Медиатор Елена Мосиевич: семейный конфликт — это море обид, а мы выступаем огнетушителем

Жилищные и имущественные конфликты между родственниками, семьи на грани развода — иногда такие ситуации длятся годами и нередко заканчиваются разбирательствами в зале суда. Однако есть и вариант мирного решения.

Жилищные и имущественные конфликты между родственниками, семьи на грани развода — иногда такие ситуации длятся годами и нередко заканчиваются разбирательствами в зале суда. Однако есть и вариант мирного решения — уже больше года в Беларуси работают медиаторы, специализирующиеся на урегулировании семейных споров.

О том, как это происходит на практике, корреспондент Naviny.by беседует с медиатором «Центра медиации и переговоров» Еленой Мосиевич.

Елена Мосиевич

— Медиация для нас — новый инструмент разрешения конфликтных ситуаций, кто и как может им воспользоваться?

— Медиация — это попытка создать условия для коммуникации конфликтующих сторон с участием нейтральной стороны, т.е. медиатора. Задача медиатора — помочь сторонам достичь взаимовыгодного решения конфликта. Основные принципы медиации: добровольность, конфиденциальность, равноправие сторон. Для начала процедуры медиации необходимо, чтобы хоть одна сторона выразила желание урегулировать конфликт во внесудебном порядке. Тогда можно приглашать и вторую сторону на предварительный разговор, если и она согласится на эту процедуру, приступаем к работе.

— В чем преимущества медиации в сравнении с судом?

— Во-первых, сам факт участия в суде — это стресс. Во-вторых, судью назначают, медиатора выбирают сами участники конфликта. Есть такая процедура как отвод судьи, но для ее осуществления должны быть веские основания. Медиатора каждая из сторон имеет право заменить, не объясняя причины. И сам медиатор может отказаться от работы с клиентом, если понимает, что не может сохранить нейтральность в данной ситуации.

В случае семейных конфликтов чаще всего работают два медиатора — мужчина и женщина, так сторонам психологически легче, ведь мужской и женский взгляд на одну и ту же проблему отличается.

В-третьих, равноправие сторон. В суде ведь изначально стороны не равны — один истец, второй — ответчик. Медиатор не пытается выяснить, кто прав, кто виноват. В-четвертых, суд руководствуется буквой закона, в медиации возможен нестандартный подход, гибкость — главное, чтобы медиативное соглашение удовлетворяло обе стороны.

В-пятых, семейные споры — это очень деликатная сфера, люди, как правило, не хотят выносить сор из избы. В суде же бракоразводные процессы — открытые, то есть каждый любопытствующий человек может присутствовать в зале, что для многих людей создает дополнительный стресс.

— При отсутствии несовершеннолетних детей и имущественных споров развестись можно в загсе. Во всех остальных случаях — только в суде. Сегодня пары в состоянии развода могут обратиться к медиаторам. Чем вы им помогаете?

— Все сопутствующие вопросы: раздел имущества, порядок воспитания и место проживания детей можно урегулировать с помощью медиатора и прийти в суд уже с готовым медиативным решением. Семейный конфликт — это море эмоций, обид. Медиатор выступает таким огнетушителем, помогая людям включить разум и начать конструктивно решать проблему.

Для медиатора важно уметь слушать и услышать человека. Нередко бывают ситуации, когда спрашиваешь у человека, а чего вы хотите добиться, а он отвечает: не знаю. Не знает, но уже готов разводиться. В семье часто накапливается море мелких претензий, которые люди замалчивают, а потом одномоментно все это выливается в грандиозный конфликт, и единственным выходом кажется развод.

Людям важно выговориться, выяснить причину конфликта, иногда ее и вовсе нет, а кто-то что-то подумал, кто-то со стороны что-то сказал, а кто-то промолчал, когда нужно было задать один простой вопрос. Бывало, что услышав друг друга, люди уходили от нас, передумав разводиться, так как исчезло непонимание, породившее конфликт.

— Больше всего при разводе родителей страдают дети, а нередко взрослые пытаются манипулировать детьми…

— Иногда супруги, увлекшись разделом имущества, вообще забывают о ребенке. Для ребенка, особенно в подростковом возрасте, сам факт развода родителей — тяжелая психологическая травма. Присутствие ребенка в суде (с 14 лет) — сильнейший стресс. Медиация позволяет решить вопросы воспитания, места жительства ребенка в максимально спокойной атмосфере.

Иногда к нам обращаются дедушки или бабушки — они тоже хотят установить порядок общения с внуками. Бывает, после развода бывшие супруги забывают, что внуки при этом бывшими не становятся.

Могу привести пример из практики: бабушка и дед хотят участвовать в воспитании внука. Мама мальчика пришла и сразу рассказала о своих проблемах: кручусь как белка в колесе — утром в школу отвожу ребенка, в обед забираю, кормлю, потому везу в спортивную секцию, потом срываюсь в работы, чтобы забрать его, потом опять на работу, в магазин, сделать уроки, приготовить ужин. Родители женщины живут в другом городе — помочь не могут. Родителей экс-мужа она рассматривала как совершенно посторонних людей и отказала им в общении с внуком.

Нам хватило одной медиативной сессии, чтобы решить проблему: родители бывшего супруга с удовольствием будут помогать в воспитании ребенка, тем более что и мальчишке нравится общаться с дедом и бабушкой. Женщина перестанет жить в состоянии вечной гонки и стресса, что лучше и для ребенка, и для нее самой.

— При решении имущественных вопросов суд запрашивает документы, адвокаты участвуют в процессе. Какие в этом смысле возможности у медиатора?

— В медиативных сессиях адвокаты тоже могут участвовать. Единственное о чем мы просим, чтобы был и сам доверитель, потому что в медиации решение принимается путем переговоров, а не на формальной основе.

Допустим, вопросы наследства. Суд четко следует нормам Гражданского кодекса, но ведь жизнь гораздо сложнее любых кодексов. И сами наследники иногда понимают, что пополам — это несправедливое решение в их ситуации. В отличие от судьи, мы не принимаем решение, мы помогает сторонам самим найти выход из спорной ситуации. Добровольное исполнение медиативных соглашений по семейным спорам составляет более 60% — это достаточно высокий показатель.

Перед тем как окончательно зафиксировать выработанное решение, медиатор проверяет его на реалистичность. Чтобы медиативное решение имело юридическую силу, необходимо чтобы оно было составлено по правилам мирового соглашения, тогла оно утверждается в суде как мировое соглашение и в случае неисполнения отправляется на принудительное взыскание.

— Могут ли родственники сторон участвовать в медиативных сессиях?

— Да, каждая из сторон может приглашать, кого сочтет нужным. А родственники — это нередко большая проблема. Бывает, человек ни по закону, ни по совести не имеет отношения к имуществу, но его психологическое влияние на участника конфликта насколько велико, что путает все карты. Есть немедиативные случаи — когда участники конфликта настолько инфантильны, психологические и финансово зависимы от родственников, что сами никаких решений принять не могут.

— Анализируя семейные конфликты, какую системную ошибку в поведении женщины вы бы отметили?

— Мы стали настолько эмансипированными, мы всё можем сами, что мужчины просто уже не понимают: а зачем они нужны рядом. Женщинам нужно перестать бояться женственности, слабости, учиться получать удовольствие от того, что в семье главный — мужчина: он кормилец, защитник, он принимает важные решения.

— А в поведении мужчин какой основной «сбой»?

— Мужчина заблуждается, когда думает, что его роль сводится только к зарабатыванию денег. «Дом полная чаша — что ей еще нужно», — удивляется мужчина. Женщине нужно внимание, чтобы муж сказал спасибо за ужин, чтобы сходил с ней в кино, с детьми — в цирк, чтобы просто разговаривал с женой. «Он со мной не разговаривает» — это серьезная причина для развода.

Четко прослеживается такая тенденция: чем меньше внимания женщина получала в семье, тем на большую финансовую компенсацию претендует при разводе.

— Обращение в суд связано с немалыми расходами: госпошлина, услуги адвоката. Судебные заседания могут переноситься, процессы иногда растягиваются на год-два. Какова альтернатива при обращении к медиатору.

— Из расходов — вознаграждение медиатору, если приглашают адвоката, то вопросы оплаты адвоката стороны решают самостоятельно. Медиативные сессии длятся около трех часов каждая, но если стороны готовы и хотят завершить решение вопроса, то сессия может длиться и шесть часов. Всего на рассмотрение каждой медиации законодатель отводит максимум 6 месяцев. С медиатором можно договориться о встрече в удобное время на нейтральной территории.

— Где найти медиатора, специализирующегося на урегулировании семейных конфликтов?

— На сайте Минюста Беларуси в свободном доступе размещен реестр медиаторов с примечаниями, кто в какой сфере специализируется.