Как доставить яхту в центр Вселенной, или В кругосветку всей семьей

Программист из Бреста Дмитрий Суярков поставил перед собой амбициозную цель — построить для кругосветного путешествия собственную яхту...

 

Все больше авантюрных белорусов отдают предпочтение экстремальным путешествиям — кто-то покорил Европу за две недели и 80 долларов, кто-то бросил вызов всему миру и отправился в пешую кругосветку. Программист из Бреста Дмитрий Суярков поставил перед собой не менее амбициозную цель — построить для кругосветного путешествия собственную яхту.

Строительством яхты Дмитрий занялся пять лет назад, но, поскольку работать с деревом можно только в теплое время года, процесс протекает медленно. В среднем, на строительство одного метра яхты уходит примерно один год, а Дмитрий строит одноместную яхту длиной чуть больше пяти метров.

Этим летом Дмитрий планирует спустить свою яхту на воду в Бресте, а в следующем году походить на ней по Балтийскому морю.

Как построить яхту?

Строительству яхт Дмитрий нигде не учился, но некоторое время жил в Санкт-Петербурге и видел, как делаются судна. Строить собственную яхту ему помогает интернет и общение с другими любителями, которых, кстати, найти не так уж просто.

«Трудно найти таких людей и еще труднее с ними разговаривать, потому что они всегда заняты. Те, кто постоянно пишет в интернете, чаще всего оказываются яхтсменами, которые сидят на диване», — поясняет Дмитрий.

Еще труднее найти в Беларуси подходящую для соленой воды древесину, поэтому необходимые материалы Дмитрий закупает за границей — в Польше, России, Украине. «У нас сухопутная страна, ничего не поделаешь», — говорит он.

Тем не менее, по словам Дмитрия Суяркова, построить яхту в Беларуси вполне реально, тем более что есть успешно реализованные озерные проекты. Строились белорусами и морские яхты, но в настоящее море, увы, не выходили — только в Минское.

Строительство яхты обходится дорого, и стоимость своего проекта Дмитрий бросил считать после первого лета, да и оценить самодельную яхту, по его словам, довольно сложно, поскольку проект уникален. Морские яхты таких маленьких размеров обычно не строятся, но для озер эта яхта тоже не совсем подходит, т.к. создана для моря — на ней есть киль, который не позволяет подходить близко к берегу.

По словам Дмитрия, бэушную морскую яхту чуть большего размера можно найти за 10 тысяч долларов, а озерную в таком же размере — за 5 тысяч.

«Яхта, построенная своими руками, обходится в два-три раза дороже, чем купленное бэушное судно такого же размера. Я бы советовал покупать яхту», — говорит он. Строить судно, по его словам, нужно только тем, кому приносит удовольствие сам процесс строительства.

15 лет яхтинга

Первый выход в море Дмитрий совершил еще до 2000 года — это были покатушки с друзьями на прокатной яхте-четвертьтоннике в Черном море. Ребята катались в сопровождении капитана и одного матроса.

«К морю я был не равнодушен с детства — свист ветра и покачивание палубы завораживало меня еще когда я читал приключенческие книжки, — рассказывает яхтсмен. — Оставалось только проверить, насколько я подвержен морской болезни и как переношу сырую погоду». 

 

Первые серьезные «заплывы» у него начались в 2002 году в Балтийском море на яхтах длиной 7,5 метра.

У Дмитрия есть как белорусские «права» на управление яхтой, которые он получил в Минске, так и свидетельство шкипера международного класса. Белорусские «права» Дмитрий получал в Минске, экзамен на международные сдавал в турецких водах экстерном по двухнедельной канадской системе.

Международный экзамен включал и теорию, и практику, рассказывает Дмитрий и добавляет, что получить такие «права» не составляет проблем. «Но эти удостоверения мало что значат. В школе учат отходить от берега, подходить к берегу, дают некоторые знания о природе и погоде, учат вести себя при соответствующих обстоятельствах на море», — говорит яхтсмен.

Сейчас Дмитрий считает, что специальную «корочку» можно было и не получать, поскольку, по сути, она нужна только для аренды яхт или для занятия коммерческой деятельностью. «Моих знаний и практики намного больше, чем дают в школе. Моя школа — это передача опыта от людей, у которых я был помощником», — говорит он.

В целом же, яхтсменов можно разделить на два класса — гонщики и круизёры. Первые стремятся к победе и не так переживают за яхту, поскольку рядом всегда идут корабли сопровождения, которые спасут в случае чего. Круизёрам важно доставить экипаж в целости и сохранности, они не рискуют и на первое место ставят спасение судна и экипажа. Дмитрий считает себя круизёром, хотя участвовал и в гонках.

Шторм и женщина на корабле

Женщина на корабле, оказывается, неспроста является нежелательным субъектом. Как пояснил Дмитрий Суярков, с мужчинами путешествовать намного проще, поскольку у них меньше требований к комфорту. Женщине же необходимы приемлемые санитарные условия и, как минимум, душ, чтобы иметь возможность мыть длинные волосы.

В прошлом году Дмитрий вместе с женой ходил на яхте в Испании: на судне был даже холодильник, но не было одного — душа, потребность в котором остро ощутила его жена. Тем не менее, девушка сумела даже мужественно пережить шторм: «Мы пять дней штормовали и спрятались за остров. Мы стояли в воде цвета какао, потому что вода вымывала глиняные породы из острова. Меня тогда в первый раз укачало».

«Я видел мало девушек в яхтинге, которые ходят в море регулярно. На тысячу мужчин приходится, наверное, одна девушка, но радует, что они все равно остаются женственными», — отмечает яхтсмен.

По его словам, помимо обычных ветреных дней у моря бывает два крайних состояния.

Одно из них — штиль, во время которого вода гладкая, как зеркало, «и ты лежишь на яхте под звездным небом и теряешь горизонт, не понимая, где небо, а где его отражение, и чувствуешь себя в центре Вселенной». 

 

Однако чаще всего море демонстрирует другое состояние: «Ты третьи сутки без сна, тебя ударяют волны, ты весь промерз, дрожишь, каюта тоже мокрая. Ты пьешь энергетические напитки, руки продрогли так, что не могут затянуть канат, и ты ждешь, когда закончится шторм и можно будет привести яхту в порядок. Но когда ты выходишь из шторма, ты испытываешь невероятный кайф».

По мнению Дмитрия Суяркова, бороться с морем бесполезно, «можно просто жить вместе с ним». Во время шторма возникает очень сильный страх, а если страха нет, в море идти нельзя, считает яхтсмен. «Море спокойное, оно равнодушно к человеку, и если ты что-то сделаешь не так, ты можешь погибнуть», — говорит он.

Ситуаций, когда бы Дмитрий думал о неизбежной гибели, не было, хотя, по его словам, в шторм некогда думать о смерти.

«Осознания, что ты можешь погибнуть, в этот момент нет, ты просто выполняешься необходимые действия, а если начнешь думать о гибели, начнется паника, — рассказывает он. — Мои друзья теряли яхты, сами оставались на плаву и их подбирали корабли. Проблемы на больших кораблях начинаются с осознания того, что корабль гибнет. В море находят корабли без экипажа в полузатонувшем состоянии: экипаж запаниковал, перешел в шлюпки и погиб в шторме, а корабль при этом не утонул».

Кругосветка

Перспектива будущей кругосветки прояснится для Дмитрия года через два — нужно еще посмотреть, как новая яхта поведет себя на воде. Яхта рассчитана на одного человека и начинала строиться еще до знакомства Дмитрия с его будущей женой. Выбор небольшого размера яхты был обусловлен отсутствием попутчиков, готовых потратить несколько лет на путешествие, и необходимостью прятать яхту в гараж во время длительного строительства.

Обогнуть Землю в одиночку на маленькой лодке вполне реально — было бы желание.

«Я снимал фильм о Евгении Гвоздеве, который обошел вокруг света на маленькой яхте в 5 метров. Потом он совершил путешествие второй раз, но уже на яхте, сделанной из шлюпки — 3,7 метра длиной, и даже прошел Магелланов пролив. Во время третьего путешествия он погиб во время шторма в Средиземном море», — рассказал Дмитрий Суярков.

По его словам, самое сложное в одиночном плавании — не спать 20 часов в сутки. Когда ты спишь, некому нести вахту и важно, чтобы яхту никуда не унесло и она не врезалась в большой корабль, который может приблизиться за 20 минут. Поэтому во время сна нужно просыпаться каждые 15 минут, чтобы оставалось хотя бы пять минут для маневра, поясняет Дмитрий. Некоторые яхтсмены пользуются нехитрой методикой: спят, сидя на собственной ноге, а когда нога затекает, организм будит себя сам.

Теперь жена не хочет отправлять Дмитрия в плавание одного, поэтому он рассматривает возможность кругосветки на другой яхте, но уже вместе с супругой: «На этой яхте я отхожу, сколько мне надо. Если же со временем супруга не охладеет к походам, что ж, придется купить яхту побольше, и только тогда отправимся в путешествие на три-четыре года. Но эту яхту я все равно приберегу для одиночного — может, когда на пенсию выйду».

Дмитрий Суярков работает программистом и, помимо яхтинга, увлекается конным спортом и прыжками с парашютом, однако не делает экстрим жизненным приоритетом, а просто любит воздух.