Отец Влада Казакевича: моего сына нужно лечить, а не сажать в тюрьму

Отец обвиняемого в жестоком убийстве говорит, что его сын психически болен и ему должно быть назначено принудительное лечение.

Прокурор считает, что Владислав Казакевич, который совершил нападение на посетителей и работников ТЦ «Новая Европа», должен ближайшие 15 лет провести в колонии. Адвокат считает, что нужно учесть психическое здоровье парня и частично его оправдать. Отец Влада говорит, что его сын психически болен и ему должно быть назначено принудительное лечение.

Свою позицию Валентин Казакевич пояснил корреспонденту Naviny.by после судебных прений.

Валентин Казакевич (справа) и адвокат Владимир Сташкевич. Фото Sputnik / Анна Нефедова

 

Заведующий отделением рассказал в суде, что когда Влад был на лечении, он говорил, что ему не нравятся люди в церкви, ему нравится, когда церкви поджигают. Вы знали об этом?

— Знал.

И вас не беспокоили такие мысли сына?

— А почему они должны меня беспокоить? Это должно беспокоить врачей. Это они должны понять, почему у него такие мысли.

Вы знали, какие ролики в интернете просматривал ваш ребенок? Он заявил, что ему нравилось смотреть на казни ИГИЛ.

— Нет, не знал. Но давайте вернемся к началу. Что сказал врач Ласый? Он обрисовал тип человека: замкнутый, молчаливый, неконтактный, акне. Вот задайте эти диагнозы в интернете, и вы все поймете.

А вы всё поняли в 2014 году, когда парень попал в Новинки?

— Это проблема врачей, это проблема Минздрава. Потому что есть такое понятие «врачебная тайна». Они прикрываются этим и ничего не рассказывают.

Простите, но ваш ребенок был несовершеннолетним. Вам не могли не рассказывать о его диагнозах.

— Это вы скажите врачам. Нам ничего не сообщали о его диагнозах. Мы обо всем узнали из экспертизы, 6 декабря 2016 года, когда Влад уже был в СИЗО. А через два дня ему предъявили обвинения.

А вы лично чувствуете ответственность за произошедшее? Или вину?

— А в чем вы меня обвиняете? Вы сначала предъявите обвинение, тогда я отвечу.

Какое наказание, на ваш взгляд, должно быть назначено Владу?

— Только принудительное лечение. Почему его признали вменяемым, вопрос открытый. Никто из участников процесса это не объяснил. 

Валентин Казакевич в зале суда. Фото Onliner.by

А поведение Владислава изменилось после задержания?

— Конечно. То, что он говорит сейчас в суде, для меня дико. Я уже окреп эмоционально, но тяжело воспринимать. С другой стороны, для меня это ожидаемо, поскольку все его заявления вписываются в тот диагноз, который ему поставили. Его нужно было лечить. В первую очередь, нужна была длительная психотерапия.

А то, что у него бегают глаза, когда он дает показания…

— У него с детства такое было.

И вы считали, что он может один жить?

— Мы так не считали. И он один не жил.

Но он сам сказал об этом в суде.

— Это то же самое, что он говорит, что хочет и дальше убивать, мол, выйду и вернусь. С его слов, он был пьян в торговом центре, но анализы показали, что у него нет алкоголя в организме. Вот вам и ответ.

Вы считаете, что его жесткие заявления — это не бравада на публику?

— Это следствие психического заболевание. И больше двух лет человек не получает лечение. А без лечения его состояние усугубляется, что мы и имеем.

— А он понимал, какое может получить наказание? Знал, что могут дать 15 лет колонии?

— Я не могу за него говорить. На первом допросе, где я присутствовал, он рассказывал, что шел на самоубийство, то есть, чтобы его ликвидировали во время задержания.

 

Напомним, в последнем слове Владислав Казакевич заявил: «К сожалению, я не выполнил всех своих планов по массовым убийствам. Я вернусь, чтобы закончить начатое».

Приговор по делу будет оглашен 3 марта.

 

 

Использованы фото Sputnik и Onliner.by