МВД судится за гробовые с семьей Игоря Птичкина

В милиции считают, что 15 тысяч долларов — слишком большая сумма за смерть Игоря Птичкина, который умер на Володарке.

Четвертый год семья Игоря Птичкина добивается справедливости по делу о смерти близкого человека. Сначала отказывали завести уголовное дело, потом заявили, что в изоляторе парня никто не избивал, а сейчас МВД оспаривает сумму компенсации за потерю близкого человека. Говорят, 30 тысяч рублей несоразмерны страданиям матери и сестры погибшего.

мать и сестра погибшего в СИЗО Игоря Птичкина

Жалобу рассматривали 25 мая в Минском городском суде. Представитель ведомства напомнил, что виновным в произошедшем признан бывший фельдшер следственного изолятора Александр Крылов, который осужден на три года лишения свободы за ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 162 УК), что привело к смерти осужденного. 

«Судебная практика показывает, что позиция судов относительно взыскания морального вреда неоднозначная, — заявил представитель МВД. — Однако хочу привести в пример дело о жестоком убийстве в Вилейке, там моральная компенсация была назначена в размере 15 тысяч рублей. По жестокому и циничному убийству в торговом центре «Новая Европа» моральный вред составил 20 тысяч рублей. В нашем случае форма вины по неосторожности, преступление является менее тяжким, а суд постановил взыскать 30 тысяч рублей».

Отметим, что названные представителем МВД цифры по делу о нападении в ТЦ «Новая Европа» не соответствуют действительности. Так, обвиняемый Владислав Казакевич по приговору суда должен заплатить потерпевшим за моральный вред 220 тысяч рублей (это около 110 тысяч долларов). Компенсация мужу погибшей продавщицы Елены Александронец — 45 тысяч рублей, ее дочке — 55 тысяч, матери — 50 тысяч, сестре — 40 тысяч, потерпевшей Оксане Витвер, которая после нападения оказалась в больнице, — 29 тысяч, продавцу ТЦ «Европа» Анне Розентовой, которая успела убежать от нападавшего — 1,4 тысячи.

Мать погибшего Игоря Птичкина и его сестра изначально запрашивали в суде по 100 тысяч рублей каждая. Однако суд значительно уменьшил эту сумму: матери — 20 тысяч, сестре — 10 тысяч.

«Сейчас в СМИ пошла волна, что МВД с особым цинизмом подошло к человеческой беде, но это не так, мы следуем закону, — заявил сотрудник министерства. — Смерть Игоря Птичкина наступила по причине синдрома зависимости, состояния отмены и состояния физического стеснения. Все эти три причины были взаимосвязаны, Крылов имеет отношение только к последней. Поэтому при назначении суммы морального вреда этот факт должен быть учтен».

Также в жалобе министерства отмечено, что потерпевшая сторона не предоставила достаточных аргументов о своих переживаниях и страданиях.

«В МВД считают, что мы недостаточно доказали свои моральные страдания, — заявила Жанна Птичкина, мать погибшего. — Я отправила здорового крепкого, здорового сына, а через четыре дня мне вернули труп. Что я еще должна доказывать? Я даже по телу его не могла узнать, он был весь синий от побоев! Его замучили, а теперь МВД говорит: докажи моральные страдания. Если у нас смерть близкого человека не считается страданием, то я вообще не понимаю, что это за страна».

Также в милиции не согласны с размером компенсации расходов, которые семья Игоря Птичкина понесла на похороны — около 6 тысяч рублей. «Суд исходил из фактических расходов семьи, а следовало соотнести затраты со стандартными расценками», — заявил представитель МВД. И даже предоставил расценки в случае страхового случая, когда рабочий погибает на производстве. 

Судья уточнила, что из расходов на похороны было лишним — гроб, подготовка тела, памятник?

«Я не могу это комментировать, но знаете, памятник памятнику рознь, — заявил представитель министерства. — В суде первой инстанции допрашивались свидетели, у которых заказывали памятник. Могу сказать, это не была стандартная работа».

Мать погибшего Жанна Птичкина настаивает на обратном. «В суд приходили хлопцы, которые делали памятник. Они все подробно рассказывали, никакого шика там не было. Я жалею, что не сфотографировала памятники, которые стоят милиционерам на кладбище, — отметила она. — Я брала в деньги долг, чтобы организовать похороны. Мне помогали верующие люди, а так бы сумма была еще больше. Я даже не включила расходы на адвоката за те три года, что мы добивались, чтобы завели уголовное дело».

Сестра погибшего Ирина Птичкина говорит, что ее поражает цинизм МВД:

«Они называют похороны брата стандартной процедурой… Я была на последнем месяце беременности, когда мне пришлось ехать в морг и опознавать его тело. Это стандартная процедура? Его 22 часа держали привязанным к кровати. Не давали ни воды, ни еды, даже в туалет не вывели. Может быть, это стандартная процедура? Тело было настолько изуродовано, что я узнала брата только по шрамам на ногах. Это тоже нормально для нашей милиции? Они сейчас пытаются оправдаться любыми путями. Для них это работа. Но для нас это жизнь. Брату был 21 год, он планировал свадьбу, а у него забрали самое дорогое — жизнь». 

Кроме того, в милиции не согласны с тем, что сумма на похороны была проиндексирована с учетом инфляции. «Это не пенсия и не стипендия, — пояснял представитель министерства. — Применение индексации в данном случае неправомерно».

По мнению МВД, возмещать ущерб следует из государственной казны, так как Крылов являлся «представителем госоргана». В суде присутствовал также сотрудник Минфина, который пояснил, что в любом случае компенсация будет перечислена из бюджета. 

Мингорсуд занял сторону потерпевших. Семье Птичкиных должны выплатить 36 тысяч рублей (30 тысяч — моральный ущерб, 6 тысяч — материальный). С МВД только сняли обязательство заплатить госпошлину за рассмотрение дела в суде. В остальном решение осталось прежним.

 

Напомним, трагедия произошла более трех лет назад. В мае 2013-го суд Заводского района Минска приговорил 21-летнего Игоря Птичкина к трем месяцам административного ареста за то, что тот управлял автомобилем, будучи лишенным водительских прав. В конце июля молодого человека отправили в СИЗО № 1, а спустя некоторое время сотрудники изолятора сообщили родственникам, что Птичкин скончался 4 августа от сердечного приступа.

Три года семья погибшего добивалась, чтобы было проведено расследование. В октябре 2016 года фельдшер СИЗО № 1 Александр Крылов был приговорен к трем годам лишения свободы в колонии-поселении. Ему также запрещено заниматься медицинской деятельностью на протяжении пяти лет.