Белорусы все же покорили Уимблдон

Две медали за два дня — бронза Азаренко и золото в миксте с Мирным. Со спортивной точки зрения, да и со всех других тоже, эти медали абсолютно справедливы...

До Игр в Лондоне история суверенного белорусского спорта знала лишь 13 олимпийских чемпионов в летних видах. А видов спорта, в которых белорусы побеждали на летних Олимпиадах, и того меньше. Даже если все их перечислить, много места не займет — гребля академическая, гребля на байдарках и каноэ, метание диска, толкание ядра, метание молота, бег на 100 м, дзюдо и тяжелая атлетика.

Олимпиада-2012 уже расширила оба этих списка.

Первым свою лепту внес стрелок Сергей Мартынов, поддержали почин теннисисты Виктория Азаренко и Максим Мирный. Причем, если раньше белорусские стрелки с олимпиад медали привозили — два серебра и четыре бронзы, то теннисная копилка вплоть до 4 августа 2012 года была абсолютна пуста.

И вдруг две медали за два дня — бронза Азаренко и золото в миксте с Мирным. Впрочем, почему это вдруг? Со спортивной точки зрения, да и со всех других тоже, эти медали абсолютно справедливы и заслуженны.

В Лондон и Виктория, и Макс ехали в статусе фаворитов: Азаренко — первая в одиночном разряде, Мирный — первый в парном рейтинге. Другое дело, что далеко не всегда предварительные расклады реализуются один к одному на практике.

Примерно так и произошло в женском одиночном разряде, где первая ракетка мира Азаренко довольствовалась только бронзой, а олимпийской чемпионкой стал номинально четвертый номер мирового рейтинга.

Сценарий вполне мог повториться и в миксте. Азаренко и Мирный хоть и давно знают друг друга, но в паре играют редко, и их первый номер «посева» во многом был условен. Белорусы могли и не дойти до медальных разборок, учитывая, что Виктории не единожды приходилось играть микст, лишь чуть переведя дух после одиночных матчей, а сами матчи откладывались и переносились.

Например, 4 августа Азаренко пришлось трижды выходить на корт: сначала в матче за бронзу против Кириленко, затем доигрывать четвертьфинал микста против пары из Индии, а следом играть и полуфинал против американцев.

Но на этот раз на кортах Уимблдона для белорусов всё сложилось удачно. Особняком же стоял, безусловно, финальный матч. У этой игры была особая подоплека, потому как оспаривать золотые медали вместе с белорусами на центральный корт вышли британцы — только-только ставший олимпийским чемпионом в одиночке Энди Маррей и восходящая звезда британского тенниса 18-летняя Лора Робсон.

Играть против хозяев соревнований всегда сложно, против хозяев Олимпиады — вдвойне, а когда весь стадион за исключением одной ложи более против тебя, играть сложнее втройне. В таких условиях на первое место выходит опыт. А этого добра у Макса Мирного хватит на четверых.

После матча лучший парный игрок планеты признался, что весь первый сет, который белорусы проиграли 2:6, ушел у него на то, чтобы присмотреться к соперникам.

«Каждый из нас хорошо знает соперников своего пола. Я знал, чего ожидать от Маррея, но был удивлен и ошеломлен размерами Лоры Робсон. Раньше я ее видел только по телевизору, и мне она казалась довольно маленькой. А когда бросали жребий, то рассмотрел ее поближе. Мне Вика казалась большой спортивной девчонкой, но по сравнению с Робсон она в другой весовой категории, руки и ноги такие длинные. Подумал: ничего себе, как центральный корт Уимблдона изображение искажает! Поэтому поначалу испытывал какой-то дискомфорт. Сказал Вике перед вторым сетом о том, что, наверное, надо прибавить в темпе, скорости. Вика, со своей стороны, сказала мне после первого сета: что Маррей творит! Я же такой игры от него и ожидал, потому что пересекался с ним и в одиночке, и в парных матчах. Сегодня он показал свое мастерство, когда уверенно обыграл Роджера Федерера в матче за золото одиночного разряда. В общем, пока мы прикантовались, пришвартовались к их игре, почувствовали, что нам нужно сделать для того, чтобы их обыграть, потребовался целый сет», — цитирует Максима Мирного БЕЛТА.

Не ожидала столь мощной игры от британцев в первом сете и Виктория Азаренко.

«Не ожидала, что первый сет так быстро пройдет. И Лора Робсон довольно неожиданно играла. И вообще в первом сете у соперников все складывалось очень удачно. Куда бы они ни направляли мяч, нас там не было. А куда мы пытались сыграть, там неизменно оказывались британцы. Так что здесь сыграл роль еще и элемент везения для одних и невезения для других. Но постепенно мы разобрались, где у соперников более слабые стороны. Потому что я никогда не играла ни против Лоры Робсон и, тем более, против Энди Маррея. И оттого их действия поначалу нас озадачили. Но когда обсудили, зацепились за игру, стало понятно, что нужно делать и как играть», — пояснила Виктория Азаренко.

Белоруска не склонна думать, что она и Макс играли плохо, «просто британцы действовали очень хорошо. Да и кураж Энди Маррея, завоевавшего каким-то часом ранее золото, наверняка продолжился».

Как считает Максим Мирный, после завоевания золота «какой-то груз ответственности с Маррея спал, он раскрепостился, понимал, что ему надо вести за собой более молодую и менее опытную партнершу».

«Британец не смазал ни одного приема. Заставил меня принимать тяжелые мячи с лету. Поэтому мы долго не могли выиграть первый гейм. А когда мы проигрываем свое главное оружие — подачу, то неизбежен некий нокдаун, в котором мы пребывали несколько геймов. И нам потребовалось время адаптироваться и понять, что нам надо делать для того, чтобы выиграть. Но времени было очень мало, и решение надо было принимать быстро. И нам удалось не потерять волну, на которой мы находимся на этом олимпийском турнире, мы сплотились, смогли связать три-четыре важных очка и выиграть второй сет», — добавил Максим Мирный.

Второй сет белорусы взяли со счетом 6:3, после чего судьба золотых медалей решалась на тай-бреке. Белорусы сполна использовали неопытность Лоры Робсон, активно играя на нее, и довели матч до победы — 10:8.