Соленое золото белорусской земли

Корреспонденты Naviny.by спустились в шахты «Беларуськалия»…

Возможность спуститься в настоящую шахту выпадает, мягко говоря, нечасто, поэтому как только появился шанс примерить на себя костюмчик шахтера благодаря организованному «Беларуськалием» пресс-туру, корреспондент Naviny.by схватила рюкзак и поспешила в Солигорск. А мой коллега мастер фото-видео Василий Семашко приехал в столицу белорусских шахтеров прямиком из командировки по Чернобыльской зоне (проверено — в темноте не светится).

Прибывших журналистов разделили на две группы. Нашей группе предстояло посетить Березовский рудник в четвертом рудоуправлении, который был сдан в эксплуатацию летом прошлого года. Журналистам раздали спецодежду, сапоги, объяснили правила пользования самоспасателем и повели на подземную экскурсию.

Спуск на глубину в 670 метров занял всего 3-4 минуты. Чтобы не закладывало уши, нам посоветовали чаще сглатывать (сработало). Первое, что мы увидели внизу, была табличка «Берегись автомобиля». Автомобиль в самом деле ожидал нас за поворотом — большая машина габаритами практически равна ширине шахты, но опытный водитель гнал с ветерком.

Мы проехали около 11 км по тоннелю, после чего стало понятно, что в данном агрегате без каски ездить весьма опасно. Есть и проблема выхлопных газов, которые ввиду отсутствия стекол и дверей поступают прямо в «салон» (хотя за четыре часа экскурсии по шахте к этому обстоятельству мы привыкли).

Сначала журналистов повели смотреть на вентилятор главного проветривания, где, как нам рассказали, впервые применена технология осевых вентиляторов подземного расположения, что, по словам представителей «Беларуськалия», позволило максимально снизить затраты на проветривание. Что сказать, «сквозняки» в шахтах сильные (некоторые чуть не сбили с ног), и по запаху воздуха можно сразу понять, исходящий это поток или входящий.

Вентилятор контролируется компьютером и работает шумно, но стоило нам зайти за очередную дверь, как все шумы мгновенно растворись в звенящей тишине, в отсутствие машин не нарушаемой никем, кроме заезжих экскурсантов.

Затем нас повезли на самый интересный объект экскурсии — к «лаве», как называют непосредственно место, где добывают руду. Детские представления о шахтерах как о потных грязных людях с отбойными молотками разбились об огромную умную машину — она неторопливо срезает слой породы, который затем поступает на конвейер, а с него — в самоходные вагонетки.

Но чтобы увидеть процесс собственными глазами, нужно было проползти на коленях около 150 метров в шахте с высотой стен всего в полтора метра. Перчаток и наколенников с собой у нас не оказалось, поэтому пришлось терпеть под руками и коленками острые осколки породы — зато ощущения, как говорится, незабываемые.

Шахтеры проводят в полусогнутом положении почти всю смену, а рабочий день у них, как у всех — 8 часов. Из них 7 они проводят под землей. Поскольку зарплата сдельная, обедают по очереди — экономят время.

Пока передвигались по шахте, во рту стоял вкус соли и пыли — последней воздух здесь пропитан так сильно, что луч фонарика почти теряется в облаке пылинок. Как нам потом рассказали, заболевания легких — одни из основных «профессиональных» шахтерских заболеваний, и респиратор тут не спасает. Постоянные шум, пыль, вибрация подрывают здоровье горняков. В Солигорске же, между тем, каждый четвертый работает на «Беларуськалии».

На закуску нам оставили знакомство с еще одним чудом техники — комбайном, пробивающим тоннели. Руда, которую он в процессе получает, является сопутствующей добычей и вместе с остальной поступает на фабрику по 11-километровому конвейеру.

Солнечный свет на выходе из рудника нас не ослепил, но был очень долгожданным. Видимость была прекрасная, позволяя во всем великолепии рассмотреть местные терриконы — искусственные горы из отработанной руды — эту обратную сторону медали многолетней успешной добычи белорусского соленого золота.