«Государево око» изголодалось по кадрам

Прокуратура столкнулась с проблемой дефицита кадров. В некоторых районах прокурорские ряды настолько поредели, что и работать некому…

Создание Следственного комитета автоматически вызвало необходимость реформировать весь правоохранительный блок Беларуси, за исключением разве что КГБ. Оставшиеся без следователей ведомства — МВД, прокуратура и ДФР КГК — пребывают в некоторой растерянности с тревожными думами о своем будущем. Однако войти в ступор им не дает Александр Лукашенко, который периодически перетряхивает силовиков и наставляет на путь истинный.

Александр Лукашенко

Министерство внутренних дел в настоящее время с подачи главнокомандующего озабочено подготовкой проекта о своем то ли город бывшего руководителя Генпрокуратуры Григория Василевича: «Сама Генеральная прокуратура чрезмерно увлекалась теориями и законодательными изысканиями, ограничиваясь при этом узковедомственными подходами».

Григорий Алексеевич, действительно, как ученый, профессор, пытался поставить работу правоохранительной системы на рельсы науки, прекрасно понимая, что та же, например, экономическая преступность закономерно развивается, совершенствуется, изобретает новые криминальные схемы, а в борьбе с ней дубинки и пистолеты бесполезны.

К месту заметить, что Василевич, как человек с «особым мнением», не боялся идти против ветра. Например, он считал нецелесообразным создание отдельного следственного комитета. Возможно, профессор предвидел проблемы, с которыми уже столкнулась прокуратура.

На совещании у Лукашенко часть из них озвучили. В их числе — кадровый голод. К слову, в СК ушли не только прокурорские следователи — следователи лишь главное звено структуры, деятельность которой обеспечивают сотни специалистов другого профиля, так сказать, подсобный персонал. Тем паче, что для бывших прокурорских служба в СК принесла ряд важных социальных дивидендов.

Дело не только в более высоких зарплатах и прочих материальных благах. На пенсию прокурорские уходят как большинство граждан Беларуси: женщины в 55 лет, мужчины — по достижении 60-летнего возраста. Служба же в СК приравнена к условиям пенсионного обеспечения сотрудников МВД, то бишь в звании до подполковника в отставку можно уходить в 45 лет, полковники обязаны служить до 50-ти.

Выигрыш, как видно, значительный. Отсюда, вероятно, и отток кадров из прокуратуры в Следственный комитет. Что существенно сказалось на районных прокуратурах, где ряды настолько поредели, что и работать некому. Очевидно, Генпрокуратура предложила президенту решить проблему путем межрайонных структур. Лукашенко предложил свой вариант.

«Я бы вас предостерег от этого. Лучше давайте мы в центральном аппарате сократим единицы, но добавим в те районы, где необходимо. Их немного, — сказал он. — Как в районе исполнительная власть будет функционировать без прокурора? Ведь вы вмонтированы во властные структуры».



Руководство Генпрокуратуры считает, что «отчасти» кадровый голод вызван недостаточной социальной защищенностью прокурорских работников. Лукашенко же уверен, что денежное довольствие и квартира — не главное. Вопрос — в подборе кадров, которые «надо подбирать изначально после школы, службы в армии тех, кто будет служить не только за деньги и квартиру, но и за идею, защищать права и интересы граждан — служить Отечеству».

С главой государства, понятно, никто из людей в синих мундирах спорить не стал. Хотя всем очевидно, что при таком варианте решения проблемы, сегодня подобранные «после школы» кадры придут служить в прокуратуру «за идею» в лучшем случае лет через пять. За это время ведомство может с кадрового голоду помереть.

Напутствуя и озадачивая прокуратуру, как «государево око», Александр Лукашенко использовал обычные дежурные фразы. В частности, он потребовал усилить работу по борьбе с коррупцией и усилить надзор за исполнением законодательства. И привел весьма красноречивый пример, как работать нельзя.

Директор ОАО «Гомельстекло» Юрий Ивлев 14 месяцев провел под стражей. КГБ обвинял руководителя в злоупотреблениях и взяточничестве, но суд Ивлева полностью оправдал. Прокуратура, как известно, осуществляет надзор за следствием и представляет обвинение в суде. Непонятно, почему из сотен историй о незаконных привлечениях к уголовной ответственности, Лукашенко вспомнил дело двулетней давности. Может, невинно пострадавшего руководителя хотят реабилитировать на самом высшем уровне? Или посадить нерадивых следователей и прокуроров?

В целом же совещание у Лукашенко для прокурорских работников прошло без эксцессов и сенсационности. Чтобы материально поддержать людей в погонах, Лукашенко в который раз пообещал «подвижку в зависимости от наличия ресурсов». Для борьбы с коррупцией создадут очередную комиссию.

…Судя по всему, следующими в президентской очереди по «совершенствованию деятельности» стоят Комитет госконтроля и судебная ветвь власти.