Унесенные смертью тайны террориста Коновалова

Государство нашло виновных в теракте 11 апреля и покарало их смертью. Официально точку в этой страшной трагедии поставили две пули. Значит ли это, что нам теперь ничто не угрожает?

Государство нашло виновных в теракте 11 апреля 2011 года и покарало их смертью. Официально точку в этой страшной трагедии поставили две пули. Значит ли это, что нам теперь ничто не угрожает?

Фото photo.bymedia.net

 Взрыв в минском метро: онлайн-репортаж 

 Видео. Первые минуты после взрыва в метро 

 Фоторепортаж из больницы скорой помощи, где оперировали пострадавших от теракта 

 Террорист, взорвавший бомбу. Запись с камер в метро

Люди в форме убедили людей в судейских мантиях в том, что в клетке находились именно преступники. Один из них — токарь Дмитрий Коновалов — самоучка-конструктор взрывных устройств и исполнитель, заучивший фразу, что он действовал «в целях устрашения населения для дестабилизации обстановки в Республике Беларусь». Второй — электромонтер Владислав Ковалев, мечтавший стать долларовым миллионером, но признанный виновным в пособничестве террористу, «преступном бездействии» в виде недоносительства, которые совершил из чувства «ложного понимания товарищества».

Роль Ковалева в этой драме вполне понятна и объяснима. Он был нужен следствию и как ценный свидетель, которого легко припугнуть, и как дополнение к главному фигуранту дела. Нет сомнений в том, что он во многом был первоисточником информации, на которой строилась часть доказательной базы. Хотя на самом деле Ковалев — сам жертва как не зависящих от него обстоятельств, так и собственных глупостей. Парень реально мог избежать смертельного наказания, если бы в понедельник, 11 апреля, не сорвался с работы, чтобы водки с другом детства попить, да так, что и 12 апреля, во вторник, на работу не вышел. Загулял в съемной квартире на улице Короля, где его вместе с Коноваловым взяли бойцы милицейского спецназа.

Да, история не знает сослагательного наклонения, а потому все «если бы да кабы» по отношению к покойному Владу Ковалеву, которому отказали в помиловании, выглядят, наверное, неуместно. А уместны ли до сих пор витающие в интернете версии о том, что не Дмитрий Коновалов «кнопку нажимал» и метро взорвал? Ведь что особо примечательно: никто не ставил под сомнение причастность Коновалова к теракту. Да и сам он имел возможность высказаться.

Однако Коновалов, как известно, выбрал роль молчаливого наблюдателя за судебным процессом, хотя с предварительным следствием, что называется, сотрудничал. Единственные слова, которые он произнес в суде, касались признания вины в совершении терактов в Минске и согласия с материальными исками, заявленными потерпевшими. А его отказ от последнего слова мог означать только одно — «делайте со мной что хотите, мне все равно».

Даже после оглашения приговора у Коновалова было время и возможность ответить на крик молодой женщины. «Дима, мы не верим, что это ты! Почему ты молчишь? Скажи хоть слово…», — кричала она из зала в сторону сцены, откуда судья Александр Федорцов оглашал суровый вердикт. К тому времени конвоиры уже увели Владислава Ковалева. В клетке оставался лишь Коновалов, которого только что официально признали террористом и приговорили к расстрелу. У него была возможность крикнуть что-то в ответ, но он не проронил ни слова. И помилования не просил. Тем самым принял решение унести в могилу все свои тайны.

А были ли они у него?

Все тайны Коновалова — в его личности. Казалось бы, следствие разложило весь его жизненный путь чуть ли не с детского сада, вытащило всю «полезную» информацию из всех, кто его мало-мальски знал.

В течение нескольких недель Дмитрия изучали специалисты отдела стационарных судебно-психиатрических экспертиз лиц со строгим наблюдением Государственной службы медицинских судебных экспертиз. В уголовном деле хранится их психолого-психиатрическое заключение на испытуемого Коновалова.

Справка Naviny.by. Особенности психологического портрета Дмитрия Коновалова по заключениям медиков:

- трудности в распознавании эмоций других людей, в понимании чувств других людей, слабо развит механизм идентификации, неразвита способность к эмпатии, низкий уровень межличностной симпатии, как одобрительного эмоционального отношения к партнерам по взаимодействию;

- эмоциональная черствость, отсутствие стремления поддерживать эмоциональные контакты; завышенная самооценка, некритическое отношение к себе;

- имеет представление о себе как о сильной личности, обладающей достаточной свободой выбора, чтобы строить свою жизнь в соответствии со своими целями и представлениями о ее смысле;

- уверен в своей интересности для других. 

В отчетах о судебном процессе Naviny.by уже отмечали, что «практически все поступки Дмитрия Коновалова, начиная с 9 апреля, когда, по версии следствия, у него взяли отпечатки пальцев, мягко говоря, противоречивы и могут быть понятны лишь опытному психиатру».

Но, похоже, следователям так и не удалось до конца «расколоть» Коновалова, а психиатры не смогли влезть в его душу. Да и свидетели ничего плохого о Дмитрии не сказали. К слову, никто из официальных лиц тоже не решился убедительно объяснить противоречивую логику действий террориста.

Как человек, находящийся на грани разоблачения, Коновалов мог сделать явку с повинной или попытаться скрыться, например, в России. Однако вопреки логике токарь с бомбой отправился в Минск, чтобы осуществить свой новый зловещий замысел. При этом как будто нарочно светился везде, где можно.

В столице квартиру можно снять и неофициально, тем более на короткое время. Коновалов же обратился в агентство, там остались его паспортные данные. Он, конечно же, должен был знать, что метро и весь центр города находятся в поле зрения камер видеонаблюдения. Будь белорусский токарь «смертником» — объяснений не потребовалось бы, почему именно подземку он выбрал местом для теракта. Однако на кнопку пульта он нажал практически в единственной точке станции «Октябрьская», где имеется возможность избежать осколочных ранений. То есть, террорист хотел еще пожить? Но опять же — момент инициирования заряда проходил буквально напротив камеры, расположенной у входа в тоннель…

Очевидно также, что Коновалов выбрал самый неудачный путь отхода. Вместо того чтобы передвигаться дворами, например, к вокзалу, и срочно покинуть Минск, он демонстративно шел под камерами видеонаблюдения в районе здания Администрации президента, на проспекте Независимости и площади Свободы.

Позже, на допросе, Дмитрий заявил, что 11апреля «четко знал, что в ближайшее время меня задержат», хотя и «не думал, что задержат так быстро».

Надо полагать, следствие пыталось найти объяснения алогичным поступкам Коновалова, да, видно, безуспешно. (Если и было желание «политизировать» Коновалова, так и тут промашка вышла: в партиях не состоял, в акциях оппозиции не участвовал.)

Как факт: Дмитрий брал на себя только самые резонансные эпизоды — взрывы в Минске в 2008 и 2011 годах, по ним он сотрудничал со следствием, отказываясь при этом от всякой мелочевки, как, например, от детских шалостей с самодельными взрывпакетами и экспериментов с растяжками. В суде же он отказался и от более громких эпизодов — взрывов в Витебске в сентябре 2005 года. Гособвинение предположило, что Коновалов якобы не хотел, чтобы жители Витебска плохо о нем думали. Суд же в приговоре изложил свою — также ничем не подкрепленную — версию отказа от витебских взрывов: мол, Коновалов так поступил в целях безопасности для своей семьи, чтобы она не стала объектом мести со стороны витебчан.

Одним эпизодом больше, одним меньше, — нет никакой разницы для человека, который признался в самом кровавом преступлении, понимая, чем для него это закончится. Но у Коновалова своя загадочная позиция. Что касается семьи, то, по словам экспертов, на эту тему Коновалов общался неохотно. Более того, психологи от него не услышали теплых слов ни о матери, ни о брате, вообще ни о ком. Почему? Это тоже осталось тайной, которая никогда не будет раскрыта.

…В неофициальной беседе с корреспондентом Naviny.by представитель правоохранительных структур, нисколько не сомневающийся в виновности Коновалова, выразил свое несогласие по поводу поспешной казни террориста. «Таких как он, — сказал полковник с 25-летним опытом оперативной работы, — нужно изучать. Не торопясь, досконально с ним должны были работать лучшие психиатры и криминалисты страны, в руки которых попал уникальный по своим характеристикам субъект: непредсказуемый как серийный маньяк-убийца, способный из удобрений на кухне сварить бомбу и хладнокровно ее взорвать».

Полковник не исключает, что у витебского террориста могут появиться последователи…

 Как готовился теракт в минском метро. Копии документа 

 Аудиослайдшоу. Реквием по жертвам теракта 

Хроника трагедии и ее расследования
Фото photo.bymedia.net
11 апреля, 17:55. Взрыв на станции «Октябрьская» Минского метрополитена. Погибли 11 человек, более 300 пострадало, из них свыше 150 госпитализированы.
11 апреля, около 21:00. По факту взрыва возбуждено уголовное дело по статье «Терроризм».
Ночь на 12 апреля. В больнице скончался 12-й раненый во время взрыва.
Ночь с 12 на 13 апреля. Задержаны двое подозреваемых в совершении теракта.
13 апреля. В Минске — день траура по погибшим.
13 апреля. Александр Лукашенко заявил, что теракт в минском метро раскрыт.
13 апреля, 18:00. Восстановлена работа первой линии Минского метрополитена.
13-14 апреля. Похороны жертв теракта.
14 апреля. Открыта станция метро «Октябрьская».
15 апреля. В больнице скончалась 13-я жертва теракта.
17 апреля. КГБ заявило, что задержанным можно предъявлять обвинения.
25 апреля. В больнице скончался 14-й пострадавший от теракта.
29 апреля. Подозреваемым по делу о теракте в метро предъявлены обвинения.
25 мая. В больнице умер 15-й пострадавший во время взрыва в метро.
31 мая. Следствие заявило о причастности подозреваемых к 14 преступлениям.
10 июня. Следствие по делу о теракте в метро продлено.
29 июня. Следствие по делу о теракте в метро вновь продлено.
14 июля. Обвиняемые приступили к ознакомлению с материалами уголовного дела.
20 июля. Генпрокурор обнародовал фамилии обвиняемых: Коновалов и Ковалев.
1 августа. Завершено предварительное расследование по делу о теракте в метро.
4 августа. Уголовное дело о теракте направлено в Верховный суд.

Суд

Судебный процесс длился с 15 сентября по 30 ноября 2011 года. Уголовное дело рассматривалось под председательством судьи Александра Федорцова, первого заместителя председателя Верховного суда, с участием двух заседателей.

Интересы Коновалова представлял адвокат Дмитрий Лепретор. Ковалева защищал адвокат Станислав Абразей.

Фото photo.bymedia.net

Потерпевшими по уголовному делу признаны свыше 400 человек. Из них — 314 пострадали от взрыва: 32 человека получили тяжкие телесные повреждения, 72 — менее тяжкие телесные повреждения, 115 — легкие телесные повреждения, повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья. Травмы остальных оценены как легкие телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья, и причинение взрывом физической боли и страданий.

До начала судебного рассмотрения дела его материалы были собраны в более чем 550 томов.

 

Осуждены и казнены

Дмитрий КоноваловКоновалов Дмитрий Геннадьевич. Родился 22 февраля 1986 года в г. Витебске. Гражданин Республики Беларусь, не судимый, военнообязанный, не женат. Образование — среднее специальное. Работал токарем РУП «Витебский завод запасных тракторных частей».

Обвинялся в совершении более 30 преступлений, предусмотренных частями 1, 2, 3 статьи 289 (терроризм), частями 2, 3 статьи 295 (незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ), частями 2, 3 статьи 339 (хулиганство), частью 2 статьи 218 (умышленное уничтожение или повреждение имущества), частью 1 статьи 14 (покушение на преступление).

Владислав КовалевКовалев Владислав Юрьевич. Родился 17 января 1986 года в г. Витебске. Гражданин Республики Беларусь, не судимый, военнообязанный, не женат. Образование — среднее. Работал электромонтером по ремонту и обслуживанию линий электропередач ОАО «Минские электросети».

Обвинялся в совершении более 15 преступлений, предусмотренных частью 6 статьи 16 (пособничество в преступлении) частью 3 статьи 289 (терроризм), частью 3 статьи 295 (незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ), частями 2, 3 статьи 339 (хулиганство), частью 2 статьи 218 (умышленное уничтожение или повреждение имущества), частью 2 статьи 405 (укрывательство преступлений), частями 1, 2 статьи 406 (недонесение о преступлении).

Оба признаны представляющими исключительную опасность для общества и приговорены к смертной казни. Приговоры приведены в исполнение, предположительно, в период с 11 марта по 15 марта 2012 года. 

 Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалев. Досье Naviny.by