Баллада о Медведе


Александр Медведь

Вчера Александру Васильевичу Медведю исполнилось 65 лет. Года два назад журналисты “НТВ плюс” сделали ему ценный подарок, выпустив в эфир передачу “Баллада о Медведе” из цикла “Атлеты XX века”. Повезло не только герою, уникальному спортсмену, разносторонней личности, добрейшему человеку, но и пишущей братии. Теперь любому газетчику, ознакомленному с теоретическим экскурсом в историю, можно поставить кассету с видеозаписью, чтобы тот воочию убедился в подлинности рассказа собеседника и проникся духом эпохи.





Многие ли из нас знают, что вырос будущий чемпион в семье лесника, что его, отчаянного сорвиголову, исправила должность старосты класса, что служба в армии совпала с покорением целины? Лишь на экране обретают реальные очертания не раз слышанные истории: о самолично вправленном пальце руки в поединке с немцем Дитрихом в Мехико-68 или о выигранной с преимуществом в один балл схватке с американцем Тейлором в Мюнхене-72. Последний, кстати, внешне напоминает соперника борца греко-римского стиля Александра Карелина, вставшего на его пути на Олимпиаде в Сиднее. Те же черты лица, те же мягкость и эластичность тела, и лишь размерами Рулон Гарднер отличается в выгодную сторону — его не сравнишь с катком для укладывания асфальта, каким был серебряный призер XX Игр со своими 196 килограммами. Жаль, ФИЛА промедлила с церемонией награждения лучших борцов минувшего столетия Карелина и Медведя: эти кадры могли бы украсить любое повествование. А хороший фильм про Александра Васильевича — упомянутый российский или, может быть, белорусский — не наскучит смотреть каждый год, как “Иронию судьбы”. Отечественные телевизионщики к тому же могли бы избавиться от некоторой тенденциозности в освещении событий.





В названной российской видеоленте извечный соперник белорусского богатыря москвич Александр Иваницкий в противовес главному персонажу показан эдаким интеллектуалом. Хотя дома у Медведя прекрасная библиотека, почему-то не попавшая в кадр. А сам он, приверженец классической литературы, лично знаком со многими писателями, художниками, композиторами. Пятнадцать лет тому назад мне, в ту пору зеленому репортеру, к популярной телепрограмме “Сустрэнемся пасля адзiнаццацi” поручили снять в мастерской скульптора Ивана Миско сюжет, посвященный пятидесятилетию Александра Васильевича. Могу заверить: в искусстве мастер ковра был докой еще тогда... На днях, разговаривая с именинником, вновь захотелось незаметно подать оператору знак, затем переворошить кипу архивных монтажных листов, подобрать музыку. Все-таки возможности телевизионной камеры несравненно большие. Диктофон же способен лишь передать настроение, уловить, по меткому выражению актера Ролана Быкова, случайности речи. Однако и то и другое могут дополнить неизвестными доселе штрихами былинный портрет трехкратного олимпийского чемпиона, которого мы в последнее время привыкли видеть на торжественных открытиях и заседаниях... Коллеги, не закрывайте блокнотов — нашему Васильичу уже 65, еще 65!





— Александр Васильевич, вам когда-нибудь докучала ваша известность? Хотелось быть неузнанным, раствориться в толпе?





— Последний раз такие мысли посещали меня в Тегеране, где в начале сентября нынешнего года проходил чемпионат мира по вольной борьбе. В Иране этот вид спорта возведен в культ и является национальным достоянием. Отсутствуют какие-либо проблемы с финансированием, поэтому все без исключения команды — юношеские, молодежные и взрослые — традиционные участники любых мало-мальски значимых соревнований, в какой бы части планеты они ни проводились. Порой доходит даже до фанатизма: местные жители на полном серьезе считают, что, если великий борец дотронется до новорожденного, тому передастся его недюжинная сила и ребенок впоследствии обязательно станет знаменитым атлетом. Не говоря уже о компетентности болельщиков! На всех поединках мирового форума, независимо от того, предварительные это схватки либо финальные, зал, вмещающий 14000 человек, был забит до отказа. Зрители, знающие толк в борьбе, с особым пристрастием оценивали каждый прием. В арбитров, которые неграмотно судили, в знак протеста летели бутылки с водой. Последний раз в качестве действующего спортсмена мне пришлось бывать там в начале семидесятых, когда не было равных Голаму Рза Тахти, любимцу иранского народа, обладателю золота мельбурнской Олимпиады, двукратному чемпиону мира. Впоследствии он выступил против шаха, за что и был отравлен. В день похорон, говорят, на улицы вышло море людей, и некоторые особо рьяные поклонники атлета даже лишили себя жизни... Простые люди любили повторять: “Пусть все наши борцы проиграют, мы стерпим это, но Тахти не может быть повержен”. Наверное, я сильно рисковал, решив выиграть у кумира иранцев на его родине. Но моя победа была столь убедительной, что, к удивлению, публика проявила к обидчику большое уважение. Ее отголоски слышны и по сей день. В течение трех дней, что длился турнир, вашему покорному слуге не давали проходу, просили сфотографироваться рядом, расписаться на буклете, обмолвиться парой слов. Честно говоря, из-за усталости в последний день пришлось спешно ретироваться из зала. А вообще, славу тоже нужно нести с честью. Есть категория спортсменов, которые, однажды добившись успеха, требуют, чтобы им до конца жизни пели дифирамбы. Я не из их числа.





— Где еще вы нарасхват у любителей борьбы?





— Хорошо знают меня в Турции, в Красноярской губернии, в Дагестане — я почетный житель этой автономной республики. Все-таки как-никак 12 лет не сходил с мировой арены, после чего пришлось еще раз исколесить полмира, будучи тренером и судьей.





— В Беларуси что-то похожее с вами случается?





— Разве у нас живой Медведь в диковинку? В общественном транспорте и метро я не езжу, только на машине успеваю все дела переделать. Живу рядом с работой — пешком пару шагов. Если супруга дает задание сходить в магазин, беру в руки авоську. Бывает, спросит кто-нибудь: “Это вы, Александр?” Отвечаю: “Я”.





— Коль скоро обращаются к вам по имени, значит, это ваши ровесники. А с подрастающим поколением вы ладите?





— В компании с молодежью чувствую себя вполне комфортно. Между прочим, очень люблю танцевать. Вальс влево, вальс вправо, шейк, рок-н-ролл — нет проблем. Не думайте, что большие габариты означают неповоротливость: я легкий и подвижный.







— За новинками следите? С интернетом наверняка на “ты”?





— Недавно спонсоры помогли сделать собственный сайт, в названии которого фигурирует моя фамилия. Правда, теперь могут участиться обращения не по адресу. С медведем и без того связывают и межрегиональное движение “Единство”, и газету охотников и рыболовов, и даже пиво. Почему-то все считают, что это моя вотчина: не проходит и дня, чтобы не просили меня уладить какие-либо медвежьи вопросы... Что до новинок, то я убежден: человек не должен останавливаться на достигнутом. Все время нужно идти вперед, познавать что-то неизведанное, творить. Вот, например, сейчас во всем мире активно развивается женская борьба. Я тоже настоял, чтобы этот вид единоборств включили в планы Министерства спорта. На Кирова, 8 мою инициативу поддержали, выделили ставку главного тренера. И успехи не заставили себя долго ждать. На прошлом чемпионате Европы среди женщин Алена Карейша стала третьей, а на юниорском первенстве континента у нас уже две награды: золото Елены Филипповой и бронза Ольги Сербиной.







— Александр Васильевич, как же вы, большой эстет, потакаете такому неженскому увлечению?





— Мне не однажды задавали этот вопрос. Я отвечал, что не все же могут быть гимнастками или легкоатлетками. А сегодня могу еще добавить: та же Сербина, помимо того, что попала “на Европе” в призеры, была признана мисс турнира. Симпатичную девушку никакие броски на ковре не обезобразят.







— В последнее время в прессе муссируется проблема миграции в спорте. Рассуждая о плюсах и минусах переезда в нашу страну биатлонистов Драчева и Зубриловой, прыгунов в воду Варламова и Мамонтова, сторонники этого явления вспомнили о том, что гордость белорусского спорта Александр Медведь тоже инородец, уроженец Белой Церкви, что под Киевом. Вы не испытывали когда-либо по этому поводу затруднений?





— Я минчанин с 56-го года. Переехал сюда не в поисках лучшей жизни, просто так сложились обстоятельства: служил здесь в армии, нашел себе жонку-белоруску. За полвека у меня никто со злым умыслом не спросил, откуда я родом. Стояла отметка в паспорте, только и всего. Не зря ведь Беларусь всегда считали одной из самых многонациональных республик... Что касается спортивной миграции, то она существует во всем мире. Вы посмотрите: темнокожие атлеты уже представляют и Англию, и Францию, и даже Швецию, страну альбиносов. В Европе границы становятся все более прозрачными. Так что свобода перемещения — просто веление времени. К тому же не везде явным талантам удается реализовать свой потенциал. Взять хотя бы наш вид спорта. В России в одном и том же весе значатся по три-четыре человека, а вакансия в сборной одна.







— Не потому ли в выездных составах белорусов частенько проскальзывают кавказские фамилии?





— Никакого кавказского засилья нет и в помине. В команде Беларуси только один дагестанец, остальные ребята доморощенные. Темноглазый чемпион мира Герман Контоев, пропустивший первенство в Тегеране, к слову, по национальности якут. Долгие годы мы пытались тянуть местных парней, но, увы, они не показали тех результатов, которых от них ждали. Значит, недорабатывали. А ведь спорт — это постоянное преодоление себя. Причем с лидеров двойной спрос. Каждое поражение фаворита воспринимается как жареный факт с душком сенсационности. Помнится, в 65-м году я поехал на чемпионат мира с травмированным голеностопом, практически не тренировавшись. К тому же сгонка веса достигла отметки в десять килограммов, поэтому мне знаком вкус капли воды. Похудеть по заказу — значит изнурять организм не только сауной, но и адской работой в зале. Тогда, проиграв турецкому борцу Айику, я дал себе зарок, что это произошло в первый и последний раз. И уже на следующий год всех поставил на место.







— Берусь утверждать, что для всех борцов вы до сих пор непререкаемый авторитет. А как относятся к вам ваши студенты?





— Я им поблажек не делаю. В соавторстве с Николаем Яковлевичем Петровым мы выпустили одну книжку. Называется “Физическое воспитание студентов основного отделения”. Там нагрузка — будь здоров. Не зря получили хорошие отзывы из Москвы, Ленинграда. В 97-м за методическое пособие дали Госпремию Беларуси, теперь стоим в плане на переиздание... А моим первым воспитанникам уже под сорок. Недавно виделся с некоторыми из них на юбилее одного из преподавателей. В кандидатах наук, директорах заводов сразу и не разглядишь вчерашних студентов. К слову, только теперь они признались в одной хитрости. Ведь что умудрялись делать. На начальных курсах прятали зачетки с моей росписью, а в деканат заявляли о потере документа. Им выписывали новые “корочки”, а зачет по физкультуре с автографом оставляли себе на память.







— Наверняка не без помощи ваших пробивных способностей в вузе реконструировали бассейн с каким-то особенным способом очистки воды методом серебрения. Фамилией Медведь часто прикрываются? Например, в урегулировании олимпийских конфликтов?





— Вы имеете в виду наши неприятности в Солт-Лейк-Сити? Скоро срок санкций истечет, так что к чему ворошить старое? Поскольку в НОКе я отвечаю за международные связи, по мере сил пытаюсь воздействовать на функционеров Международного олимпийского комитета, но Рогге в отличие от Самаранча к мнению известных атлетов не прислушивается. Испанец был мудрым руководителем и большим дипломатом. Случалось, я звонил ему в офис, и секретарша отвечала: “Занят”. Однако босс сам нарушал субординацию: “Александр? Соединяйте — я ему не могу отказать”. Как вы помните, в 97-м году Самаранч приезжал в Минск, и я горжусь, что он откликнулся в том числе и на мое личное приглашение.







— С годами мысли о старости вас не посещают?





— Конечно, я часто задумываюсь о философских вещах. Тем более что в последнее время появились проблемы со здоровьем, сердчишко пошаливает. Ну да к чему об этом говорить. Главное, человек постоянно должен думать о будущем. Если, проснувшись, знаешь, что еще многое нужно успеть сделать — значит, некогда стареть. Характер у меня неугомонный, порой энергию девать некуда. Супруга из-за этого часто бранится. Хочет, чтобы я чаще бывал вместе с семьей, возился с внуками. Я и так стараюсь наверстать упущенное, уделяю им гораздо больше времени, чем когда-то своим детям. Было у меня страстное увлечение, охота. Сейчас из-за уймы общественной работы пришлось свое хобби забросить. А то ведь раньше не успевал приехать с любого чемпионата, как через два-три дня выбирался на выходные с ружьем в лес. Жена, бывало, задернет шторы, выключит свет и телефон, чтобы я проспал на заре, а утром поднимается — нет благоверного. Начиная с 61-го года я помногу, километров по 35, ходил пешком. Охотился на зайца, на кабана. Один раз — на своего брата-медведя. Перед Олимпиадой в Москве, в 79-м году, знакомый первый секретарь горкома Улан-Удэ уговорил наведать свои владения. Там леса большие, непроходимые, а мороз за сорок. Добирались до места на вертолете, затем пересели на вездеход. Вытащили из берлоги зверя. О богатом трофее теперь напоминает шкура, что висит на стене дачи. Но тогда пообещал себе, что больше стрелять в косолапого не буду. Жалко стало...





Зато вместо охоты появилась другая отдушина. Если раньше все поголовно увлекались накачиванием мышц, атлетизмом, то теперь для здоровья рекомендуется заниматься земледельческим трудом на приусадебном участке. Вот и я люблю покосить, покопать. Работа на земле и притягивает, и облагораживает. В селе гораздо больше долгожителей. Даже мать моя до последнего брала табуреточку, ставила на нее колено и доила корову...







— Александр Васильевич счастья вам, здоровья и долголетия! Пусть вашим ориентиром будет олимпийский чемпион по гимнастике Леон Штукель, сумевший перешагнуть столетний рубеж!





Эльмира ХОРОВЕЦ, "Прессбол"



Из досье:

Александр МЕДВЕДЬ. Родился 16.09.37 в Белой Церкви. Олимпийский чемпион по вольной борьбе (в 1964 — в полутяжелом весе, в 1968 и 1972 — в тяжелом весе). Чемпион мира (1962-63, 1966-67, 1969-71). Чемпион Европы (1966,1968,1972). Чемпион СССР (1961-63, 1966-70). Вице-президент Национального олимпийского комитета. Президент Белорусской федерации борьбы. Профессор, заведующий кафедрой спорта Белорусского государственного университета информатики и радиоэлектроники.