Беларусь будет белорусской, когда перестанет быть советской

Можно ли говорить о Беларуси, как о стране, полностью завершившей трансформацию из осколка советской империи в полноценное независимое государство?

Можно ли говорить о Беларуси, как о стране, полностью завершившей трансформацию из осколка советской империи в полноценное независимое государство? Или, имея все формальные признаки независимости, Беларусь волей ее нынешнего руководства крепко увязла где-то в самом начале пути?

Ответы на эти вопросы 22 ноября искали участники международной конференции «Белорусизация. Можно ли завершить процесс институционального строительства независимого государства?», организованной Центром европейской трансформации при поддержке международного консорциума «ЕвроБеларусь» и Фонда Генриха Бёлля.

Фото АР

Что такое современная белорусизация?

Андрей ЕгоровПостсоветская трансформация Беларуси проходит непросто, страна не может до настоящего времени завершить процесс формирования полноценного независимого государства, отметил директор Центра европейской трансформации, политолог Андрей Егоров.

«В результате незавершенности процесса десоветизации, мы не можем адекватно отвечать на вызовы времени», — считает он.

Владимир МацкевичНе следует сводить национализацию к отношениям собственности или власти, напротив, этого следует избегать, считает философ, руководитель Агентства гуманитарных технологий и проекта «Летучий университет» Владимир Мацкевич.

«Национализация-белорусизация, — отметил он, — не тождественна ни экономическому понятию, ни этнократическому представлению о доминировании и гегемонии некоторого этноса. Национализация не ограничивается лингвистическими аспектами и ни в коем случае не сводится к ним».

Между тем именно так в определенных кругах воспринимается национальная идея. Красноречивый пример — недавнее заявление зампредседателя Консервативно-христианской партии — БНФ Юрия Беленького на митинге в Куропатах: «Молодежь, помни: если ты разговариваешь по-русски, ты в оккупационной армии, стреляешь в свой народ».

Андрей КазакевичДиректор Института политических исследований «Политическая сфера», старший научный сотрудник Университета Витовта Великого (Литва) Андрей Казакевич считает подобные заявления проявлениями крайностей, «которые, безусловно, не на пользу белорусской идее».

«К таким заявлением необходимо относиться спокойно — в любом обществе есть свои радикалы, причем как среди сторонников национальной идеи, так и среди противников. Такая позиция деструктивная и разрушительная. Очевидно же, что белорусское общество значительно сложнее. Нельзя свести весь комплекс политических, культурных и экономических проблем до вопросов языка», — уверен эксперт.

По его словам, белорусизацию следует понимать как формирование особого самосознания — на основе представлений о нашей стране, ее истории, автономной от соседних стран, сопоставимых с интересами страны личных интересов, понимания того, что «мы есть сообщество, имеющее и готовое отстаивать определенные интересы».

Татьяна Водолажская Социолог, координатор образовательной программы «Летучий университет» Татьяна Водолажская рассматривает белорусизацию или вопрос институционального строительства независимого государства «как вопрос обретения белорусским обществом власти над собственным настоящим и будущим, вместе с осознанной ответственностью за это будущее и настоящее».

«Механизмы удержания этой власти — социальные и политические институты, их формы и виды — неразрывно связаны с современными социальными связями и отношениями, с человеческим материалом, из которого они строятся», — отмечает эксперт.

Сначала десоветизация

Прежде чем говорить о белорусизации, необходимо вести речь о десоветизации Беларуси как составной части культурной политики, наряду с европеизацией, считает Владимир Мацкевич:

«Десоветизация-белорусизация-европеизация являются, с одной стороны, этапами общего процесса, с другой — самостоятельными установками или отношениями к культурной, социальной, экономической и политической реальности, к историческим событиям, проектам и программам».

Владимир Никитин Говоря о процессе десоветизации в постсоветских странах, президент Украинского педагогического клуба, основатель международного проекта Foundation For Future Владимир Никитин отметил, что многие ушли от советской (первой) модели отношений государства и общества, но не перешли к постсоветской (второй).

Первый тип — это когда власть упрощает устройство общества для того, чтобы полностью его контролировать, как это было в Советском Союзе: «Общество было сведено к трудовым коллективам и мощному административному аппарату, для удержания общества в его простой структуре был нужен репрессивный аппарат и закрытые границы. Администрирование осуществлялось через нормы и основанном на них планировании».

Другой тип взаимоотношений — власть усложняется для обеспечения жизни сложного общества. Каждая группа интересов имеет свой голос и возможность участвовать в политике, работают механизмы достижения баланса интересов, в частности, выборы и публичный диалог. Здесь уже администрированием не обойтись — нужны формы управления и самоорганизации, способности и власти и групп интересов вести публичный диалог и добиваться реализации принятых решений.

«Однако для достижения этого уровня нужно время и ресурс», — отметил Владимир Никитин, подчеркнув, что не существует единых схем прохождения этого пути.

«Необходимо возрождать собственный интеллектуальный потенциал, создавать зоны свободного и открытого обсуждения возможных будущих. А еще надо избавиться от мифа, что к власти придут хорошие люди и всё будет хорошо», — сказал украинский эксперт.

Альтернативы белорусизации нет

Как считает Андрей Казакевич, реальность показала, что альтернативы белорусизации нет, и ориентация на нечто другое — например, на внешние факторы в лице той же России, в конце концов, невыгодна в том числе и властям.

«Важно отметить, — сказал эксперт, — что это достаточно новое явление для Беларуси, которое оформилось за период независимости с 1991 года. Если сравнивать уровень дискуссий в начале 90-х и сейчас, чувствуется, насколько тогда было слабым осознание национальных интересов. Теперь же осознание белорусов себя сообществом является фактом — и не только для тех, кто относится к проевропейской общественности, но и их оппонентов. Естественно, что на этом пути было и есть много сложностей, но динамика скорее позитивная».