Кто должен вызубрить уроки «Хавьера»?

Обычно, когда речь идет о стихийном бедствии, всё произошедшее кому-то конкретному в вину не ставят. Мол, нет виновных, это же силы природы...

Дорожные и коммунальные службы четвертые сутки заняты уборкой снега, которым Беларусь завалил циклон «Хавьер». Обычно, когда речь идет о стихийном бедствии, всё произошедшее кому-то конкретному в вину не ставят. Мол, нет виновных, это же силы природы. Но так ли это на самом деле? Может, виноваты сами граждане, не отреагировавшие на предупреждения. Или вину следует переложить на плечи государственных служб, халатно отнесшихся к прогнозировавшейся угрозе?

Транспортники и дорожники валят друг на друга

После того, как возвращавшиеся домой люди под непрекращающимся в течение нескольких часов снегом вытоптали глубокие тропинки по обочинам дорог, стало понятно, что общественный транспорт встал надолго.

Интернет сегодня пестрит приключенческими историями о возвращении домой. Лидируют по числу сюжетов минские микрорайоны-соседи Сухарево и Каменная горка. А репортаж, снятый маленькой девочкой из окна собственной квартиры, массово разошелся по соцсетям«Так жалко этих людей», — говорит автор за кадром.

В этом смысле показательно, что с началом снегопада столичная Госавтоинспекция рекомендовала водителям по возможности отказаться от поездок на личном автотранспорте. В ряде случае именно брошенный личный транспорт и припаркованные в первой полосе автомобили создали непреодолимые препятствия для автобусов и троллейбусов, а также для снегоуборочной техники. Но по большей части наземный общественный транспорт встал именно потому, что не приспособлен к передвижению в снежных заносах. И в такой ситуации призыв пересесть из личного авто в общественный транспорт во многом теряет смысл.

У транспортников один ответ: проблемы возникают там, где дороги недостаточно расчищены, а также на участках, где движению общественного транспорта мешают оставленные на проезжей части легковые и большегрузные автомобили. Как сообщил директор филиала «Служба организации движения» ГП «Минсктранс» Андрей Варгасов, в таких ситуациях автобусы и троллейбусы вынуждены иногда отклоняться от маршрутов до тех пор, пока ГАИ не организует эвакуацию таких машин.

У дорожников ответ другой: убирают круглосуточно, задействована вся техника. Как сообщает «Белавтодор», проезжая часть республиканских дорог к утру 18 марта была практически полностью очищена от снега на всей территории Беларуси.

фото auto.onliner.by
фото auto.onliner.by

Если бы власти серьезно отнеслись к прогнозу синоптиков, который был вполне определенным уже в начале недели, ситуация могла бы быть менее напряженной. Во-первых, необходимо было многократно информировать людей о том, что может случиться в пятницу 15 марта. Возможно, стоило рассмотреть вопрос о сокращенном рабочем дне и отмене занятий в школах. Во-вторых, коль уж было известно, что случится серьезный снегопад, почему бы уже в среду-четверг не начать освобождать улицы от припаркованных на проезжей части автомобилей?

Удивляет также, что о пунктах обогрева, которые организовывало МЧС, люди узнавали из интернета, когда приходили домой вечером или ночью в пятницу, а не накануне в четверг. Работа по оказанию помощи людям, застрявшим на трассах, вообще велась как волонтерская. ГАИ, как рассказывали воители, только перекрывала дорогу, но ни о чем не информировала.

В аэропорту «Минск» люди оказались оторванными от мира

Уже к полудню пятницы Национальный аэропорт «Минск» был закрыт, прибывающие рейсы перенаправлялись в Гомель и Киев. Зато железная дорога работала по расписанию.

«Задержки поездов не превышают 10 минут», — сообщил TUT.By начальник станции «Минск-Пассажирский» Владимир Григорович. «Это сообщение передали как раз после того, как поезд Минск-Могилев простоял возле Осиповичей около часа, аккурат после извинений начальника поезда за опоздание, — рассказал Naviny.by один из пассажиров. — К слову, в Могилеве поезд на Брест также задержали».

Сегодня Национальный аэропорт «Минск» сообщает, что проведены масштабные работы по ликвидации последствий циклона. Высота снежного покрова достигала 45 см. «Для пассажиров в аэропорту были созданы необходимые условия пребывания: организованы дополнительные места для отдыха, магазины, кафе и бары работали в круглосуточном режиме», — сообщается на сайте аэропорта.

Меж тем сами пассажиры, кому «посчастливилось» застрять в аэропорту, придерживаются несколько иных взглядов. В комментариях для портала TUT.By люди называли условия своего пребывания в аэропорту «чудовищными».

Как сообщил Naviny.by заместитель генерального директора авиакомпании «Белавиа» Игорь Чергинец, в компании сейчас «анализируют произошедшее 15 марта, поднимают информацию о бронировании, чтобы оценить реальное число пассажиров, которые задержались в аэропорту».

Чергинец настаивает, что в час пик 15 марта там не могло быть две тысячи человек, как это утверждают пассажиры, «ведь столько человек «Белавиа» перевозит за сутки туда и обратно, а часть рейсов была выполнена».

Игорь Чергинец отмечает, что в создавшихся 15 марта погодных условиях «соблюсти все стандарты было невозможно»: «Мы выполнили на 100% наши стандарты, предоставив гостиницы, транспорт, питание пассажирам, которые улетели в запасные аэропорты. Там можно было добраться до аэропорта и обеспечить людям необходимые удобства. В аэропорт «Минск» нельзя было добраться, и в этом была основная проблема. У авиакомпании не может быть запаса воды и продуктов в аэропорту».

Означает ли это, что, случись подобное ЧП еще раз, в аэропорту будет происходить то же, что происходило 15 марта? Чергинец на это говорит, что не помнит подобного ЧП и выражает надежду, что такого больше не случится: «Все предусмотреть физически невозможно. Меж тем посмотрите, что происходило в европейских аэропортах во время снегопада и задержки рейсов. Там люди спят на полу. У нас никто на полу не спал».

Скорую помощь выручало МЧС

Психолог Наталья Олифирович отмечает, что произошедшее 15 марта показало, что люди абсолютно беззащитны перед стихией: «Мы всего лишь люди, и не можем контролировать мощные силы природы и обстоятельства. В пятницу 15 марта люди пережили, как мне кажется, достаточно сильный шок».

Меж тем в Минске в системе скорой медпомощи не было какой-то особенной ситуации. Главный врач Городской станции скорой медицинской помощи Александр Жинко сообщил Naviny.by, что и 15, и 16, и 17 марта служба скорой помощи работала в штатном режиме. Дополнительно вызывать сотрудников на работу не пришлось. За 15 марта поступило 1785 вызовов, что на 200-300 меньше, чем обычно в будний день. Жинко пояснил, что, скорее всего, это связано с отсутствием необоснованных вызовов, которые случаются в другие дни: «Люди все-таки видели, что творится за окном. Кроме того, специалисты во время разговора с пациентами решали некоторые вопросы по телефону. Случалось, вызов записывался, но затем люди от него отказывались по причине того, что скорая медпомощь им оказывалась не нужной».

Говоря о вызовах к больным на улицу, главный врач отметил, что «такие вызовы есть всегда, были и 15 марта». Так, в пятницу скорая оказывала помощь двум пострадавшим от легкого обморожения.

«На моей памяти ничего подобного в Минске не случалось никогда, — сказал главврач Городской станции скорой медицинской помощи. — Где-то были дороги не расчищены, где-то затруднен подъезд. Однако сообщений о том, что с пациентом случилось несчастье из-за того, что скорая опоздала или машина не могла подъехать к больнице или подъезду, нет. Мы доехали до всех. Так работать будем и дальше. Конечно, в связи со сложной ситуацией время прибытия было увеличено. Но снег чистим не мы, поэтому от того, как это сделано, зависит в числе прочего наша скорость. Понятно, что для того, чтобы нормально сработать, нужно было приложить значительные усилия. Когда наши машины не могли проехать, нам помогало МЧС. При всей серьезности ситуации в городе сотрудники МЧС ни разу не отказали в помощи скорой помощи».


Спасибо тем, кто помогал людям!

Во время атаки «Хавьера» на Беларусь, как это часто бывает в кризисных ситуациях, обычные люди проявляли чудеса взаимопомощи и взаимовыручки. Но немало было и тех, кого в сложившихся условиях можно приравнять к мародерам. Еще можно понять водителей на мощных внедорожниках, которые не останавливались возле голосующих, так как, возможно, спешили на помощь кому-то другому. Но нет ни одного оправдания тем таксистам и бомбилам, кто решил зашибить легкую деньгу на несчастных горожанах.

«Я ловила машину в течение 45 минут, никто не останавливался. Подъехал таксист и запросил 350 тысяч рублей от метро. Я заплатила: у меня ребенок был дома один, надо было ехать», — рассказала жительница Сухарево.

Совсем другую историю корреспонденту Naviny.by рассказал известный врач-инфекционист Николай Шавлов. Ему, как и многим другим в ту пятницу, пришлось возвращаться домой пешком: «Я с грустью думал, что если я упаду, меня обнаружат, когда растает снег. До дома еще оставалось четыре остановки, и не было никакой ясности — будет ли хоть какой-то транспорт. И в это время останавливается машина, и девушка, которую забирал водитель, спрашивает: «Кому до Алтайской?». Я, обрадованный, втиснулся в машину и доехал до своей остановки. Когда я попробовал протянуть водителю деньги, он резко отказался, а я от неожиданности даже не сообразил спросить его имя, чтобы помолиться за его здоровье».

Доктор Шавлов считает, что случившееся 15 марта было суровым уроком для всех: и специальных служб, и рядовых граждан: «Уроки даются для того, чтобы делать выводы и не наступать на те же грабли. И надо знать всем, всем без исключения, что человек, лежащий у дороги, не всегда пьян. Это может быть инсульт, может быть диабетическая кома. А если человек пьян — он все равно беспомощен, и его жизнь находится под угрозой. На мой взгляд, надо задействовать все ресурсы СМИ, чтобы до каждого человека, независимо от его образования, статуса и так далее дошло: если жизнь человека под угрозой, не надо размышлять — надо действовать».

Надо учить людей оказывать первую помощь, быстро ориентироваться в критических ситуациях, когда промедление смерти подобно, считает Николай Шавлов: «У нас сильны иждивенческие настроения, что кто-то нам должен: государство, милиция, скорая помощь. Там работают люди, такие же, как и мы. Они знают свое дело, делают его, но не всегда могут успеть. Это не так просто, сориентироваться и принять грамотное решение, даже профессионалам. Когда у меня случился первый инсульт, ни врач скорой, ни участковый врач не поставили диагноз, хотя для меня было ясно, что это катастрофа. Второй инсульт случился на работе. И теперь могу с уверенностью сказать, что только своевременные и четкие действия моих коллег дали мне возможность вернуться в строй».

Психолог Наталья Олифирович считает, что 15 марта, оказавшись в урагане, многие впали в детское состояние, когда почувствовали себя беззащитными и стали искать помощи у «большого папы», то есть у государства, которое должно было решить все проблемы: «Хавьер» заставил людей обратить внимание друг на друга и проявить взаимовыручку: люди подвозили друг друга, помогали толкать застрявшие машины. При этом на призыв выйти в воскресенье в свои дворы, чтобы помочь убрать снег, откликнулись не многие. Наши люди надеются, что кто-то придет и разгребет вместо них и их проблемы, и снег вокруг машины».

По правилам удобно жить, когда все хорошо и спокойно, отметила Наталья Олифирович. Когда же случаются непредвиденные ситуации, «нереально ожидать, что с ними власти справятся: количество снегоуборочных машин, работников ЖКХ ограничено, поэтому мне кажется очень важным, чтобы каждый брал на себя личную ответственность».

То есть, если человек слышал штормовое предупреждение, но все же отправился в дорогу, то он должен осознавать весь риск и понимать, что вся ответственность теперь лежит только на нем самом. 

«Если же человек выехал и застрял, правомерно ли обвинять всех вокруг в этом? — задается вопросом психолог. — Возможно, все-таки стоило отложить поездку. Таким образом, на мой взгляд, необходимо различать ситуации повседневности, когда прописанные правила хорошо работают и позволяют регулировать отношения между людьми и государством, и форс-мажорные обстоятельства, когда ответственность каждого повышается, потому что многие правила попросту не работают. А волшебник в голубом вертолете не прилетает, и надеяться приходится только на себя. Когда предупреждают, что ситуация будет сложной, не стоит это игнорировать. Знаете, это как ходить на красный свет. Можно перейти раз 50, а на 51-й собьет машина».