Как MOST соединяет профессионалов. Опыт акушерства Голландии для Беларуси

Врач-гинеколог из Минска Екатерина Шилкина испытала реальное погружение в практику акушерства Нидерландов — она ездила туда на стажировку по программе MOST, которая финансируется ЕС. Несколько дней провела в больнице Университета Амстердама, а большая часть стажировки проходила в Центральной районной больнице города Дирксланд на юге Нидерландов в составе акушерской службы Cura Vita.

 

Язык до Нидерландов доведет

О проекте MOST Екатерина Шилкина узнала на сайте института Гёте, когда интересовалась курсами по изучению немецкого языка. Английский язык врач уже знает. Считает, что незнание английского автоматически закрывает профессионалам все двери, поэтому для себя их открыла:

«Что касается медицины, то результаты самых сильных рандомизированных, мультицентровых исследований представляются как раз на английском. Если в средневековье вторым языком врача была латынь, то сейчас, несомненно, английский. Мой опыт показывает, что английский язык не сложный, для использования в работе ему достаточно посвятить один год».

Выбирала страну для поездки Екатерина долго, в том числе советовалась с координаторами проекта:

«Очень хотелось выбрать интересную современную стажировку. А по данным Euro Health Consumer Index, нидерландская система здравоохранения уже несколько лет подряд считается лучшей в Европе. Качеством медицинского обслуживания довольны 91% населения страны. На здравоохранение выделяется 10,7% от ВВП (для сравнения, в Беларуси не более 7%, а ВВП меньше в 16 раз). При этом основной успех голландцев не в финансировании, ведь есть страны с еще большим финансированием, но здравоохранение там функционирует по-другому и не настолько эффективно».

Когда Екатерина Шилкина определилась с выбором, заполнение документов на двухнедельную стажировку заняло максимум полтора часа, а ожидала ответа она около пяти месяцев — документы проходили через рассмотрение нескольких специалистов.

«Стажировка проходила на английском, его я знаю хорошо, — говорит Екатерина. — Изучала английский язык в школе и на специализированных курсах. В Нидерландах же его начинают изучать с детского сада, поэтому каждый голландец владеет на достойном уровне английским языком. Поскольку голландский язык похож на немецкий, который я немного знаю, частично понимала и разговоры врачей и акушерок с пациентками».

 

Иные роды

Екатерина рассказывает, что Голландия в чем-то показалась ей похожей на Беларусь:

«Когда выезжала на патронажные визиты с акушерками и проезжала по окрестностям Дирксланда, у меня складывалось некое дежавю — природа похожа на нашу, дороги также напоминают наши. Даже, как и у нас, есть районные больницы. Однажды меня пригласила на ужин прекрасная голландская семья, и мы общались на разные темы и рассматривали карту Европы. Голландцы удивились, какая Беларусь большая страна. Я, если честно, никогда об этом не задумывалась. Беларусь больше Голландии в пять раз, при том, что население у них 17 млн, а у нас — 10. Они интересовались Беларусью, я им показывала фотографии, рассказывала про тяжелую историю, про расцвет ВКЛ, про жизнь в составе Речи Посполитой, а затем в составе России и СССР. И к нам пригласила, и про замечательный безвизовый режим рассказала».

Но и отличия колоссальные. Например, в Нидерландах акушерская, а не врачебная модель помощи женщинам, рассказывает Екатерина:

«Нидерланды гордятся своей системой, которая экономически очень выгодна и эффективна по показателям. И свою исторически сложившуюся акушерскую модель они менять не собираются. От этого и все отличия от нашей системы. Практически вся акушерская работа, за исключением сложных ситуаций, возложена на плечи хорошо подготовленных акушерок».

В Голландии каждый район имеет свою акушерскую команду. На смене всегда есть врач, клиническая акушерка и акушерки, которые осуществляют патронаж по району на своем рабочем автомобиле. Каждая роженица знает членов команды, и в момент родов для нее нет стресса встречи с незнакомыми людьми.

Есть районы, где работают независимые акушерки. Они наблюдают беременность, принимают роды у женщины и ведут послеродовой период.

Это модель так называемой непрерывной акушерской помощи, когда один и тот же специалист (или команда специалистов) работает с женщиной фактически от момента зачатия до окончания послеродового периода.

Непрерывная модель акушерской помощи активно поддерживается ВОЗ, считается, что при такой форме взаимодействия женщины с медицинской системой можно с минимальными затратами получить отличные результаты.

«Беременность и роды априори не рассматриваются как патология. В беременность до 12 недель вообще не вмешиваются. Акушерки проводят много бесед, дают советы о том, как вести себя во время беременности, подсчитывают сроки, делают УЗИ. Лечения во время беременности практически никогда не проводится, только рекомендации по здоровому образу жизни, питанию. Обследований мало — только самые важные, экономически обоснованные», — рассказала Екатерина Шилкина.

Также каждая голландка, если нет противопоказаний, имеет право и возможность рожать в домашних условиях. Однако, отметила врач, количество таких родов сокращается — сейчас дома рожает около 12% голландских женщин.

«В случаях, если акушерка выявляет не норму, она тут же по телефону связывается с врачом и решает, что делать с такой женщиной. Иногда направляют в крупную клинику для консультации, а в особых случаях — в палату интенсивной терапии (intensive care) в крупную клинику (в нашем случае была Роттердамская клиника). Кстати, поразило меня количество таких палат — к примеру, на всю амстердамскую клинику их шесть».

 

Передовой опыт

Совсем недавно голландцы решили представлять свою систему родовспоможения коллегам со всего мира, приглашая к себе специалистов из разных стран. Екатерине кажется, что эту идею им подбросили специалисты по брендингу, которым в Голландии усиленно занимаются, чтобы оставаться узнаваемой, но в то же время уникальной страной.

Екатерина Шилкина говорит, что если бы не была врачом и оценивала акушерскую помощь по внешним атрибутам, сказала бы, что в Нидерландах в глаза бросается доступность, открытость, по возможности минимальное вмешательство в процесс родов.

Она также отметила наличие хорошего и качественного ухода за женщиной как до, так и после родов, индивидуальный подход, раннюю выписку из роддома, хорошо развитую патронажную службу, низкий процент кесаревых сечений (около 16%).

Белорусского врача удивил минимализм обследований:

«На вопрос, почему не назначают простой и дешевый анализ мочи, мне отвечали, что не показано. И говорили, что невыгодность его назначения на каждом приеме доказана. Пациенты это понимают и приветствуют. А я сразу представила нашу простую женщину, которая сказала бы в таком случае, что ее не обследуют, не лечат и вообще ею не занимаются.

Почему же они не боятся это делать, а мы никогда не отправим женщину из кабинета, не посмотрев ее базовые параметры? Я нашла ответ в более тесном взаимодействии акушерок и женщин, которые часто им звонят, задают много вопросов по своему самочувствию. Акушерки крайне доброжелательно отвечают на все, даже самые оригинальные вопросы. Они реально очень просты в общении и всегда с хорошим настроением.

Еще один важный момент, который я для себя отметила, — голландки кажутся более здоровыми, чем наши женщины, ведут более активный образ жизни, ездят на велосипедах даже во время беременности, очень интересуются вопросами правильного питания».

 

Что можно использовать у нас?

Практически всё, что используется в акушерстве Голландии, может применяться и в Беларуси, считает Екатерина Шилкина. Ведь мы тоже хотим, чтобы у нас была создана комфортная система для пациентов и врачей, ставящая в вершину угла уважение достоинства и тех, и других.

«Можно помимо основной модели внедрять новую, если в этом есть потребность у женщин и руководства клиник. Самое важное — кадры, ведь отработать правильную модель очень сложно. И с непонимающими людьми можно вернуться к тому, с чего все начинали. Можно создавать разные пилотные проекты, а потом оценивать их эффективность с учетом специфики нашей популяции. Все-таки женщины у нас менее здоровые.

Например, в Голландии ожирением страдает каждая пятая, а у нас — каждая четвертая. Однако с ростом экономического благополучия ситуация по здоровью женщин в Беларуси будет меняться в лучшую сторону. Поэтому бояться не стоит, ведь наши соседи (Россия, Украина, Прибалтика) уже более 20 лет занимаются созданием и внедрением разных вариантов помощи женщинам».

Когда Екатерина вернулась домой, долго не могла привести все увиденное к единому знаменателю:

«Там настолько всё по-другому, и я говорю не о материальном оснащении. Разными путями и стилями Беларусь и Нидерланды идут к высокому уровню показателей работы акушерской службы. При этом в Голландии частота кесарева сечения ниже, а удовлетворенность женщин услугами акушерской службы выше.

Я начала думать, что я могу сделать для наших женщин, ведь многие хотели бы получить такую поддержку во время беременности, как в Нидерландах. И я решила проводить онлайн-консультации, отвечать на вопросы по поводу физиологического протекания беременности, по грудному вскармливанию, по вопросам бесплодия и многому другому. При возникновении медицинских ситуаций сразу же направляю женщину к ее доктору в городе, где она живет, или приглашаю на прием к себе».

На сегодняшний день Шилкина проводит не только консультации, но и вот уже девять лет курсы подготовки к родам и курсы по женскому здоровью:

«Конечно, мое мировоззрение формировалось на протяжение многих лет, я прошла очень много разных обучающих программ и конференций, окончила аспирантуру, за время которой изучила большое количество зарубежной литературы. И мои взгляды и отношение к здоровью женщины нашли свое подтверждение у голландских коллег.

Такая стажировка дала мне уверенность, что я иду в правильном направлении и воспринимаю всё верно. Главная задача моей деятельности — предоставить необходимую для женщин информацию, как остаться здоровой и зачать ребенка. Как во время беременности, родов и кормления грудью не растратить свое здоровье, не сделать ошибок, которые могут повлечь осложнения, в том числе серьезные, влияющие на всю дальнейшую жизнь».

Для дальнейшего развития акушерской помощи, считает Екатерина Шилкина, важно понять, почему наши женщины не всегда довольны опытом беременности и родов, ведь возможности для оказания качественной помощи есть:

«В Беларуси мы можем сделать абсолютно всё, поскольку у нас есть мощнейшая акушерская школа. Как сделать так, чтобы роды большинства (у всех не получится, конечно) женщин проходили максимально приближенно к физиологии? Вот над этой задачей стоит поработать и не только на этапе роддома, когда очень часто уже поздно что-либо изменить. Результаты нашей медицины впечатляют. Их нужно закреплять и качественно улучшать».

 

MOST (Mobility Scheme for Targeted People-to-People-Contacts/ Программа мобильности для целенаправленных межличностных контактов) — проект Европейского союза, направленный на расширение контактов между гражданами Беларуси и ЕС с целью обмена передовым опытом и улучшения взаимопонимания.

Цель программы — помощь в налаживании контактов между гражданами Беларуси и стран Европейского союза.

С 2015 года более трех тысяч человек приняли участие в программе MOST. Объем финансирования программы составил порядка 4 млн евро.

Вы можете стать соискателем, если планируете:

  • приобретать новый опыт и знания;
  • сотрудничать c зарубежными коллегами в разных областях;
  • организовывать совместные проекты с европейскими партнерами;
  • познакомиться с инновациями, продуктами, передовыми технологиями;
  • представить Беларусь, достижения и результаты своей работы в ЕС.

Для совершеннолетних соискателей проекта MOST практически не существует ограничений по возрасту (от 18 лет), образованию и сферам деятельности.

Тематика проекта разнообразна: наука, технологии, бизнес, инновации, IT, культура, здравоохранение, развитие гражданского общества, спорт, туризм, другие области.

MOST покрывает все расходы, связанные с поездкой: транспорт, проживание, питание, виза, взносы за участие в конференциях, ярмарках, выставках, фестивалях и других мероприятиях. Каждый из пунктов оплачивается отдельно.

 

Статья подготовлена в рамках совместного проекта с EU Neighbours East «Свой край: партрэты».

Взгляды, выраженные в тексте, принадлежат исключительно автору статьи.

 

 

Фото и видео Сергея Сацюка