Белые пятна дела «витебских террористов»

В речах адвокатов не раз будет упоминаться ст. 16 УПК РБ, особенно ее ч. 3, гласящая, что «сомнения в обоснованности предъявленного обвинения толкуются в пользу обвиняемого...»

 

Страна так и не узнала имена своих «героев», которых Александр Лукашенко наградил  за «непосредственное отношение к раскрытию теракта в минском метро». Все заинтересованные ведомства — КГБ, МВД и Генпрокуратура — без объяснения причин воздержались от хвалебных слов в адрес анонимно удостоенных высоких наград. Что называется, «своих не выдали», словно речь идет о «бойцах невидимого фронта», выполнявших особо важное государственное задание в тылу врага. А враг этот представлен двумя молодыми фигурантами еще незавершенного уголовного дела № 11068930017…

Если предварительное расследование по делу «витебских террористов» можно без натяжек назвать скороспелым, то город герой». Там он выбрал место, оставил свое изделие и отошел подальше понаблюдать, что будет дальше.

По данным следствия, самодельное взрывное устройство (СВУ) было «установлено примерно в 22 часа 30 минут 3 июля 2008 г. … на травяном газоне перед зданием гостиницы «Планета» по проспекту Победителей, 31 на расстоянии 50,8 м от проезжей части проспекта Победителей и 51,8 м от проезжей части проспекта Машерова».

Каким образом удалось до сантиметров определить место закладки с учетом того, что пакет футболили и переносили в толпе пьяные парни, тоже остается белым пятном. Митя же взрыва не дождался и в расстроенных чувствах пошел на съемную квартиру за второй уже «литровой» бомбой.

Спрашивается, а если бы первое СВУ сработало, то для чего предназначалось второе? Почему предполагаемый будущий террорист не оставил на траве в разных точках сразу два СВУ, чтобы они взорвались с интервалом, например, минут пять для придания еще большего эффекта с целью «дестабилизации и устрашения населения». Паника была бы неимоверной. Да и для безопасности самого взрывника так было бы логично поступить. Ведь после находки первой бомбы, принятной, кстати, за муляж, группы разминирования дополнительно обследовали закрепленные за ними сектора. Но то ли сделали это халатно, то ли Коновалову, что называется, в ту ночь просто «повезло». Вот только странная логика действий обвиняемого, совершившего массу лишних движений, абсолютно не интересовало следствие. По крайней мере, в суде материалы на такую тему не озвучивались. Да и в оглашенных документах противоречия и недосказанность имеются.

Касается это, прежде всего, расположения стрелок будильника, выполнявшего роль замедлителя невзорвавшегося также по неизвестным причинам СВУ. Следствие обошлось пространным выражением: «По независящим от Коновалова Д.Г. обстоятельствам взрыв данного взрывного устройства не произошел по техническим причинам». В суде этот вопрос пытались выяснить, но ни один из свидетелей — кто видел, держал в руках, изучал СВУ — так и не смог вспомнить расположение стрелок. Лишь выступивший в качестве свидетеля эксперт-взрывотехник ГЭКЦ МВД Степан Климович, сообщил, что, насколько он помнит, все стрелки будильника находились между цифрами 11 и 12. В те сутки эксперт дежурил и к месту происшествия был направлен в связи с обнаружением якобы макета взрывного устройства.

Казалось бы, такой простой момент, однако не только расположение, но даже количество стрелок и работоспособность китайских часов остались за кадром судебного следствия. По сведениям Naviny.by, полученным от источника в МВД в первый месяц следствия по взрыву на День независимости, стрелка будильника на циферблате указывала на цифру 2. Возможно, это не столь важно и, как говорят судьи, не по существу дела. Как и другой момент той злополучной ночи, когда Александр Лукашенко не только оказался в радиусе действия взрывного устройства, но и направился к месту хулиганского взрыва. А если бы опять рвануло?

Теракт в метро

Самый кровавый и трагический эпизод дела «витебских террористов» навсегда разрушил представление о том, что везде, где угодно, но только в Беларуси такого просто не может произойти, мол, для терроризма почва у нас не благодатная. Получили, как говорится, откуда и не ждали.

Недалекий явно свихнувшийся на мании взрывать, но признанный психиатрами вменяемым, 25-летний токарь Коновалов в одиночку бросил вызов сытой правоохранительной системе суверенного государства и доказал, может быть, ценою своей неудавшейся жизни, что эта система если чего и стоит, то только по факту… лет через десять.

Вот эта мысль, навеянная горькими плодами труда следствия, пожалуй, закрывает белым пятном, как саваном, все, что предшествовало трагедии, да и сами последствия взрыва 11 апреля.

Что касается противоречий и нестыковок  в материалах дела, то обойтись без них подгоняемое извне скороспелое предварительное расследование никак не могло.

Итог судебного следствия подведут участники прений, в которых каждая из сторон будет отстаивать только свою позицию. Суду останется лишь вынести законный, обоснованный, мотивированный и справедливый приговор. После вердикта, каким бы он ни был, каждый из нас будет сам решать, насколько безопасней стало в метро, в переполненном автобусе или в стенах собственной квартиры.