Теракт в минском метро. Три года спустя

Самый кровавый и трагический эпизод дела «витебских террористов» навсегда разрушил представление о том, что подобное может произойти, где угодно, но только не в Беларуси.

Взрыв на платформе станции метро «Октябрьская» не только убил и покалечил ни в чем не повинных людей. Самый кровавый и трагический эпизод дела «витебских террористов» в 17 часов 55 минут 50 секунд 11 апреля 2011 года навсегда разрушил представление о том, что подобное может произойти, где угодно, но только не в Беларуси. Получили, откуда не ждали.

Минуло три года. Всё ли сделано для того, чтобы не получить опять?

Увы, никто сегодня не даст гарантий, что подобное больше не повторится. Даже президент, за три года до трагедии опрометчиво заявивший: «Террора в стране допустить я не могу». Самоучка-конструктор взрывных устройств Дмитрий Коновалов с чудовищной легкостью доказал обратное.

Рядовой 25-летний токарь с примитивным мышлением в одиночку одолел армию силовиков. Вся террористическая биография Коновалова, в подробностях описанная в материалах уголовного дела № 11068930017, это бесспорный факт провальной деятельности, точнее — преступной халатности, всей правоохранительной системы государства. От участкового инспектора милиции до начальников в разного цвета мундирах, воспринимавших взрывы в Витебске в сентябре 2005 года и Минске в июле 2008-го как злостное хулиганство.

А потом, 11 апреля 2011-го, наступила расплата — ценою в 15 жизней и четыре сотни покалеченных телом и душой.

Примечательно, в мае 2002 года на правах самостоятельного подразделения в КГБ был образован Антитеррористический центр (АТЦ). Сообщалось, что «причина создания центра отвечала мировым тенденциям и не была связана непосредственно с ростом угрозы террористических проявлений в республике». Проще говоря, были некие гипотетические ожидания прихода терроризма извне. На этот случай и создали АТЦ. Взрыв же в метро оказался сродни удару в спину, которого не ждали и который вынудил трезво оценить не только теоретические внешние угрозы.


Из аналитической записки КГБ (август 2011года)

«Анализ уровня угроз экстремистских и террористических проявлений в Республике Беларусь не соизмерим с тем, который имеет место в Российской Федерации, а также других странах с повышенной террористической активностью, но при этом нельзя полностью исключать возможность их проявлений в республике, о чем свидетельствуют события 11 апреля 2011 г. в Минском метрополитене.

Поступающие материалы указывают, что в перспективе большинство причин и условий, способствующих совершению террористических актов в Республике Беларусь, сохранятся.

Совершению преступлений террористического характера на территории Республики Беларусь также способствует недостаточная техническая оснащенность субъектов борьбы с терроризмом. Негативные процессы, увеличение которых сегодня отмечают во всех национальных сегментах Глобальной сети, подталкивают иностранные государства к приложению максимальных усилий в обеспечении своей информационной безопасности, в связи с чем отдельную обеспокоенность вызывают вопросы информационной безопасности (т.н. «киберзащищенность») деятельности всех государственных органов».


Госбезопасность на тот момент была озабочена поиском 6 млн. долларов на обучение и повышение квалификации специалистов в области борьбы с терроризмом и решения проблем материально-технического обеспечения. Хочется надеяться, что проблему удалось решить, и донора международной технической помощи чекисты нашли.

В июле 2012 года обновленный закон «Об органах государственной безопасности Республики Беларусь» более детально обязал КГБ «предупреждать, выявлять и пресекать террористическую и иную экстремистскую деятельность». Следующая фаза была отмечена в июне 2013 года, когда на базе Антитеррористического центра создается контртеррористическое управление КГБ.

В июле того же года постановлением Совмина утверждается Концепция борьбы с терроризмом в Республике Беларусь.

В документе подчеркивается, что «совершение актов терроризма в Республике Беларусь, использование террористами ее территории либо воздушного пространства для осуществления международной террористической деятельности могут быть обусловлены наличием как внешних, так и внутренних источников террористической угрозы».

Очевидно, что не без учета этих критериев в руководящем составе КГБ появился боевой офицер. 4 апреля 2014 года президент назначил полковника Олега Чернышева заместителем председателя Комитета государственной безопасности. С 2002 по 2009 годы Чернышев возглавлял Антитеррористический центр КГБ, с 2009 по 2013 годы являлся командиром специального антитеррористического подразделения КГБ — группы «А».

Откуда придет угроза?

На сегодняшний день о реальных внешних угрозах, слава Богу, говорить не приходится. Нет таких фактов. Гипотетически ожидать их следует с востока. В России терроризм воспринимается, как третья вечная беда, неспокойно в Украине… Что же касается внутренних белорусских угроз, то после 11 апреля 2011 года поводов напрячься было предостаточно.

Особо тревожным выдался 2012 год.

19 апреля. В Гомеле в магазине «Вёсны» то ли петарда хлопнула, то ли «самодельное устройство для осуществления действий террористической направленности». Серьезно никто не пострадал, незначительные повреждения получил мужчина. Сообщалось, что уголовное дело возбудили по признакам преступления, состав которого предусмотрен ч. 1 ст. 290 УК РБ (угроза актом терроризма).

По официальному сообщению КГБ: «Полученные оперативные данные, а также элементы самодельного устройства, иные признаки стали основанием для отработки версии о «разборках» между организаторами каналов нелегальной миграции из числа иностранных граждан, прибывающих под видом обучения в вузах г. Гомеля».

О результатах следствия ничего не известно

25 апреля. Вечером в Кобрине в результате взрыва гранаты погибли два человека — мужчина 1957 года рождения и его сын 1979 года рождения.

24 мая. КГБ сообщает о странном инциденте в Гомельской области, который квалифицирован по ч. 1 ст. 14 и ч. 1 ст. 289 УК РБ (покушение на совершение акта терроризма). Некий гражданин К. натянул на голову маску «с надписью на арабском языке» и пошел в атаку на милиционеров. Чекисты сообщают, что мужчина «с применением емкостей с зажигательной смесью и СВУ мощностью около 5 кг в тротиловом эквиваленте пытался совершить террористические действия в отношении сотрудников подразделения МВД по месту их дислокации». Несостоявшегося террориста задержали. 8 ноября 2012 суд признал его психически нездоровым и направил на принудительное лечение.

4 ноября. Сработало взрывное устройство на одном из участков белорусско-польской границы. Сообщалось о задержании семерых нарушителей границы (граждане Вьетнама и Пакистана), которые успели просочиться в Польшу. Подробности не сообщались.

6 ноября. Двое неизвестных бросили бутылки с «коктейлем Молотова» на территорию литовского посольства в Минске.

11 ноября. В 18.48 произошел взрыв у здания КГБ в Витебске. Виновной признали жительницу Витебска 1970 года рождения. Ее действия расценили как особо злостное хулиганство и приговорили к 4,5 годам лишения свободы без конфискации имущества с отбыванием наказания в колонии в условиях общего режима.

Год 2013-й прошел относительно спокойно в плане информирования населения о борьбе и пресечении возможных внутренних террористических угроз. Можно предположить, что материала для подобных сообщений у КГБ хватало, но год запомнился пространным заявлением главы спецслужбы Валерия Вакульчика о «предотвращении нескольких террористических актов со стороны анархистов».

В частности, председатель КГБ рассказал, что был предотвращен теракт в Гомеле. Упомянул он вскользь и о национал-большевиках, которые якобы «интересуются методиками изготовления взрывчатки». По словам Вакульчика, соответствующие изъятия были сделаны у этой группировки в Лиде во время расследования дела о хулиганских действиях против Дома поляков. Чем эти истории закончились, не сообщалось.

Возможно, силовики все же решили вести себя «потише» и не предавать огласки происшествия с акцентом на терроризм, которые могут будоражить общественное мнение.

Случай со студентами, у которых были обнаружены семь предметов, «внешне похожих на взрывные устройства», подходит под это описание. О нем стало известно только в конце января текущего года, хотя событие произошло еще 11 января. Молодые люди зачем-то экспериментировали с надувными шариками, которые наполнили горохом, сахаром с металлическими болтами и петардами заводского производства. Студенты отделались легким испугом.

А вот эпизод со студенткой, которая проявила недюжинную бдительность и разворотливость головы, остался, мягко говоря, недопонятым.

26 февраля работа минского метрополитена была на три часа парализована, а тысячи пассажиров оказались на грани нервного срыва. По официальной версии, девушка сообщила милиционеру, что «ее внимание привлек текст SMS одного из пассажиров: в нем он сообщал о планах привести в действие взрывное устройство в метро». Неофициально все произошедшее больше напоминало масштабную тренировку сил правопорядка, максимально приближенную к условиям совершения теракта.

…Призрак расстрелянного террориста Коновалова все еще бродит в столичной подземке? Впрочем, не призраков надо бояться.