Проблему экстремизма государство переносит в бюрократическую плоскость

В конце сентября при Министерстве информации начнет работать межведомственная комиссия по выявлению экстремизма в печатной продукции…

В конце сентября при Министерстве информации Беларуси начнет работать межведомственная комиссия по выявлению экстремизма в печатной продукции. Эксперты считают создание комиссии попыткой властей перенести вопрос о признании материалов экстремистскими из правовой в бюрократическую плоскость.



По словам заместителя министра информации Владимира Матусевича, речь не идет о том, что комиссия будет выносить какие-то внесудебные решения.

«Эта комиссия создана в развитие закона о противодействии экстремизму. Экстремистские материалы будут признаваться таковыми по решению суда, а комиссия будет выносить экспертное заключение на предмет наличия или отсутствия признаков экстремизма в тех или иных материалах», — пояснил Матусевич.

Создается целая система

Создание такой комиссии предусмотрено постановлением Совета министров № 810 от 21 августа 2014 года. Документ предписывает создать систему экспертных комиссий в каждой из областей страны. Комиссия национального уровня при Мининформации будет также выполнять функции экспертной комиссии по Минску.

Предполагается, что в нее войдут авторитетные эксперты в сфере философии, психологии, филологии, социологии, а также представители органов госуправления, осуществляющих противодействие экстремизму, что позволит «всесторонне и компетентно рассматривать материалы на предмет наличия в них признаков экстремизма».

Комиссия будет иметь право запрашивать и получать необходимые документы, материалы и информацию, имеющие значение для проведения экспертиз. Также она сможет приглашать и заслушивать на своих заседаниях представителей госорганов, организаций, общественных объединений и индивидуальных предпринимателей. При необходимости для экспертиз будут привлекаться различные специалисты, общественные деятели, не входящие в комиссию.

Основаниями для проведения экспертизы будут обращения государственных органов, организаций, общественных объединений и индивидуальных предпринимателей, а также постановления (определения) госорганов или должностных лиц, которые имеют соответствующее право.

Заключение экспертной комиссии можно будет обжаловать в судебном порядке, а областной комиссии — в республиканской либо в суде.

А где независимые эксперты?

Заместитель председателя Белорусской ассоциации журналистов юрист Андрей Бастунец считает, что создание комиссии не отразится серьезным образом на ситуации со свободой СМИ в Беларуси.

«И на сегодняшний момент у представителей власти были все возможности получать нужные результаты по делам о противодействии экстремизму», — пояснил Бастунец в интервью БелаПАН.

Собеседник отметил, что внимание обычно привлекают громкие дела, связанные с литературой общественно-политического характера (например, признание экстремистским фотоальбома Belarus Press Photo 2011).

«Но на самом деле в списке экстремистских материалов есть достаточное количество литературы, которая и в самом деле имеет признаки экстремизма. Поэтому не надо слишком, может быть, считать, что данная комиссия является органом исключительно политической цензуры», — сказал Бастунец.

Одна из проблем в том, что само понятие «экстремизм» чрезвычайно широко трактуется в законе. «Именно в этом я вижу корень проблемы, а не в создании комиссии», — говорит эксперт.

В то же время Бастунец считает, что создание комиссии является, по сути, «подменой понятий и переносом центра решения вопроса из правовой сферы в бюрократическую».

«Потому что если проанализировать состав комиссии (республиканской. — Т.К.) и задачи экспертов, то мы видим, что это разные вещи, — подчеркнул собеседник. — Эксперт — это человек, который обладает большим объемом знаний в данной конкретной области. А в комиссии по экстремизму собираются люди различных специальностей, с самыми различными должностями, есть среди них специалисты, а есть и просто управленцы. Решение принимается простым большинством голосов».

Бастунец также отмечает, что не нашел в составе комиссии ни одной фамилии представителя независимого экспертного сообщества.

«Я не вижу в списке тех лиц, которые реально, я знаю, являются специалистами, например, в области лингвистики», — сказал он.

По большому счету, комиссия будет давать не экспертное, а управленческое заключение, заключает Бастунец.

«Но плюс в том, что появляется возможность оспорить это решение в суде. Другое дело, насколько эта возможность может быть реализована и принести положительный результат», — сказал он.

Из-за вопросов к квалификации членов республиканской и областных комиссий Бастунец считает, что постоянная комиссия будет хуже, чем те, которые формировались по необходимости, при появлении запросов на оценку конкретного произведения или книги.

«Эксперт должен быть специалистом в своей области. И его задача не принимать правовые решения. Он не может сказать, является ли такая литература экстремистским материалом, потому что это должен решать суд. Эксперт может сказать, есть ли в этой литературе призывы к чему-либо, как сформулированы, в каком жанре и тому подобное. Эта комиссия переводит решение вопроса в управленческую, бюрократическую сферу», — резюмировал Бастунец.

Какой окажется правоприменительная практика?

В свою очередь, медиааналитик Павлюк Быковский затрудняется сказать, какая форма работы лучше — постоянная комиссия или сформированная по требованию под конкретное дело.

«Могу сказать, что будет единообразно. Ранее у нас были случаи, когда в разных местах по одному и тому же материалу принимались разные решения. Сейчас такого разнообразия не будет», — сказал Быковский в интервью БелаПАН.

Он также отметил: важно, насколько решения комиссии будут обязательными для каких-то органов.

«В ситуации с комиссией по противодействию пропаганде насилия и порнографии, которая действует при Министерстве культуры, были попытки запрета концертов, — напомнил Быковский. — Причем когда подробнее начали разбираться, на каком основании эти концерты запрещались, оказывалось, что эта комиссия принимала рекомендательное решение. Но на основании этого рекомендательного заключения органы исполнительной власти принимали решение, что не нужен концерт».

В связи с этим важно, какой реальный статус будет у комиссии и какова будет правоприменительная практика ее решений, подчеркивает аналитик.

«Если это будут всего лишь рекомендательные решения, то это, скорее всего, может быть лишь одним из оснований для суда, относить что-то к экстремистской продукции или нет. Здесь можно гадать, но однозначно, как мне кажется, из тех документов, которые публично известны, оценить, как именно будет работать комиссия, пока затруднительно», — сказал Быковский.

При этом он обращает внимание на важность даже не принятия комиссией каких-то решений, а практики их применения.

«И до начала работы комиссии мы этого не увидим, — сказал Быковский. — Также не думаю, что они сразу же откроют лицо и начнут направо и налево что-то запрещать. Надо будет выждать».