Профессор Академии МВД снимает гриф «секретно» с белых пятен истории Беларуси

Для строительства жилых домов ЦК КПБ привлекались военнопленные...

В День белорусской письменности, который недавно отметили в Ганцевичах, прошла презентация книги «Под крестом судьбы», написанной доктором исторических наук, профессором Академии МВД Анатолием Шарковым в соавторстве с Владимиром Грозовым и Юрием Бествицким. С момента презентации прошло две недели, а семитысячный тираж книги практически раскуплен.

Книга «Под крестом судьбы» может быть интересна всем, кто интересуется подлинной историей своей страны. Ведь после 1917 года почти все учебники истории написаны «как надо», поэтому представление о многих событиях либо искажено, либо о них просто не упоминается.

«Лебединое озеро» для военнопленных

Анатолий ШарковВ Беларуси, России и Украине профессор Анатолий Шарков известен, прежде всего, как юрист, автор первого учебника «Уголовно-исправительное право», один из разработчиков «Концепции совершенствования системы мер уголовной ответственности». В Европе Анатолия Шаркова знают как военного историка. Немалое количество его книг переведено на немецкий и английский языки.

Для работы над кандидатской диссертацией в 80-е годы прошлого столетия Анатолий Шарков получил доступ в архив МВД БССР. В поисках материалов по своей теме, как теперь вспоминает Анатолий Васильевич, краем глаза увидел документы, касающиеся пребывания на территории нашей страны военнопленных немецкой армии и интернированных граждан Германии. Сотрудница архива велела молодому офицеру милиции забыть все, что видел.

Однако забыть не получалось. Поиск материалов для докторской диссертации выпал на время «когда уже немножко было можно» заглянуть в архивные документы с грифом «секретно».

В изучении темы военнопленных и интернированных граждан Германии и других стран гитлеровской коалиции в Беларуси Анатолий Шарков — первооткрыватель. Для ученого — это большая удача, а вот диссертацию защитить было нелегко: тема-то новая.

Как выяснилось, интерес к этой теме огромен, особенно в Европе. Анатолий Шарков не ограничивался лишь изучением архивных документов, а искал и находил участников и свидетелей событий.

Сама по себе интересна даже найденная Шарковым статистика. К примеру, на строительстве жилых домов ЦК КПБ и парткурсов было задействовано 700 военнопленных и интернированных, на строительстве автозавода — 3700 человек, а на восстановлении здания театра оперы и балета — 1500. Илья Павлович Мележ, брат народного писателя БССР Ивана Мележа, служил заместителем начальника одного из лагерей и поделился такими воспоминаниями: на первый спектакль в восстановленном театре он привел военнопленных и интернированных. Давали «Лебединое озеро» Петра Чайковского.

История без «белых пятен»

Но вернемся к книге «Под крестом судьбы». В ее издании приняла участие Белорусская православная церковь. Несколько очерков посвящено судьбам священнослужителей.

В первые годы советской власти Михаил Новицкий отказался сдать в казну священные богослужебные сосуды (все остальные ценности к тому времени были реквизированы из церкви), и большевики жестоко избили его: через несколько дней батюшка скончался. В 1942 году его сын Николай закрыл своим телом амбразуру фашистского дота. Через год ему посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. «Факты говорят и о том, что свой бессмертный подвиг белорус Николай Новицкий совершил на полгода раньше рядового Александра Матросова», — уверены авторы книги «Под крестом судьбы».

На основе очерка «Трагическая одиссея баронессы Трауте фон Гаузен» можно смело писать сценарий историко-приключенческого фильма, и успех ему обеспечен!

Казалось бы, сколько озвучено разных версий уничтожения в оккупированном Минске генерального комиссара Вильгельма Кубе, однако белых пятен до сих пор немало. Архивные документы проливают свет на «уложенную» в каноны партийной идеологии» историю. Поэтому интересно читать очерк «В тени Мазаник» — здесь и ранее неизвестные факты, и уникальные архивные фото.

«В белорусской историографии в отличие от зарубежной практически нет анализа и обобщения роли белорусских женщин в освобождении Беларуси от немецких поработителей», — констатируют авторы книги. Между тем, в архивных документах содержатся и точные цифры — они огромны, и жуткие, шокирующие факты. Авторы отмечают, что «лишь коммерциализация тематики героического прошлого усилила внимание к проблеме женского участия на фронтах, а также пережитых страданий во вражеском тылу». Однако современная коммерческая литература или кино эксплуатируют лишь любовные темы, точно так как некогда советское искусство — лишь руководящую и направляющую роль партии.

«Иностранные» кладбища в Беларуси

Рассказывая о новой книге профессора Шаркова, нельзя не упомянуть о его исследованиях, касающихся воинских захоронений на территории нашей страны. Это — огромный пласт работы, имеющей международное значение. 

Захоронения солдат Первой мировой войны изучали историки, краеведы. Однако эти сведения были разрознены. Профессор Анатолий Шарков совместно с военным историком, лауреатом Государственной премии Беларуси Вячеславом Селеменевым создали уникальную книгу «Воинские захоронения Первой мировой войны в Беларуси».

В ней впервые на основе архивных документов систематизирована информация о всех захоронениях указанного периода. Историки побывали на каждом из них, поэтому книга богато иллюстрирована. Издана книга на русском и немецком языках. И очень быстро стала библиографической редкостью и в Беларуси, и в Германии.

За годы Второй мировой войны на территории нашей страны появились сотни тысяч могил немецких солдат и офицеров и их союзников. Но и после войны «иностранные» кладбища заполнялись: с завершением в 1950-х годах репатриации, после ликвидации лагерей, спецгоспиталей на территории Беларуси осталось 77 кладбищ с захоронениями более 13 тысяч граждан Германии и других стран. Благодаря трудам наших архивистов и ученых потомки немецких, румынских, итальянских, венгерских солдат и офицеров получили возможность узнать о судьбах своих предков, посетить их могилы.

А для живущих на белорусской земле важно знать историю своей Родины без грифа «секретно».