Независимые адвокаты не вписываются в зависимую судебную систему

Сегодня трудно говорить о независимости адвокатуры в Беларуси, она загнана в положение подчиненности власти...

Независимые адвокаты не вписываются в зависимую судебную системуПосле 19 декабря в прицел властей попали не только активные участники событий на Площади, но и те, кто взялся защищать их в суде. Одних адвокатов уже оставили без лицензии, другие находятся под угрозой лишения профессии. Что общество может противопоставить прессингу властей?

Адвокаты Анна Бахтина и Дарья Липкина, не прошедшие инициированную Министерством юстиции внеочередную аттестацию, намерены отстаивать свое право на профессиональную деятельность.

Анна Бахтина, защищавшая Ирину Халип, сообщила БелаПАН, что сделала письменное заявление в аттестационную комиссию, в котором объявила о своем намерении обжаловать ее решение. Адвокат ожидает положение об обжаловании, которое ей пока не предоставлено. «От своих планов, от своих желаний защищать себя саму я не отказываюсь, и буду делать это в полной мере», — заявила Бахтина.

Дарья Липкина, которая защищала фигуранта «дела 19 декабря» Никиту Лиховида, также не согласна с решением аттестационной комиссии. Несмотря на то что Липкина не прошла комиссию, она продолжает свою деятельность. «Аттестационная комиссия не имеет права что-либо решать по поводу прекращения полномочий либо продолжения деятельности», — пояснила адвокат в комментарии БелаПАН. Согласно процедуре материалы работы аттестационной комиссии передаются в квалификационную комиссию, которая на их основании должна принимать какие-либо решения. Эти решения можно обжаловать в судебном порядке. «Какое решение будет по моему поводу, я не знаю, но с отрицательным решением, безусловно, не соглашусь», — сказала Липкина.

Заседание аттестационной комиссии, на котором обсуждалось лишение адвокатских лицензий Анны Бахтиной и Дарьи Липкиной, состоялось 26 июля.

Решение о внеочередной аттестации адвокатов Минюст принял в мае «в целях повышения ответственности адвокатов за выполнение государственных функций по обеспечению прав и свобод физических и юридических лиц, качественного выполнения профессиональных обязанностей по оказанию квалифицированной юридической помощи».

30 июля белорусские правозащитники направили обращение специальному докладчику ООН по вопросу независимости судей и адвокатов Габриэле Кнауль, в котором выразили обеспокоенность непрекращающимся давлением на адвокатское сообщество Беларуси.

В феврале Минюст лишил лицензий четырех адвокатов Минской городской коллегии адвокатов — Олега Агеева, Татьяну Агееву, Владимира Толстика и Тамару Гораеву, которые защищали фигурантов «дела 19 декабря». Кроме того, в отношении Татьяны Агеевой возбуждено уголовное дело по статье 380 Уголовного кодекса (подделка, изготовление, использование либо сбыт поддельных документов, штампов, печатей, бланков).

6 марта из состава Минской городской коллегии адвокатов был исключен Павел Сапелко, который защищал интересы бывшего кандидата в президенты Андрея Санникова, а также Павла Северинца, руководителя избирательного штаба Виталия Рымашевского, и Дмитрия Дашкевича, лидера международной молодежной организации «Молодой фронт» (Чехия).

«Это решение означает, что я перестаю быть адвокатом», — прокомментировал Сапелко БелаПАН вердикт городской коллегии адвокатов. Согласно белорусскому закону об адвокатуре адвокатская практика должна осуществляться только в составе коллегии.

Попадание Сапелко в список неугодных властям адвокатов вполне можно было ожидать: на протяжении многих лет он защищал фигурантов громких политических процессов. Был адвокатом предпринимателя Николая Автуховича, члена незарегистрированной организации «Партнерство» Тимофея Дранчука, представлял в суде интересы Зинаиды Гончар по делу ее мужа — пропавшего в 1999 году оппозиционера Виктора Гончара. Сапелко также был адвокатом Александра Борозенко — фигуранта «дела четырнадцати» за участие в акциях протеста предпринимателей, защищал редактора сатирической газеты «Навінкі» Павла Коновальчика по делу об оскорблении президента.

Президиум Минской городской коллегии адвокатов по представлению Министерства юстиции лишил Павла Сапелко лицензией за нарушения, которые «выразились в неявке по вызову органа, ведущего уголовный процесс, для участия в следственном действии по уголовному делу и необеспечении защиты обвиняемых, а также игнорировании решений руководства коллегии и проявлении тем самым неуважения к органам адвокатского самоуправления». Сапелко же неоднократно заявлял, что ему не дают возможности встретиться со своими подзащитными, писал жалобы и подавал ходатайства, пытаясь добиться встреч с арестованными по «делу 19 декабря».

Возмущение по поводу решения аттестационной комиссии и в целом тем, что происходит в адвокатуре Беларуси, высказал в интервью Naviny.by заместитель председателя Белорусского Хельсинкского комитета (БХК) Гарри Погоняйло.

«В государственных учреждениях адвокатам, лишенным лицензии, трудоустроиться будет практически невозможно, а в частных — очень сложно. Могу предположить, что другую лицензию, например, юриста-хозяйственника, им будет также проблематично получить, поскольку ее выдает тот же Минюст. Фактически люди оказываются вне профессии. Мы можем говорить о запрете на профессию по политическим мотивам», — отметил Погоняйло.

Он рассказал, что сам прошел путь адвоката, лишенного лицензии в Беларуси, из-за чего в 1997 году был вынужден оставить семью в Минске и уехать в Москву, чтобы получить российскую лицензию. Фактически в течение семи лет Погоняйло был членом коллегии адвокатов Москвы и жил в сплошных переездах между Минском и Москвой, «поскольку в Беларуси был объявлен персоной нон грата».

Он подчеркнул, что необходимо понимать, сколько усилий было потрачено состоявшимися в профессии адвокатами для достижения имеющегося профессионального уровня: «Работа дает определенный материальный уровень, моральное удовлетворение, и вдруг в один миг все рушится. Иногда людей загоняют в ситуацию, которая может спровоцировать суицидальные настроения».

Тому, что происходит с адвокатами, говорит Погоняйло, можно было бы противопоставить солидарность профессионального сообщества, которой «адвокаты не проявляют». Доказательством этого может служить история лишения лицензии адвоката Сапелко.

Гарри Погоняйло подчеркнул, что в целом общество также не созрело для защиты своих же защитников, хотя в споре между государством и простыми людьми «у них один помощник — независимый адвокат». Погоняйло подчеркнул, что как бы ни казалось, что происходящее касается лишь политизированной части общества, «любому из нас нужно иметь в виду, что завтра могут придти за тобой». В сегодняшней Беларуси очень сложно надеяться на защиту от государства. Конечно, отмечает Погоняйло, часть общества понимает ситуацию и сочувствует адвокатам, попавшим под жернова власти, но публичную солидарность люди боятся проявить.

Так или иначе, сегодня трудно говорить о независимости адвокатуры в Беларуси, подчеркивает Погоняйло. По его мнению, она «загнана в положение подчиненности власти». Меж тем независимая адвокатура является неотъемлемой частью независимых судов. Таким образом, зависимая адвокатура делает суд подвластным, что очень опасно.

«Мы видели примеры, когда послушные судьи оказывались вмонтированными в систему и коверкали судьбы людей приговорами, справедливость которых вызывает большие сомнения», — подчеркнул Погоняйло.