Украина после Майдана. Онлайн-дневник

Что стало с нашей южной соседкой после Майдана? Как «революция достоинства» отозвалась в головах украинцев? Кто из них и почему больше никогда не сможет жить «в своей хате с краю»?

Пока на востоке Украины идет война, вся остальная страна приходит в себя после очередной революции. Что стало с нашей южной соседкой после Майдана? Как «революция достоинства» отозвалась в головах украинцев? Кто из них и почему больше никогда не сможет жить «в своей хате с краю»?

Фото ura.ru
Фото ura.ru

Об этом и многом другом корреспондент Naviny.by Артем Шрайбман рассказывал в онлайн-дневнике с информационной поездки «У краіне ідэяў», которую организовала инициатива Belarus Watch.


Артем Шрайбман. Журналист, политический обозреватель БелаПАН. Либерал и оптимист. Посему верит в светлое будущее свободной европейской Беларуси, но только, если она переступит свое советское прошлое и не вляпается по пути в какую-нибудь очередную Азиопу.


В течение рабочей недели Naviny.by транслировали серию встреч в формате ток-шоу с активистами самых влиятельных инициатив и организаций третьего сектора, которые как грибы после дождя начали возникать в Украине после революции.

 Беларускай грамадзянскай супольнасці ёсць чаму павучыцца ва Ўкраіне

Вместе с вами мы побывали на полях главных боев Майдана, пообщались с его уже немногочисленными обитателями и даже заглянули в резиденцию, где раньше обитал Виктор Янукович.

 

25 июля, пятница, 02:00

Мой небольшой фотоотчет с вечерней прогулки по Майдану и прилегающим улицам станет последней записью в этот дневник. Заранее поблагодарю всех, кто его дочитывает и следил за нашими обновлениями.


Фоторепортаж.
Неоконченная революция.
Майдан сегодня


 

24 июля, четверг, 15:20

Сегодня мы встретились с активистами организации «Общественный сектор Евромайдана». Инициатива начиналась как простая сеть активистов в первые дни протестов в ноябре прошлого года.

«В какой-то момент мы поняли, что нас уже не 15 человек стоит ночью, а люди начинают прибывать сотнями. Тогда я поняла, что они не смогут прибывать постоянно, нужно налаживать процесс расселения», — рассказала координатор Алена Подобед-Франковская.

Новые люди активно включались в работу, привозили еду, одежду, оборудование, медикаменты, бочки для обогревания. По словам Алены, уже на пятый день на майдане была оборудованная кухня, вся инфраструктура вплоть до указателей, куда идти.

После первого разгона (утро 30 ноября) у активистов был шок, признается она. Люди не верили, что власть может действовать так жестко и брутально.

На первом этапе команда жизнеобеспечения Майдана состояла из 12 параллельно работающих групп: заселение, инфоцентр, питание, самооборона, логистика и т.д.

«Ежедневно только процессом заселения занималось около 25 людей. Значит, всего в день работало постоянно более 200 человек», — рассказала Алена.

Она продолжила: «Кто-то мог выдержать полдня, кто-то сутки и больше. Многих приходилось просто выгонять спать. Люди работали просто с фантастической отдачей. По себе помню, энергии хватало, хоть сна было по 3-4 часа. Мы не болели, было отличное настроение и полно энергии».

О работе медиков Евромайдана рассказал Александр Ябченко, врач: «Работа была начата уже 1 декабря в здании Киевской городской администрации. Мы организовали временный медицинский пункт: натянули между колоннами белые простыни и красный крест. Постоянно на смене было около пяти врачей. Недостатка в людях не было, постоянно была ротация».

Сеть активистов оформилась в «Общественный сектор Евромайдана» после первого разгона акции 30 ноября. Постепенно к протестам начали подтягиваться оппозиционные политики.

«Мы сознательные, вменяемые люди. Мы понимали, что кто-то должен вести переговоры с тем же Януковичем. Оппозиционные политики никоим образом не были руководителями, они всего лишь были переговорщиками с властью», — говорит Александр.

По его убеждению, «Майдан победил не благодаря политикам, а вопреки им. Причем, что одним, что вторым. А сейчас они друг перед другом орут, как они спасали Майдан».

«На Майдане не было главных. Были люди с определенными функциями», — добавляет Алена.

Алена Подобед-Франковская

По словам Александра, огромную помощь Майдану оказали простые киевляне.

«Ты приходишь на Майдан, а у тебя нажарены свежие котлетки или сделаны голубцы. Киевляне нас кормили, одевали. Мы не чувствовали никакого негатива, хотя перекрыли им центр города. Киевлян на Майдане было немного. Но когда происходило что-то критическое, они толпами валили на площадь», — рассказал Александр.

Активисты говорят, что не разочарованы результатами Майдана.

«Мы были бы очень наивными, если бы думали, что всё сразу изменится. Да, мы видим многое, что мы не хотели бы видеть после победы Евромайдана. Но вместе с тем мы понимаем, что раз мы выдержали такой сложный период, выжили и смогли победить, то мы сможем построить эту страну заново. Нужно время. Нет ни одной страны, которая получила бы это в один момент сразу после революции», — заявила Алена.

Она добавила, что если надо, активисты «Общественного сектора Евромайдана» готовы идти во власть, но пока таких планов нет.

Что же касается людей, остающихся на площади, то, по словам Алены, Майдан — это явление.

«Там остались люди, которые все еще работают с Майданом как с территорией. Я считаю, что Майдан как территория уже закончился», — отметила она.

Майдан завершен, но этим людям надо больше времени, чтобы это осознать, добавила Алена.

При этом активисты не скрывают, в палатках немало алкоголиков, бомжей и уголовников, которые пришли туда с оружием (к слову, завтра в моем дневнике будет репортаж с Майдана и прилегающих «полей боев» украинской революции).

Майдан, возможно, и закончился, но деятельность его «Общественного сектора» только начинается. У наших гостей большие планы. Сегодня они строят региональную сеть активистов, которую при надобности можно будет быстро мобилизовать. В том числе, их планируется привлекать к наблюдению за будущими выборами в стране.

Отдельным направлением работы организации остается сближение чиновников с людьми, распространение практики общественных слушаний и одобрения местным населением назначения тех или иных госслужащих.

«Общественный сектор Евромайдана» продолжает точечные акции протеста, поминальные акции о погибших за месяцы революции, а также собирает средства на помощь их родственникам и тем, кто находится на лечении. Отдельно собираются средства на нужды фронта на востоке Украины.

«Если нужно будет использовать другие инструменты, пойдем в политику. Но пока таких планов нет», — заявила Алена в конце нашей встречи, видеозапись которой размещена в дневнике чуть ниже.

 

24 июля, четверг, ток-шоу с представителями «Общественного сектора Евромайдана»

Сегодня белорусские участники информационной поездки «У краіне ідэяў» встречались с представителями «Общественного сектора Евромайдана» — организации, возникшей в ответ на вызовы, которые встали перед гражданским обществом Украины на рубеже 2013-2014 годов в ходе трансформации мирного протеста в вооруженное противостояние.

Подробности встречи — позже в нашем дневнике. Предлагаем ознакомиться с записью данного мероприятия (смотрите с 24-й минуты), которое транслировалось в прямом эфире.

Broadcast live streaming video on Ustream

 

23 июля, среда, 23:30

Сегодня мы встретились с координаторами коалиции «Реанимационный пакет реформ». Это группа молодых людей, которые объединили ведущих экспертов Украины в разных областях и смогли разработать десятки законопроектов по реформированию разных сфер жизни страны. Но самое главное, что их предложения в итоге попадают на стол депутатам и очень часто становятся законами.

РПР возникла сразу после победы Майдана. Коалиция состоит из менеджеров, лоббистов, общественных организаций и экспертных рабочих групп. Последних уже 16: по антикоррупционному законодательству, реформе судов, прокуратуры, экономическим реформам, медиа-реформе и т.д.

Абсолютной фантастикой для Беларуси выглядят достижения РПР. За четыре месяца — 11 принятых законов на основе их предложений и 8 законопроектов, уже прошедших первое чтение в Верховной Раде. Среди прочего, они добились изменения закона о доступе к публичной информации, закона о госзакупках, принятия закона о высшем образовании, закона о люстрацию судей.

Эксперты в группах работают на волонтерской основе, редкие гранты тратятся на аренду офиса и прочие оперативные расходы.

«Если мы где-то находим какой-то грант, мы сразу раздаем, люди благодарны. Но если этих денег не будет, мы все равно будем работать, потому что мы считаем это нашим долгом перед страной», — говорит один из основателей РПР Максим Лацибо.

Ключевым направлением работы коалиции можно назвать лоббирование своих наработок. Кроме традиционных методов, вроде публичных акций, круглых столов, презентаций, работы в СМИ, у активистов есть, как они говорят, «свои депутаты». Речь идет о межфракционной группе депутатов Верховной Рады «Платформа реформ» из 28 человек, которые помогают членам РПР регистрировать свои законопроекты и физически попадать в Раду для убеждения остальных депутатов в необходимости предложенных реформ.

При Кабинете министров Украины работает Центр поддержки реформ — партнер РПР, который содействует в лоббировании инициатив РПР в правительстве.

По словам координатора РПР Оксаны Нечипоренко, у них нет иллюзий в отношении победы революции: «Мы понимаем, что мы только начали эту работу. Идея РПР в том, что нужно внести системные изменения в законодательство, чтобы кто бы ни пришел к власти, они были в рамках определенных правил игры».

Я задал активистам свой традиционный вопрос, как бы они лоббировали свои наработки, окажись они в Беларуси, где власть не всегда готова прислушиваться к голосу независимых экспертов.

Мне ответил координатор экспертной группы по административной реформе Николай Виговский: «Нужно найти точки соприкосновения, в которых нет угрозы действующей власти. Вы ищете какие-то сферы, изменения в которых будут полезны и гражданскому обществу и власти. Нужно объяснять госслужащим и чиновникам всех уровней, насколько это выгодно, в первую очередь им».

«Неизвестно, когда откроется окно возможностей. У нас было много групп с амбициями, но у них, когда появилась возможность что-то менять, не оказалось готовых наработок. Нужно постоянно готовиться», — добавил его коллега Остап Еднак.

В четверг, 24 июля, мы встретимся с организацией «Общественный сектор Евромайдана». Подключайтесь к онлайн-трансляции на нашем сайте в 11:00. А пока можете посмотреть видео-визитку организации. 

 

22 июля, вторник, 22:50

Завтра мы посетим офис инициативы «Реанимационный пакет реформ», которая включает в себя более 50 организаций, около 150 экспертов. Они занимаются лоббированием законопроектов. Около трети их законодательных инициатив были приняты Верховной Рады. Среди них реформа образования и судебной системы.

Подробнее о достижениях и будущем этой уникальной инициативы мы поговорим завтра в 11:00. Подключайтесь к онлайн-трансляции на нашем сайте. А пока представляем вашему вниманию видео-визитку РПР. 

 

22 июля, вторник, 13:30

Разговор с журналистами украинского интернет-проекта «Громадьске ТВ» Татьяной Козыревой и Андреем Сайчуком ожидаемо зашел о журналистике. В первую очередь, о том, что с ней происходит во время революции и войны.

«Громадьске ТВ» начиналось как проект молодых энтузиастов-журналистов, которые, не выдержав цензуры на классическом телевидении, переместились в онлайн. Что интересно, запуск проекта планировался на протяжении месяца до Майдана. Первый эфир должен был начаться со дня подписания соглашения об ассоциации с Евросоюзом в конце ноября прошлого года.

Но тогдашний президент Виктор Янукович подписывать документ передумал, что послужило спусковым крючком Евромайдана. «Этот однодневный тестовый эфир так и не закончился», — рассказал Андрей Сайчук.

Журналисты не согласны с тем, что кто-то называет их «рупорами Майдана». Говорят, что освещали Майдан, потому что это было важно. В своей работе, уверяют они, канал руководствуется кодексом журналиста от Би-би-си.

Аудитория интернет-телевидения доходила до десятков тысяч зрителей в часы особенно важных событий. Журналисты не заметили большого спада аудитории с той поры и признаются, что охват всей страны и не является их целью.

«Мы с самого начала говорили, что нам не важно охватить как можно большую аудиторию. Иначе мы делали бы другой продукт. С самого начала заказали соцопрос, определили, что наш основной зритель — средний класс. Они остаются с нами и после горячих событий», — сказал Сайчук. Своей миссией журналисты видят «помощь в модернизации украинского общества».

Журналисты не скрывают, начинали работать они за западные гранты. Потом запустили сбор пожертвований граждан. Результаты оказались выше всех ожиданий. «Идея была в том, чтобы собрать миллион гривен за сто дней. В итоге, мы его собрали за сорок», — рассказала Татьяна Козырева.

Коллеги признали, что оставаться неангажированным, профессиональным журналистом в моменты общественных потрясений сложно. До сих пор за отклонение от стандартов редакционный совет «Громадьского» отстраняет своих собственных журналистов на две недели от эфира. К слову, прямо сейчас «с красной карточкой» без эфира сидит даже глава всего проекта.

«Понятно, эмоции, постоянный прямой эфир по несколько часов. Когда ты включаешься с Майдана, а тебя закидывают светошумовыми гранатами, а вокруг женщин бьют палками, нашего опыта не всегда хватало. Но журналист должен оставаться журналистом», — убежден Сайчук.

Принцип общественного телевидения журналист считает оптимальным. «Государственных медиа не должно быть вообще», — сказал он.

Скептичен собеседник и по отношению к СМИ, которыми владеют олигархи. Но здесь встает вопрос устойчивого финансирования, которое в нашем постсоветском обществе найти трудно — люди готовы платить, пока происходит что-то революционное, а потом запал проходит. Наши гости признаются, что это самая серьезная проблема, и что с ней делать в более отдаленном будущем, они пока не знают.

Зашла речь и об украинском опыте противостояния российской пропаганде. Татьяна Козырева убеждена: «Как журналисты мы можем на такую пропаганду отвечать только правдой. Потому что, если мы будем создавать свою пропаганду в ответ, нас рано или поздно разоблачат так же, как мы сейчас разоблачаем российскую пропаганду».

Хотя коллеги признают, ситуация во время войны меняется. «Было бы странно позволить Геббельсу вещать на Польшу перед оккупацией. А пропаганда Кремля ничем не лучше, чем пропаганда Геббельса. Вон и Путин недавно сказал, что Геббельс был талантливым человеком», — заметил Андрей.

Нужно ли свое «Громадьске ТВ» белорусам, спросили мы украинских журналистов под конец встречи. «Нужно, если они хотят знать правду», — подвела черту Татьяна.

Следите за обновлениями на сайте, сегодня вечером вас ждет репортаж из резиденции бывшего президента Украины Виктора Януковича.

 


Украденная Украина.
Репортаж из резиденции Януковича

 

22 июля, вторник, ток-шоу с журналистами «Громадське ТВ»

Сегодня у нас встреча с журналистами «Громадське ТВ». Это украинский интернет-телеканал, основанный бывшими журналистами телеканала «ТВі». Позже к ним присоединились журналисты, ушедшие с других каналов. Особую популярность обрел во время событий на Майдане. В пиковые моменты количество одновременных просмотров «Громадське ТВ» достигало 180 тысяч. Существует за счет добровольных пожертвований.

 

21 июля, понедельник, 20:10

В организации «Интерньюс-Украина» нас встретил Виталий Мороз, специалист по новым медиа, социальным сетям и их роли в политических переменах. Разговор наш начался на тему отличия между украинцами и белорусами. Бытует мнение, что украинцы легче на подъем, чуть что — идут на майдан, у белорусов же в крови «памяркоўнасць».

Виталий Мороз

Виталий Мороз с этим не согласился. По его мнению, среди украинцев доля пассивного населения также достаточно высока. СМИ склонны концентрироваться на действиях активного меньшинства, отсюда и образ наших южных соседей как вечных революционеров.

Украинский медиа-эксперт считает, что в белорусском обществе протестные настроения также зреют, но вылиться наружу им мешает более жесткая власть, чем любая из бывших украинских. «Ваш айсберг еще не дал трещину, он подтаивает изнутри», — метафорично заметил наш спикер по фамилии Мороз.

Последний украинский Майдан он назвал, вслед за многими наблюдателями, «революцией достоинства». «Люди хотели, чтобы их уважали, чтобы их брали в расчет», — объяснил Виталий.

Он убежден, колоссальную роль в революции сыграла самостоятельная мобилизация людей. Дело дошло до бойкотов сайтов, в том числе, украинских, которые врали или молчали о событиях на Майдане. Сегодня этот запал перешел на бойкот российских товаров. По понятным причинам.

Виталий Мороз

«Патриотизация» не обошла стороной и независимые украинские СМИ. Журналисты ряда изданий, вроде «Украинской правды», честно заявили, что они, в первую очередь, граждане своей страны, а уже затем — репортеры, рассказал наш собеседник. Критики такого подхода обвиняют «патриотические» СМИ, в частности, в занижении цифр потерь украинской армии на востоке страны и других, порой неумышленных, искажениях реальной ситуации на фронте.

Я засомневался, смогут ли они после войны вернуться к профессиональной объективной журналистике (если об объективности вообще можно вести речь). Виталий Мороз считает, что смогут. Ведь после спада напряжения в обществе вернется запрос на качественную работу журналистов.

Вообще, месяцы Майдана стали временем взлета сетевых инициатив по консолидации активистов, сбору средств на нужды революции, а теперь — войны, порталов гражданской журналистики и просто новых СМИ. Это, по словам Мороза, рано или поздно ждет и Беларусь. Некоторые из таких «детей революции» не переживут возврата общества на спокойные рельсы, но некоторые смогут выдержать спад всеобщего политического возбуждения.

Завтра мы встретимся с журналистами как раз одного из таких рожденных Майданом интернет-СМИ — «Громадьске ТВ». По словам Мороза, эта креативная команда молодых тележурналистов в последние пару месяцев столкнулась со спадом интереса аудитории.

Об этом уникальном проекте, как он возник и что будет делать с вызовами пост-революционного спокойствия, мы поговорим завтра с 11:00 до 12:00. Подключайтесь к онлайн-трансляции на нашем сайте. А пока мы представляем вам видеовизитку «Громадьске-ТВ».

 

21 июля, понедельник, 13:00

Только что закончилось ток-шоу с активистами организации Centre UA. Команда проекта выполняет огромный объем работы: они пытаются контролировать власть.

К примеру, инициатива запустила сайт, который фиксирует обещания политиков и степень их выполнения. Активисты борются с прогулами депутатами заседаний Верховной рады, публикуют факты «кнопкодавства», когда один депутат голосует за нескольких коллег, обнародуют факты коррупции среди народных избранников.

Именно активисты этой организации первыми отправились в резиденцию сбежавшего президента Виктора Януковича в Межигорье, чтобы высушивать документы, которые были предусмотрительно выброшены в озеро бывшими хозяевами поместья.

В последние месяцы пребывания Януковича у власти, после принятия ряда законов, которые тут окрестили «законами о диктатуре», активистам грозили тюремные сроки до 15 лет. Приходилось скрываться, работать подпольно. Теперь, после революции, организация занимает офис в центре Киева. За стеной — редакция известного онлайн-издания «Украинская правда», в конце коридора — студия интернет-телевидения «Громадьске-ТВ».

Но работы после антикоррупционной революции меньше не стало. Активист Centre UA Наталия Соколенко подчеркнула: «Новая власть в лице Порошенко и депутатов, которые стояли с нами на Майдане плечом к плечу, хочет сесть на старые схемы. В том числе и по госзакупкам, тендерам, правосудию. И мы занимаемся тем, чтобы выбросить их из этих схем».

В связи с подписанием Украиной соглашения об ассоциации с ЕС, активисты Centre UA одними из немногих прочитали 2000 страниц документа и наглядно пытались объяснять простым людям, что изменится в их жизни.

Как отметила в ходе беседы менеджер Centre UA Инна Борзило, конфликт на востоке Украины внес определенные коррективы в работу организации. Объектом их внимания стало Министерство обороны и то, как оперативно денежные переводы граждан на нужды фронта доходят до адресатов.

«Многие во власти спекулируют на этой ужасной войне и говорят: «Сейчас не время смотреть на наши декларации». Но это обычная манипуляция. Они прикрывают войной свое бездействие», — отметила Борзило.

После ток-шоу я спросил у Инны Борзило, рискнули бы они заниматься своей антикоррупционной работой и пытаться так же смело контролировать власть, живи они в Беларуси. Инна однозначно ответить не смогла. Одно она сказала точно: Евромайдан и сопутствующие ему перемены в отношении власти и общества были бы невозможны в Украине, если бы организации вроде Centre UA не наращивали мускулы за годы до революции, не приобретали опыт контроля над властью и во времена, не особо для этого комфортные. 

 

21 июля, понедельник, ток-шоу с представителями Centre UA

Нашей первой остановкой будет офис общественной организации Centre UA. Организация работает с 2009 года, одним из первых направлений ее работы стала евроинтеграция. В рамках Centre UA были начаты такие инициативы, как: «Новы грамадзянін», рух «Чэсно», «Владометр», «Рэанімацыйнай пакет рэформ», «Доступ да праўды» і інш. Centre UA добилась принятия закона о доступе к публичной информации.

 

20 июля, воскресенье, 21:30

Первый вечер в Украине начался с отремонтированного блестящего аэропорта Борисполь под Киевом. Первым маячком того, что в стране многое поменялось, стал паспортный контроль.

Когда прибываешь в аэропорт любой столицы на территории Евросоюза, тебе не преминут напомнить, что ты немного из другого мира: граждане ЕС выстраиваются в одну, особенно динамичную очередь, ты же как счастливый обладатель белорусского гражданства стоишь в окошко all passports с другими не до конца европейцами. Я признаюсь, удивился, увидев точно такое же разделение в украинском аэропорту: граждане Евросоюза и теперь уже ассоциированной с ним Украины заняли одну очередь, нас с коллегами-белорусами ожидала другая.

Эхо войны: к гражданам союзного с Россией государства здесь относятся немного с пристрастием. Некоторых из наших коллег, и не только мужчин, попросили задержаться и увели на дополнительную беседу.

Дорога из аэропорта в Киев не оставила сомнений: Украина уже не та. Водители объезжают стороной заправки российского «Лукойла», останавливаясь на расположенных по соседству Shell. На всех столбах разделительной полосы вывешены, чередуя друг друга, украинские и европейские флажки. Они же на лобовых стеклах десятков, если не сотен, проезжающих мимо машин. Я с трудом смог найти многоэтажку на въезде в город, на одном или нескольких балконах которой не было бы вывешено большое желто-голубое полотнище.

А город выглядит вполне так же, как и до революции. Только в разговорах с таксистом этой темы не избежать. Он рассказал, как с ним перестала общаться двоюродная сестра из России, потому что уверена, что в Украине одни «бендеровцы». На аргументы о том, что он объездил весь Киев и ни одного фашиста не видел, ответ из России простой: «Вы там зомбированные».

Завтра, 21 июня, нам предстоит встреча в формате ток-шоу с представителями организации Centre UA. Обсудим достижения украинских активистов, борющихся с коррупцией в недавно одной из самых коррумпированных стран Европы.

В 11:00 подключайтесь к онлайн-трансляции на нашем сайте. А пока можете посмотреть видео-визитку организации.

После этого мы встретимся с представителем организации «Интерньюз-Украина» Виталием Морозом. Разговор пойдет о том, как использовались новые медиа, социальные сети во время Евромайдана. О самом интересном с этой встречи я расскажу вам вечером.