Фотослайдшоу. Белорусы в метро: народная эпидемия грусти

Грустны белорусы бывают вне зависимости от поры года, политической обстановки и курса доллара. И только на праздники народ выглядит слегка веселее…

Возвращаясь домой после более-менее длительного визита за границу вы, к своему удивлению, можете заметить, с какими грустными, озабоченными и полными безнадеги выражениями на лицах живут белорусы. Заметнее всего это в минском метро, где люди сидят напротив друг друга. Занятые поездкой, белорусы расслабляются, перестают себя контролировать — и на лицах проступают их основные, фоновые эмоции.

Эпидемия грусти

Усталость, озабоченность, недоверие, страх, грусть, обреченность — в метро можно увидеть целый каскад негативных людских состояний. Около года назад я начала их фиксировать. Получилась коллекция грустных белорусов.

Я не нахожу в этом ничего удивительного: наши лица — отражение наших жизней. А в Беларуси довольный жизнью человек — редкость.

Грустны белорусы бывают вне зависимости от поры года, политической обстановки и курса доллара. Хотя на праздники народ выглядит слегка веселее. Печальны бывают не только люди пожилые, среднего возраста, но и дети. Последние, правда, реже. Дети, у которых стрессов и трудностей в жизни значительно меньше, видимо, учатся у взрослых взгляду на жизнь.

Для порядка стоит отметить, что в метро можно увидеть народ развеселый, со светящимися глазами, бурно что-то обсуждающий. Однако у тоскливой массы их вид вызывает солидарное молчаливое отторжение, отчего весельчаки часто тушуются. Очевидно, так мы тренируем молодежь пребывать в обществе с серьезным, а лучше — отрешенно-недовольным лицом.

Кроме жизни («нядолі»), которая у белорусов по определению трудна, печаль на лице, на мой взгляд, обусловливает наша культурная традиция. В языке накрепко засели выражения «не смейся, а то плакать будешь» и им подобные. На вопрос «Как дела?» у нас есть языковые формулы «с серединки на половинку», «могло быть и лучше», «терпимо» и прочие.

Недавно эту национальную особенность отметил блогер и редактор Onliner.by Денис Блищ.

«Не родила еще Вселенная такого минчанина, который на вопрос «ну, как идут дела?» ответил бы что-то иное кроме как «ай, так себе». Любой, кто получает прописку в Минске, проходит специальный инструктаж по профессиональному нытью. Минчанин может проснуться среди ночи и автоматом начать жаловаться на зарплату, босса, грязь, толкучку в метро, «понаехов», забитые парковки во дворе и слишком высокие бордюры для велосипедов. В этом мудрость нашего города», — пишет Денис Блищ.

При этом он отмечает, что минчанин умеет одновременно жаловаться на жизнь и покупать тачку в салоне.

Воспитание чувств

Возможно, мы такими были всегда, и грустные лица — наша защитная реакция на неблагоприятные обстоятельства и события окружающей среды. Возможно, еще больше печалиться белорусов приучила советская власть, поставившая человека в зависимое положение просителя: ходи понурым, а то подумают, что ты хорошо живешь.

Какие бы причины ни были, общий депрессивный эмоциональный фон на национальном уровне ни к чему хорошему не приводит.

Как быть хотя бы с таким противоречием? С одной стороны, общество лелеет идею, что персональный смысл жизни включает персональное счастье. С другой стороны, как же чувствовать себя счастливым, когда общество транслирует тоску-печаль? Хорошо бы придерживаться какой-то одной идеи.

Как это работает?

Как отмечает психолог Елена Егорова, «есть эмоции, возникающие по конкретному поводу, а есть постоянные, которые присутствуют как фон во всех жизненных ситуациях и проблемах. Эмоции эти связаны с глубинными особенностями личности, с годами они становятся все глубже и устойчивее».

Как пример, психолог приводит пессимистически настроенного интроверта, который несет в себе стойкую эмоцию недовольства собой, окружающими и мироустройством в целом. Эти константные, привычные эмоции проявляются в устойчивых мышечных зажимах: сжатые челюсти, сведенные брови, опущенные углы рта и т.д. И зажимы эти не расслабляются никогда — даже во сне наше лицо хранит привычную эмоциональную маску, построенную из напряжения определенных мышц. Так, глубокие складки, ведущие от носа к краю губ, — симптом тоски и депрессии, а мелкие разбегающиеся лучики в уголках глаз выдают веселого, смешливого человека.

Мимическая маска, которая начинает формироваться практически вместе со становлением характера и принимает свою законченную форму к пожилому возрасту, нарисована морщинами. Рисунок морщин говорит об основных, фоновых эмоциях, которые придают лицу привычное выражение — настолько привычное, что вы его уже не замечаете и не контролируете. Психологи говорят, что лучший способ избавиться от пессимистичной маски — начать контролировать как свои эмоции, так и лицо, не говоря уже про жизнь.