Владимир Мацкевич: у меня нет личных обид — за державу обидно

Философ и глава совета международного консорциума «ЕвроБеларусь» обратился с открытым письмом к министру внутренних дел Игорю Шуневичу.

Напомним, что философа и методолога Владимира Мацкевича пытались осудить за участие в акции, в которой он, даже будь его желание, не мог участвовать. Ибо в день ее проведения находился за пределами Беларуси, что подтверждали штамп в паспорте и авиабилеты в оба конца. Таким образом очевидно, что выступавшие в суде сотрудники ОМОН лжесвидетельствовали.

5 апреля глава МВД публично признал, что сотрудники милиции «ошибочно признали» Мацкевича участником уличной акции и их действиям будет «дана соответствующая оценка».

В своем открытом письме Владимир Мацкевич выразил министру признательность за внимание к его административному делу, отметив, что это повод поговорить о «деятельности милиционеров в Центральном РУВД, об административных процессах в судах, о репутации и доверии к правоохранительным органам нашей страны, о стране в целом».

Философ прямо заявляет в своем письме, что не доверяет милиции. По его мнению, «милиция должна быть той инстанцией, к которой граждане обращаются за защитой, в том числе и за защитой от несправедливых обвинений. Милиция должна защищать, а не карать. Заниматься профилактикой правонарушений, а не выдумыванием их».

Как уверяет Владимир Мацкевич, сотрудники Центрального РУВД не обознались: «Возможно, что они видели некоего человека на митинге, но не могли принять его за меня, поскольку меня они не знали до того. Поэтому не могли обознаться».

Автор письма задает Шуневичу несколько вопросов, на которые «хотел получить ответ еще в ходе судебного разбирательства»:

«Если человек с транспарантом «Працу!» нарушал общественный порядок, то почему милиционер не подошел к нему и не объяснил, что именно этот человек нарушает, и не предупредил его об ответственности? Заодно поинтересовавшись его именем. Белорусские граждане законопослушны, и этот человек внял бы словам милиционера и прекратил бы нарушать общественный порядок. Согласитесь, нельзя исключать такой ход событий.

Если человек с транспарантом не представлял общественной опасности, то зачем было его «пробивать по базе», выяснять его имя и привлекать к административной ответственности? Ведь на митинге было несколько сотен людей. Ну, ладно, пусть сотня, за вычетом сотрудников милиции. А к ответственности привлечено всего лишь несколько десятков.

Ясно, что на транспаранте была написана просьба: «Працу!». Это значит, что человек сообщает миру своим транспарантом, что он находится в нужде, он потерял работу, он обижен и обездолен. Почему милиция не становится на сторону обездоленного и даже не интересуется, кто его обидел?»

Мацкевич напоминает министру: «Вы — чиновник очень высокого ранга, вы давали обещание служить в своей должности народу, то есть тем, кто вышел на митинг 15 февраля. Ну и мне тоже, поскольку я тоже принадлежу к этому народу. Так почему же наши взгляды не совпадают?

Согласитесь, это очень серьезная проблема! На ее фоне ложь Яковлева И.И., Шишко А.А. и Пресняка Д.В. на суде выглядит просто мелким недоразумением».

Мацкевич отмечает, что, кроме личного опыта, ему известны десятки задокументированных правозащитниками случаев лжи милиционеров в судах: «Понимаете, Игорь Анатольевич! Личный опыт, десятки задокументированных фактов и экстраполяция! Это значит, что сотни фактов такого рода не задокументированы.

И как же, зная все это, я могу доверять милиции? Никак».

«Теперь поговорим о суде. Имея опыт и знание, я знал, что свидетели будут лгать на суде. Это очень плохо: и лгать плохо, и то, что я ничего, кроме лжи от них не жду, — совсем плохо. Но совсем страшно, что судья В. Шабуня тоже нисколько не сомневалась, в том, что они лгут.

После суда по моему делу, та же судья и с теми же свидетелями ведет другое заседание. Вы понимаете, что происходит? Судья ведет судебное заседание, зная, что свидетели лгут, и даже после того, как их ложь установлена, она допускает этих лжецов в качестве свидетелей и принимает их показания! Ну, или объяснения! Понимаете, установленных лжесвидетелей допускают свидетельствовать в суде?!

Как можно жить в стране, в которой нет надежды на честный справедливый суд? Где суд принимает лжесвидетельство как должное?

Что же происходит в нашей с вами стране? Милиции доверять нельзя, суду, как выясняется, тоже. Вы давно интересовались социологическим мониторингом доверия к социальным институтам? Помните, каков уровень доверия к нашим правоохранительным органам? Ужас! Но еще ужаснее, что больше 80% граждан Беларуси вообще никому не доверяют! И как тут жить?»

По мнению автора письма, оболгавшие его милиционеры не могли задумать и осуществить весь этот процесс по собственной инициативе — они просто делали свою работу, выполняли поставленную задачу. «Сейчас, после ваших слов об ошибке Яковлева И.И., Шишко А.А. и Пресняка Д.В., им не уйти от наказания. Но они просто крайние. Наказывать их будет их же непосредственное начальство, которое поставило им такую задачу. За что их будут наказывать? За плохо выполненную задачу.

Но давайте уж откровенно! Ведь такое практикуется и в других районах нашей столицы! Яковлев И.И., Шишко А.А. и Пресняк Д.В. просто попались — им не повезло. Но другие районные УВД и суды действуют точно так же. Вы согласны? Тогда, можно, я не буду про другие города Беларуси говорить? Там все может оказаться еще хуже.

Если уж вся милицейская иерархия Минска вместе с судебной системой задействована в таком судопроизводстве, как кто-то из оппозиции это назвал, в «судебном конвейере», то вы, министр внутренних дел Республики Беларусь, не могли всего этого не знать! Вы должны были все это знать и без прецедента со мной.

Вы, Игорь Анатольевич, большой начальник. Но, давайте, положа руку на сердце, подумаем: а что вы можете? Вы — человек системы. Вы встроены в эту систему в своей должности и если будете исполнять свои обязанности так, как велит совесть, честь офицера, чувство долга, то система вас отторгнет. Вы связаны по рукам и ногам обязательствами перед вышестоящими начальниками и перед вашими подчиненными.

Если я не ошибаюсь в своем допущении и вы именно из тех принципиальных, честных и ответственных людей, которые служат, а не прислуживаются, то понимаю, как вам трудно в этой системе. Трудно публично признавать ошибки подчиненных, еще труднее их исправить и уж совсем трудно изменить систему, чтобы этого не допускать.

Миссия милиции невыполнима, если милиция не пользуется доверием и поддержкой граждан, поддержкой народа, которому милиция служит. Мне не раз приходилось читать и слышать от высоких милицейских начальников, что профилактика правонарушений и борьба с преступностью — это всенародная задача, и с этой задачей милиция может справиться только при поддержке всего народа. Мы — один народ! И милиция, и ОМОН, который бьет демонстрантов, и сами демонстранты, в том числе и те, кто в отчаянье требует «Працы!», и я, против которого свидетельствуют в суде трое белорусов! Борьба с беззаконием и преступностью, профилактика правонарушений — наша общая задача.

Но как же мы можем справиться с решением этой задачи, если между нами нет доверия? Народ не доверяет милиции, а милиция не доверяет народу! Тому самому народу, которому служит, должна служить.

Милиция должна работать под контролем гражданского общества. Например, при МВД должен работать ОКС (общественно-консультативный совет), состоящий из известных, авторитетных и компетентных людей. И непременно из известных (с хорошей репутацией), авторитетных (таких, за которыми стоят другие люди и организации), компетентных (это понятно), обязательно избранных народом, а не назначенных министром или еще кем-то. Избранных в ОКС людей может утвердить министр или президент, но потом — после избрания.  

Это может быть и не ОКС, а омбудсмен. Вы можете, пользуясь своим высоким положением в правительстве, инициировать создание реального ОКС или введение поста омбудсмена?

По должности вы не обязаны этого делать. Но если мы с вами в разговоре достигнем хоть некоторого взаимопонимания, то по-человечески вы можете этого захотеть. Это будет не просто. Это я понимаю. Как понимаю, насколько вы ограничены в своих возможностях.

Но ведь хоть что-то вы можете!

Давайте поговорим о том, что вы можете

Я не даю советов, не люблю и считаю это глупым занятием, особенно если меня об этом не просят. А вы не просили. Поэтому не рассматривайте ниже сказанное как советы вам от какого-то там рядового гражданина, пусть себе и философа. Это просто мои размышления вслух. Как бы, например, можно было бы сделать несколько маленьких, символических шагов. Итак, например.

— Например, было бы здорово обязать всех милиционеров нести службу по охране общественного порядка в форме.

Зачем это? Ну, во-первых, это красиво.

Во-вторых, это честно и правильно. Ведь для чего милиция на улицах?! Не для слежки и политического сыска, а именно для охраны общественного порядка. И сама милицейская форма дисциплинирует. Дисциплинирует и самих милиционеров — они будут блюсти честь мундира. Дисциплинирует потенциальных правонарушителей — кто же станет нарушать общественный порядок на виду у милиции! Дисциплинирует и простых граждан и прохожих.

Это еще и вопрос безопасности. Согласитесь, что когда к тебе подлетают парни не самой привлекательной наружности, не предъявляя документов, не озвучивая никаких добрых намерений, начинают крутить руки, то первое и естественное желание — ответить насилием на насилие. Милиционер без формы может легко получить по голове, и по праву.

Да, это требование носить форму при охране общественного порядка не распространяется на оперативных работников. Все должно быть целерациональным.

— Хорошо бы обучить всех сотрудников милиции вежливому обращению со всеми гражданами, включая правонарушителей. Про Декларацию прав человека и Конституцию не говорим, это само собой разумеется. Разработать беларусский аналог «правила Миранды». Обучить ему каждого милиционера и натренировать произносить его внятно и с выражением, а не так, как пономарь.

— Хорошо бы не строить обвинение в суде только на свидетельских показаниях милиционеров. С них вполне достаточно составления протоколов и подготовки дела для передачи в суд. Не стоит ставить милиционеров в ситуацию, в которой оказались наши с вами герои — Яковлев И.И., Шишко А.А. и Пресняк Д.В.

Зачем? Во-первых, это совсем некрасиво.

Во-вторых, это развращает и деморализует личный состав. А народ может только тогда доверять милиции, когда каждый милиционер блюдет свой моральный облик и с гордостью носит высокое звание защитника закона.

— Хорошо бы мне с вами обсудить все затронутые в этом разговоре проблемы публично — в какой-нибудь специальной передаче белорусского телевидения. Зачем? Да затем, что все это напрямую касается всех и каждого.

У меня нет личных обид и нет особой тревоги за свое будущее. Я, в целом, вполне законопослушный гражданин. Мне за державу обидно. Да, я активный гражданин, и, в силу активности, время от времени приходится сталкиваться с правоохранительными органами. Я, как и все, нуждаюсь в защите закона, в справедливом разрешении затруднений и редких конфликтных ситуаций. И, увы, я очень хорошо информирован и слишком много знаю, чтобы не беспокоиться совсем.

Еще я хочу видеть нашу страну цивилизованной, справедливой, процветающей, создающей возможности для реализации способностей и талантов всех граждан.

У меня много дел и задач, время неумолимо, и на осуществление моих планов все меньше сил и времени. Но я готов отвлечься от других дел, чтобы помочь вам в решении всех тех проблем, которые мы здесь обсуждаем. Это очень нужно всем нам, и мне, пусть даже некоторым кажется, что я из тех, «кому больше всех надо».

Так что, я весь к вашим услугам!

Владимир Мацкевич, 7 апреля 2016 года».