Государству предложили отказаться от практики «гражданской смерти»

Конституционный суд считает необходимым законодательно закрепить понятие частичной недееспособности…

Процедуры признания недееспособности и восстановления дееспособности в Беларуси требуют существенных корректировок. Об этой проблеме говорят не только правозащитные общественные организации, но и Конституционный суд.


Фото ИТАР-ТАСС

Сегодня в Беларуси признание человека недееспособным означает для него «гражданскую смерть», поскольку лишает ряда прав, отмечает юрист Офиса по правам людей с инвалидностью Ольга Трипутень. Например, человек не может принимать решения в отношении имущества, лечения, выбора места жительства, участия в выборах, обращения в суд, воспитания детей, общения с близкими и так далее.

Причем лишить гражданина значительной части его прав суд может в отсутствие самого гражданина, так как, по словам юриста, суд не имеет прямой обязанности вызвать гражданина, в отношении которого инициировано лишение дееспособности. И такая практика стала нормой — никто из тех, кто обращался в Офис по правам людей с инвалидностью по вопросу восстановления дееспособности, не был вызван в суд, когда принималось решение относительно ее лишения.

Остро также стоит и проблема восстановления дееспособности. Согласно белорусскому законодательству, обращаться в суд для восстановления дееспособности может только орган, который ходатайствовал о ее лишении (прокурор, органы опеки, лечебные учреждения), или опекун.

Наибольшую инициативу, по идее, должны проявлять опекуны. Однако, по словам Ольги Трипутень, далеко не всегда опекуны заинтересованы в возвращении дееспособности, так как в таком случае теряют право распоряжаться собственностью лишенного дееспособности человека.

«Вследствие этого недееспособные граждане, не имея эффективных средств защиты своих прав, в том числе по восстановлению дееспособности, становятся самой уязвимой категорией населения», — сказала юрист.

Как считает координатор Офиса по правам людей с инвалидностью Сергей Дроздовский, здесь нет злонамеренности, речь идет об исторически сложившейся практике: «В стране существует неразвитость социальных услуг, интернаты носят закрытый характер, люди там ограничены в связях. Директор интерната, который является опекуном нескольких десятков человек, не может в полной мере выполнять обязанности опекуна и проявлять заинтересованность в возвращении дееспособности».

Законодательство, регламентирующее методологию диагностирования психического расстройства человека и проведения соответствующих экспертиз, не предусматривает дифференцированного подхода к определению тяжести психического расстройства, отметил Сергей Дроздовский.

«Такая ситуация, — сказал он, — предполагает однозначный вывод судебного эксперта о способности или неспособности гражданина по состоянию психического здоровья понимать значение своих действий или руководить ими».

Таким образом, считают эксперты, в белорусское законодательство необходимо внести нормы, которые позволят человеку, признанному недееспособным, самому обращаться в суд за восстановлением дееспособности.

«Необходимо разработать четкий механизм участия самого человека как в признании его дееспособным, так и наоборот, — полагает Ольга Трипутень. — Нельзя допускать автоматизма в лишении дееспособности людей, как это происходит теперь».

Недавно проблему признания граждан недееспособными и механизм восстановления дееспособности в связи с множеством обращений рассматривал Конституционный суд.

В результате Конституционный суд пришел к выводу, что «существующий правовой механизм, который не учитывает степень фактического снижения либо восстановления способности гражданина в определенной мере понимать значение своих действий или руководить ими вследствие психического расстройства, свидетельствует о конституционно-правовом пробеле в законодательном регулировании общественных отношений, связанных с признанием гражданина недееспособным».

Во время обсуждения проблемы в Конституционном суде представитель Верховного суда отметил целесообразность не лишения дееспособности, а законодательного установления возможности ограничения дееспособности лица, имеющего психическое заболевание. Схожую позицию занимает и Министерство здравоохранения. По словам его представителя, гражданам с ограниченной дееспособностью целесообразно сохранить право совершать мелкие бытовые сделки.

В результате Конституционный суд предложил Совету министров подготовить изменения и дополнения в Гражданский кодекс в части закрепления возможности ограничения дееспособности гражданина вследствие психического расстройства в зависимости от степени фактического снижения способности понимать значение своих действий или руководить ими и признания ограниченно дееспособными гражданина, ранее признанного недееспособным, в случае восстановления его способности понимать в определенной мере значение своих действий или руководить ими.




Оставьте комментарий (0)