Дмитрий Завадский. 15 лет с дня исчезновения телеоператора

По делам, касающимся пропажи людей, нет сроков давности…

Белорусский телеоператор, журналист Общественного российского телевидения (ныне — Первый канал) Дмитрий Завадский бесследно исчез в Беларуси 7 июля 2000 года. На тот момент ему было 27 лет.



С 1994 по 1997 год Завадский работал в операторском пуле Александра Лукашенко, после стал работать на ОРТ. Весной 1997 года он вместе с корреспондентом ОРТ Павлом Шереметом был арестован и обвинен в незаконном пересечении белорусско-литовской границы во время съемок репортажа, его условно осудили на полтора года лишения свободы. С октября 1999 года по май 2000-го Завадский работал в Чечне, где с Шереметом снимал фильм «Чеченский дневник».

Рано утром 7 июля 2000 года Завадский выехал из дому в национальный аэропорт Минск встречать Шеремета, который прилетал из Москвы. С тех пор оператора никто не видел. Его автомобиль был обнаружен в аэропорту.

В 2002 году Минский областной суд признал виновной в похищении Завадского группу бывшего бойца спецподразделения МВД «Алмаз» Валерия Игнатовича, который встречался с Завадским в Чечне. Игнатович, а также признанный виновным в похищении Максим Малик приговорены к пожизненному заключению. В марте 2004 года прокуратура приостановила расследование дела о похищении Завадского «в связи с необнаружением безвестно исчезнувшего лица». В 2005 году расследование было возобновлено, но в апреле 2006-го вновь приостановлено.

Правозащитник «Белорусского Хельсинкского комитета» (БХК) Гарри Погоняйло в интервью БелаПАН отметил, что по делам, касающимся исчезновения людей, нет сроков давности. «Необходимо или найти труп исчезнувшего, или установить виновных в исчезновении и доказать их вину по суду, тогда с делом будет все ясно», — сказал он.

Предварительное следствие, по словам правозащитника, «отработало слабо», поскольку «дальнейшая судьба Завадского установлена не была». Позже «осудили только двоих, хотя было выявлено, что в этом преступлении участвовали еще четыре человека».

Таким образом, Погоняйло сомневается, что это преступление совершили Малик и Игнатович. «Если оценивать доказательства по приговору, то они очень жиденькие и сомнительные, — говорит правозащитник. — Если Малик и Игнатович в какой-то степени причастны, то с ними можно и нужно работать по раскрытию обстоятельств этого преступления».

Однако, подчеркнул Погоняйло, вопрос в том, заинтересованы ли белорусские власти, чтобы двое осужденных по делу Завадского начали говорить. «У меня крайне мало веры в то, что нынешние власти хотят и способны расследовать не только дело Дмитрия Завадского, но и другие громкие дела об исчезновениях, к которым, как известно, причастны высшие должностные лица государства, — сказал он. — Игнатович был в прошлом офицером спецслужбы, Малик был действующим офицером спецслужбы, у них были командиры, которые отдавали соответствующие приказы. Надеяться на то, что люди, причастные к этим преступлениям, будут способствовать их разрешению, явно не приходится».

Родственникам исчезнувших и журналистам, по словам правозащитника, «нужно самостоятельно предпринимать какие-то действия для того, чтобы начать своего рода общественное расследование и найти какие-то зацепки — соучастников, обнаружить детали и выявить обстоятельства того, как складывалась дальнейшая судьба Димы».

Следует отметить, что в начале 2000-х годов были обнародованы документы, из которых следовало, что с оппозиционными политиками и общественными активистами расправился специально созданный для этого «эскадрон смерти». Среди причастных к похищениям упоминался бывший глава МВД Юрий Сиваков. По этой причине ему, как и ряду других белорусских чиновников, был запрещен въезд на территорию Евросоюза.