Белорусский режим начнет депортировать неугодных?

Способна ли власть использовать заржавевшее советское оружие для борьбы с инакомыслием…

 

В арсенале белорусского режима остаются неиспользованными совсем немногие средства борьбы с инакомыслящими. В их числе — лишение гражданства и депортация. Советская власть в свое время таких мер не чуралась. Реальны ли подобные сценарии в Беларуси?

До крайности дело еще не дошло, но такие перспективы уже просматриваются. По крайней мере, мысли белорусской власти, как кажется, движутся именно в этом направлении: когда одно средство не помогает либо не дает должного эффекта, тут же применяется очередное, выглядящее, на первый взгляд, как мелкая пакость.

Из этой серии так называемый «список невыездных», в который чудным образом угодили оппозиционные политики, правозащитники и журналисты. Все они вынуждены были сперва втянуться в бесперспективную переписку с госструктурами, по вине которых не смогли покинуть родину, а затем – пойти по судам, не торопившимся браться за рассмотрение таких дел.

Четыре месяца пылились в суде Центрального района Минска жалобы директора информационно-просветительского учреждения «Платформа» Андрея Бондаренко и заместителя председателя Правозащитного центра «Весна» Валентина Стефановича на действия Министерства обороны и Министерства внутренних дел на внесение их фамилий в банк данных о гражданах, право которых на выезд из Беларуси временно ограничено. В «список невыездных» правозащитники попали, якобы, за уклонение от призыва на воинскую службу. Лишенная премии за июнь за волокиту судья Елена Семак рассмотрела их заявления только в минувшую пятницу.

Гражданский процесс длился пять часов и особых неожиданностей не принес. Судья Семак признала жалобы Бондаренко и Стефановича незаконными и необоснованными. В то же время их фамилии попали в милицейскую базу также незаконно.

Следует заметить, что из ответчиков относительно спокойно себя чувствовал в суде представитель Минобороны майор Леонид Вальчевский. В самом начале процесса офицер категорически заявил, что ни его головное ведомство, ни райвоенкоматы не предоставляли сведений на внесение в базу данных Стефановича и Бондаренко по причине уклонения от призыва на военную службу.

Официальную версию схемы попадания в «список невыездных» озвучил представитель МВД начальник Департамента по гражданству и миграции Алексей Бегун. Для начала он предоставил суду датированные 20 июля справки о том, что Стефановича и Бондаренко нет в банке данных – то есть, заявители имеют полное право пересекать границу Беларуси. Затем Алексей Юрьевич весьма поверхностно изложил свое видение того, как проблема возникла. Природа ее была списана на некий «технический сбой» компьютерной программы, с помощью которой формируется банк данных.

По словам представителя МВД, возможно, во время ввода персональных данных на некое лицо случилось «наложение», в результате которого программа зашла в общую базу граждан РБ, самостоятельно «выдернула» оттуда информацию на Бондаренко и Стефановича и отправила ее пограничникам, которые и опустили шлагбаум перед носом заявителей, когда они пытались выехать за границу.

Между делом Алексей Бегун сообщил, что сбой случился в период с 24 февраля по 10 марта, о нем стало известно 8 марта, когда обратился первый заявитель. Всего таких «технических сбоев», по словам офицера, произошло «менее пятидесяти». Комментировать, каким образом это произошло, и кто виновен в этом сбое, Бегун отказался.

Постановление об отказе в удовлетворении жалоб правозащитников, судья Елена Семак мотивировала тем, что заявители не предоставили доказательств того, что кто-либо мог умышленно их внести в «список невыездных». Мол, слова к делу не подошьешь. А что в данном случае может сделать рядовой гражданин? Разве что ходатайствовать о проведении экспертизы не только для того, чтобы установить причину сбоя в базе данных, но и получить документальное подтверждение, что сей сбой вообще был. Судья же отклонила все ходатайства заявителей, в том числе и о проведении судебной компьютерной технической экспертизы. В данном случае, она именно подшила ничем не подкрепленные слова представителя МВД Бегуна к делу.

В настоящее время в суде Центрального района ожидают рассмотрения и другие идентичные жалобы. И нет сомнений, что они будут рассмотрены аналогичным образом. Как и нет сомнений в том, что когда этот круг хождения «политических невыездных» по судам замкнется, начнется второй — с ответчиками в лице представителей КГБ.

Напомним, что 4 июля фигурант списка невъездных в страны ЕС Александр Лукашенко подписал указ № 295, суть которого в том, что органы КГБ наделяются правом вносить в банк данных граждан, право на выезд которых из страны временно ограничено «в связи с тем, что они состоят на профилактическом учете в органах государственной безопасности Республики Беларусь».

Первым на такой профучет поставили Андрея Бондаренко. Случилось это 19 июля. Как рассказал правозащитник, он, что называется, попал в засаду, устроенную чекистами в здании Первомайского РУВД.

«В коридоре, — говорит Бондаренко, — они преградили мне путь и предложили проехать с ними. Отвезли в свой головной офис, в одном из кабинетов которого сотрудник Александр Бреев заявил мне, что я поставлен на профилактический учет за дискредитацию Республики Беларусь и органов ее власти. В доказательство этого мне показали бумагу, на которой не было ни дат, ни подписей, ни печати. Копию мне не дали, показали материалы – с десяток распечаток с нашего сайта. Мне разрешили сделать выписки, дали ручку, но сказали, что у них нет бумаги. Чекист мне заявил, что никаких доказательств мне не требуется: мол, мы не клоуны, а люди серьезные, как сказали, так и будет».

Правозащитник, поставленный на профучет КГБ 19 июля, а по справке МВД на 20 июля якобы отсутствующий в базе данных граждан, право которых на выезд из страны временно ограничено, намерен изучить свое двусмысленное положение для возможного обращения в суд. Так начнется второй круг противостояния, который больше напоминает бой с тенью. При этом у «тени» в запасе есть более радикальные методы решения всех проблем.

В беседе с Naviny.by правозащитник Гарри Погоняйло предположил, что белорусский режим не рискнет вводить чрезвычайное положение для своих оппонентов в виде лишения гражданства и депортации из страны. Гарри Петрович считает, что власть «испугается» использовать заржавевшее советское оружие для борьбы с инакомыслием.

Впрочем, как знать. К месту будет высказывание Александра Лукашенко на эту тему. 7 июля 2011 года во время посещения Шклова он ясно дал понять, что в нашей стране возможно все: «Если там, в ЕС, хотят их (политзаключенных) себе забрать, то завтра билет выпишем и отправим. Не вопрос — пусть забирают. Если они такие радетели по политзаключенным, то завтра в один вагон посадим, я приму решение — а я имею право его принять — и всех, и даже тех, кто сегодня остался на свободе и мычит на площадях, всех, за кого они радеют, завтра в вагон — и туда. Если хотят быстрее, то самолет выделю...»