалению, очевидно, что функционировавшая более-менее эффективно после Второй мировой войны международная система трещит по швам. В военной сфере идет демонтаж сдерживающих стратегических договоренностей и скатывание к гонке вооружений. На наших глазах исчезают гарантии недопущения масштабного вооруженного конфликта. <…> На смену понятным для всех правилам игры приходит анархия», — заявил Александр Лукашенко, выступая 14 июня на заседании Совета глав государств ШОС.

Президент Беларуси высказал мнение, что «Шанхайская организация сотрудничества в силу своего политического влияния и экономического потенциала вполне созрела для того, чтобы более активно и настойчиво способствовать выстраиванию международной политики на принципах мира, взаимного уважения и равноправия».

А в прошлом году на саммите в Циндао Лукашенко предлагал использовать возможности Беларуси — страны «с традиционно сильным и эффективным аграрным сектором, высокотехнологичными производством и сельскохозяйственным машиностроением» — для укрепления продовольственной безопасности ШОС.

Стремление официального Минска использовать эту организацию для достижения своих целей совершенно очевидно. Однако эффект все равно фактически сводится к двустороннему сотрудничеству.

 

Беларусь держит в голове перспективу членства

Беларусь начала сближение с ШОС в 2005 году, подав соответствующую заявку. Процесс шел медленно: «партнером по диалогу» нашу страну сделали только в 2010-м, и лишь еще через пять лет ее наделили статусом наблюдателя.

Тогда глава белорусского внешнеполитического ведомства Владимир Макей заявил, что в будущем может быть рассмотрена возможность полноправного членства, хотя «пока в прямой плоскости этот вопрос не ставится».

Таким образом, белорусские власти по-прежнему держат в голове перспективу членства в ШОС. Однако вновь возникает вопрос, какие блага ожидают нас в случае реализации этих намерений, поскольку пока достижений что-то не видно.

Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что о ШОС в Минске публично вспоминают раз в год — когда приходит время очередного саммита.

 

Трений внутри организации более чем достаточно

Как ранее утверждал председатель верхней палаты белорусского парламента Михаил Мясникович, ШОС «стремительно превращается в одну из самых влиятельных международных структур… Это очень важная организация, сегодня объединяет более половины населения планеты».

Аргумент, скажем прямо, не слишком убедительный, по такому критерию самой мощной в мире была бы ФИФА, которая объединяет больше стран, чем даже ООН…

Главные действующие лица ШОС старательно демонстрируют ее единство, особенно на фоне обозначившихся разногласий в «большой семерке». Однако на деле положение далеко не столь благополучно.

Так, Пекин пока не сумел заручиться поддержкой Дели в реализации своего масштабного инфраструктурного плана «Один пояс — один путь». Индия считает, что основой этого плана является китайско-пакистанский экономический коридор, который проходит через спорный Кашмир, и видит в этом нарушение своего территориального суверенитета.

Китайская кампания против терроризма и исламского экстремизма вызывает определенное недовольство в ряде стран Центральной Азии, граничащих с Синьцзяном, где задерживают мусульман из Казахстана и Кыргызстана.

Известно, что некоторые члены ШОС имеют друг с другом натянутые отношения. Индия и Пакистан с 1947 года, конфликтуя из-за Кашмира, успели провести три полномасштабные войны.

Китай требует признать своим регион Южный Тибет, на территории которого располагается индийский штат Аруначал-Прадеш; Казахстан, Россия, Иран, Азербайджан и Туркменистан спорят из-за разграничения Каспийского моря…

Наконец, Россия борется со стремлением Китая доминировать в континентальной части Евразии, причем, судя по всему, без особого успеха. Похоже, даже официальный Минск признал главенство Пекина. Как заявил белорусский лидер в прошлом году на встрече с председателем КНР Си Цзиньпином на полях саммита в Циндао, «ШОС — это детище Китая».

Кроме того, при дальнейшем расширении ШОС грозит потеря управляемости, поскольку все вопросы в организации решаются консенсусом.

Эксперты уже давно высказывают мнение, что ей придется либо вводить разные категории полноправного членства, либо прибегнуть к «разноскоростной интеграции». Что не вполне соответствует постоянно декларируемому «шанхайскому духу» равенства и взаимоуважения.

 

Много ли пользы от ШОС?

В таких условиях трудно ожидать, что подключение Беларуси к этой площадке поможет интенсификации отношений с государствами региона, укрепит торгово-экономические связи и региональную безопасность.

Безопасность, как видим, подрывается серьезными трениями между самими членами ШОС. Серьезных признаков того, что растет экономическая эффективность сотрудничества, тоже нет. Да, в последнее время наблюдается рост товарооборота Беларуси с большинством стран — участниц ШОС. Но это связано с улучшением экономической ситуации в нашей стране, подобный рост происходит в отношениях почти со всеми внешнеэкономическими партнерами.

То есть, судя по всему, гораздо более важную роль играют какие-то иные обстоятельства, а не взаимодействие под эгидой ШОС.