Смертельная тайна белорусских чиновников от правосудия

2012-й может стать для Беларуси первым годом без единого смертного приговора…

 

За девять месяцев текущего года в Беларуси смертных приговоров не было. В 2011 году в отношении трех человек отечественная Фемида вынесла решении о казни за государственный счет.

Вот и вся информация, которую удалось получить Белорусскому Хельсинкскому Комитету (БХК) за почти два месяца переписки с госструктурами от правосудия. Путем официальных запросов правозащитники намеревались выяснить двухлетнюю статистику количества людей, приговоренных к смертной казни, количества казненных, а также тех, кто находится в «камерах смертников».

Публичной в данный момент является лишь информация о количестве вынесенных смертных приговоров и лишь до 2011 года. Такие сведения можно найти на сайте МВД. Данных за последние два года нет. Что касается сведений о количестве казненных и приговоренных, ожидающих приведения приговора в исполнения, в белорусской практике такая информация оказывается полностью закрытой от широкой общественности.

Правозащитники обращались в Верховный Суд, Департамент исполнений наказаний МВД и Генпрокуратуру.

В Верховном Суде им посоветовали обращаться в Министерство юстиции. В ДИН просто указали, что предоставление таких сведений не относится к компетенции этого органа. Ответ из Генпрокуратуры не отличался многословием. Ведомство сообщило, что «отчеты о деятельности органов прокуратуры не предусматривают накопление информации о приведенных в исполнение и подлежащих исполнению приговоров судов о смертной казни».

И только Министерство юстиции отчасти «выдало» тайну, сообщив БХК о том, что всего в 2011 году 3 человека было приговорено к смертной казни, а за 9 месяцев текущего года смертных приговоров не выносилось.

Председатель юридической комиссии БХК Гарри Погоняйло так комментирует ответы чиновников: «Информация о количестве смертных приговоров – вынесенных и приведенных в исполнение – не является секретной, следовательно, мы имеем право искать и получать эти сведения. Это право закреплено как международными договорами Республики Беларусь в области прав человека, так и национальным законодательством, а именно Конституцией (ст. 34) и Законом «Об информации, информатизации и защите информации» (ст. 6). Государственные органы, в свою очередь, обязаны нам ее предоставить. Тем не менее, на практике оказывается, что «вырвать» такие данные у чиновников очень сложно. Госорганы по традиции продолжают окружать смертную казнь ореолом таинственности, который сам по себе провоцирует недоверие к ним. Радует только то, что, уходящий год имеет перспективу стать первым годом без единого смертного приговора».

Имена двух из трех приговоренных к смерти известны. Год назад был вынесен смертный приговор Дмитрию Коновалову и Владиславу Ковалеву. В марте текущего года стало известно, что его привели в исполнение, несмотря на то, жалоба Ковалева на нарушение права на жизнь еще рассматривалась в Комитете по правам человека ООН. Верховный суд Беларуси заявил, что смертный приговор осужденным за теракт в минском метро приведен в исполнение «без излишней поспешности и с соблюдением всех процессуальных норм».

Напомним, Комитет по правам человека ООН при рассмотрении дела Ковалева в итоге пришел к выводу, что белорусское государство нарушило Пакт о гражданских и политических правах, а также факультативный протокол к нему, предусматривающий своевременное обращение обвиняемого в ООН. В своем решении Комитет ООН обратился к белорусским властям с требованием опубликовать свое решение в средствах массовой информации, а также предпринять ряд мер, чтобы судебные ошибки не были допущены в будущем.

Как отмечают в БХК, поскольку дело было чрезвычайно резонансным, информация и о процессе, и том, что происходило после приговора, становилась публичной. Но далеко не всегда, когда людей приговаривают к расстрелу и казнят, это получает широкую огласку. В настоящее время неизвестно, сколько всего людей было казнено в Беларуси, есть только приблизительные оценки. Наша страна остается последней в Европе, где применяется смертная казнь.