«Беларусь без крайностей». Минск укрепляет статус региональной переговорной площадки

Эксперты «Либерального клуба» анализируют главные события в белорусской политике, экономике, праве, социологии и культуре...

Крайности переполняют нашу жизнь. В поисках ответов на самые простые вопросы мы часто прыгаем из одной крайности в другую, не понимая при этом, что крайности лишь отдаляют нас от истины.

«Либеральный клуб» попробует взглянуть на нашу повседневную реальность без крайностей. Каждую неделю эксперты «Либерального клуба» анализируют главные события в белорусской политике, экономике, праве, социологии и культуре. Мы отбросим в сторону зашоренность, мифы и ограниченность конфронтационного мышления. В нашем арсенале — факты, логика и небезразличность.

«Либеральный клуб» для Naviny.by

Евгений ПрейгерманЕвгений Прейгерман

Минский диалог стартовал

26-28 марта состоялась первая международная конференция в рамках Минского диалога. Для участия в ней в Беларусь приехали ведущие эксперты по международным отношениям в регионе Восточной Европы из Евросоюза, России и стран «Восточного партнерства».

Минский диалог — это совместная инициатива белорусских аналитических центров — «Дискуссионно-аналитического сообщества «Либеральный клуб» и Центра Острогорского. Она направлена на создание экспертной платформы для поиска ответов на самые сложные вопросы международных отношений в регионе Восточной Европы. В рамках Минского диалога предусматривается организация регулярных экспертных мероприятий и публикаций с целью выработки актуальных рекомендаций для развития сотрудничества и предотвращения разделительных линий в регионе.

Глобальной целью Минского диалога является поиск взаимопонимания и точек соприкосновения между Европейским союзом и Евразийским экономическим союзом. При всей сложности поставленной цели и доминирующем со всех сторон пессимизме относительно будущего отношений ЕС и России, это как раз тот случай, когда сам процесс уже является хорошим результатом. Даже плохой диалог в сегодняшних условиях лучше его отсутствия, потому что альтернативой диалогу является война, как минимум, холодная.

Для Беларуси Минский диалог будет особенно полезным.

Во-первых, мы, как никакая другая страна, заинтересованы в том, чтобы противоречия между Россией и Западом не привели к широкомасштабному противостоянию в Восточной Европе. В случае дальнейшей эскалации ситуации мы станем эпицентром такого противостояния.

Во-вторых, активный неправительственный диалог (так называемый «второй уровень дипломатии») с участием авторитетных экспертов из России, западных и восточноевропейских стран придаст дополнительную опору новому статусу Беларуси как переговорной площадки для решения региональных проблем. А это в конечном итоге важно для нашей международной субъектности, независимости.

Наконец, при нормальном развитии ситуации Минский диалог будет способствовать и диалогу внутри Беларуси, которого нам всем за все эти годы так не хватало.

Антон БолточкоАнтон Болточко

Доктора для наук

По традиции Александр Лукашенко вручил дипломы доктора наук и аттестаты профессора научным и научно-педагогическим кадрам. Торжественное событие сопровождалось общими пожеланиями о будущем развитии системы высшего образования. Сказано было многое, но особое внимание хотелось бы обратить на следующее высказывание президента:

«Я постоянно нацеливаю Высшую аттестационную комиссию на то, чтобы был надежный барьер для откровенно слабых и неактуальных работ. Надо поддерживать и давать зеленый свет только тем исследованиям, которые имеют большую научную ценность и реальный эффект».

Несмотря на ежегодные наставления главы государства, на сегодняшний день количество качественных научных работ, за которые присваиваются ученые звания, остается небольшим. Доказательством тому служит не только малочисленность белорусских ученных в мировых рейтингах по индексу цитирования, а также малое количество зарегистрированных патентов, но и наблюдаемая кризисная ситуация по направлениям государственного управления и экономической политики. Таким образом, потенциал для повышения «научной ценности» работ, а также получения от них «реального эффекта» для нашей страны достаточно велик.

Можно предположить, что государство делает ставку на молодежь. По крайней мере, в своем выступлении Лукашенко также затронул эту тему: «Ученые должны помогать молодым талантам, показывать пример и передавать традиции лучших научных школ, в которых уже завоевана известность».

Однако и по этому направлению что-то не получается. Помощник президента по экономическим вопросам Кирилл Рудый в своей последней статье в экономическом бюллетене НИЭИ Минэкономики подтверждает это: молодых докторов наук в Беларуси по итогам 2013 года в возрасте до 29 лет не было ни одного, до 39 лет — 4 человека, 40-49 лет — 24, 50-59 лет — 158, 60-69 лет — 274, старше 70 лет — 243. При этом, как отмечает Рудый, наиболее прорывные открытия в мировой науке сделаны учеными до 40, а иногда и до 30 лет.

Судя по всему, пора переходить от слов к делу. Иначе как-то странно, что 99% докторов наук — это скорее наследие старой советской системы образования, а не результат работы новой, созданной в суверенной Беларуси.

Никита БеляевНикита Беляев

Поверхностная дебюрократизация

Складывается ощущение, что белорусские власти решили реанимировать все директивы, изданные за последние двадцать лет.

Так, на прошлой неделе была принята новая редакция директивы № 2 «О мерах по дальнейшей дебюрократизации государственного аппарата». К теме дебюрократизации белорусские власти периодически обращаются в своих выступлениях. К примеру, о необходимости полномасштабной дебюрократизации в январе заявлял глава Администрации президента Александр Косинец, да и другие чиновники неоднократно затрагивали эту тему. Однако ни из их выступлений, ни из отечественного законодательства (ввиду отсутствия четкого определения) невозможно узнать, что же означает этот процесс.

Большинство толковых словарей под дебюрократизацией понимают комплекс мер: снижение количества административных процедур, сокращение функций госаппарата и т.д.; процесс, направленный на ограничение сферы деятельности и функций бюрократии в обществе. Если отталкиваться от этого определения, то директива № 2 и в новой, и в старой редакции представляет собой поверхностный документ, не способный привести к дебюрократизации.

Дело в том, что большинство мер директивы направлено лишь на совершенствование работы госаппарата с гражданами. Нормативным актом практически не затрагиваются вопросы сокращения функций и числа административных процедур. А ведь именно эти инструменты, если судить по опыту других государств, являются основой процесса дебюрократизации.

Безусловно, совершенствовать механизм работы госорганов с гражданами необходимо, тем более, как показывают международные рейтинги, наша страна занимает здесь не лучшие позиции. Однако опасно сосредоточиваться лишь на этом, ведь принимать документ, направленный на дебюрократизацию, но не наделять его необходимыми инструментами — самообман.

Да, ответственные госорганы смогут отчитаться за исполнение поручения, но не запустить сам процесс. Хотя реальная дебюрократизация позволила бы повысить эффективность и качество работы госорганов, что особенно важно в сегодняшних непростых условиях.

Однако наличие хоть сколько-нибудь существенных мотиваторов у белорусской бюрократии в борьбе с самой собой вызывает очень большие сомнения.

Вадим МожейкоВадим Можейко

Молитва за авторское право

Продолжается судебный спор между композитором Олегом Молчаном, автором музыки к «Молитве» ансамбля «Песняры», и музыкантами, которые исполнили переработанную версию этой композиции на проекте «Re:Песняры» (Анастасия Шпаковская и другие участники группы Naka).

Юридическая сторона вопроса ясна: музыканты Naka не отрицают, что нарушили авторское право, споры ведутся вокруг другого. Чье авторское право нарушено: только Молчана, его общее с Мулявиным или же право принадлежит государству (впрочем, истец демонстрировал документы, которые подтверждают законность его авторских прав и согласие с этим Мулявина).

Второй вопрос — какова должна быть сумма компенсации? Молчан настаивает на Br18 млн. + судебные издержки, а ему пытаются ответить перечислением значительно меньших средств как всего дохода от того концерта.

Третий вопрос — философский: как может Молчан запретить нам «Молитву» Купалы?!

В общественном восприятии этот конфликт довольно некорректно стал в один ряд с историей запрета «Вершницы»-«Погони» Круковским и уже вызывает акции солидарности. Ситуация усугубляется тем, что среди представителей активного, независимого общественного и культурного секторов Шпаковская (и организатор концерта «Re:Песняры» Сергей Будкин) воспринимаются как «свои», а Молчан — как «чужой». В связи с этим хотелось бы обратить внимание на принципиальные моменты этой истории:

1. В Беларуси хронический дефицит культуры авторского права. Можно много говорить о его источниках, однако, если мы хотим быть цивилизованным обществом, необходимо учиться соблюдать правовые стандарты. Брать чужое нехорошо, даже если очень хочется и даже если это музыка на стихи Купалы.

2. Эмоциональные суждения, основанные на представлениях «свой-чужой», зачастую весьма далеки от истины. «Свой» творческий человек может нарушить закон, а белорусский суд может в конкретной ситуации руководствоваться международными, общепринятыми нормами авторского права (к слову, американский YouTube сразу удалил видео исполнения «Молитвы» Шпаковской на основании нарушения авторского права).

3. Солидарность — это прекрасно (например, когда собрали деньги на штраф для закрытого по сомнительным причинам «Логвинова»). Однако внимательный выбор темы солидарности — хороший тон для любого человека.

Александр Филиппов Александр Филиппов

Особенности национального туризма

Белстат опубликовал данные о развитии туризма в Беларуси по итогам 2014 года. Эти цифры хорошо отражают как реалии Года гостеприимства, так и отдачу от проведения чемпионата мира по хоккею и некоторых других спортивных мероприятий, на которые работала вся страна.

Так, число организованных туристов составило 137,4 тыс. человек, что лишь на 0,5% больше, чем в 2013 году. Лидером по количеству туристов стала Россия, откуда приехали 113,2 тыс. человек (увеличение на 1,7% за год). Не изменилась и средняя продолжительность пребывания этих туристов — 4 дня.

Низкой остается и загруженность белорусских отелей — 34% (41% в 2013 году). Это объясняется не только вводом в строй новых объектов: число иностранных граждан, проживавших в отелях, увеличилось всего лишь на 0,2%.

Все эти цифры недвусмысленно свидетельствуют о провале как Года гостеприимства, так и привлекательности ЧМ по хоккею. Очевидно, даже серьезная либерализация визового режима не привлекла в Беларусь толпы туристов, хотя, безусловно, это один из необходимых шагов. Сама значимость мероприятия (как и, например, юниорского чемпионата по биатлону) для мира белорусскими властями была переоценена.

Впрочем, цели проведения хоккейного чемпионата — вопрос дискуссионный. Как бы там ни было, в итоге ЧМ по хоккею опустошил бюджет Минска и стал основанием «именем революции» принудительно привлекать к многочисленным «стройкам века» студентов и школьников, а серьезного эффекта в экономике и туризме не принес.

Зато многочисленные споры вызвали сопутствующие чемпионату явления. Например, строительство гостиниц, во имя нужности которых разрушались исторические памятники, уродовался архитектурный ансамбль Минска. И при этом строителям предоставлялись совершенно неоправданные льготы (а гостиница в построенном здании могла так и не появиться даже через год после чемпионата).

Статистика подтвердила довольно простую истину: для развития въездного туризма нужны комплексные изменения, включая совместную работу власти с бизнесом и обществом, а не отдельные громкие чемпионаты со «стройками века».