«Крест — не бренд, и нечего его всем показывать…»

О том, что в Свято-Николаевскую церковь привозили такую святыню, как Крест Ефросинии Полоцкой, большинство брестчан узнало лишь тогда, когда эту православную реликвию уже увезли...

О том, что в Свято-Николаевскую церковь, которая находится на территории мемориала «Брестская крепость-герой», привозили такую святыню, как Крест Ефросинии Полоцкой, большинство брестчан узнало лишь тогда, когда эту православную реликвию уже увезли. То есть, когда поклониться, приложиться и благословиться было уже поздно. Анонсы далеко не во всех брестских газетах были едва заметны. А вот о почти историческом событии постфактум журналисты сообщали охотно.

Тем не менее, представитель Государственного пограничного комитета утверждает: «Раньше никогда события такого не было и больше никогда не будет». Этим объясняет он и неафиширование акции, инициированной Государственным пограничным комитетом и Белорусским Экзархатом и приуроченной сразу к трем памятным датам: 65-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков, Дню памяти жертв Великой Отечественной войны и 25-летию учреждения Собора белорусских святых.

«Некоторые пишут, что мы привоз креста не афишируем, потому что боимся потенциальных вандалов-грабителей, — сказал «Белорусским новостям» представитель Погранкомитета. — Но это не так. У креста всегда есть охрана, кроме того, вокруг него всегда люди. Если о таком событии будут знать все, потеряется таинство, и мероприятие превратится в какое-то массовое гулянье. Крест — не бренд, и нечего его всем показывать. У креста непростой путь, поэтому и путь к кресту непростой: кто хотел, тот узнал. В самом Полоцке крест этот выставляют раз в неделю и только на полчаса».

При этом представитель Погранкомитета не постеснялся признаться, что сам он человек неверующий, но, понимая всю ценность ефросиниевского дара, все же к кресту приложился. Кстати, он не разделяет и самой распространенной версии об исчезновении настоящего креста в Могилеве в начале войны, согласно которой Крест Ефросинии Полоцкой был украден немцами. «Я более чем уверен, что это сделали свои же. Была эвакуация, спешка, вот наши и сообразили. Но «сегодняшний» крест — это тоже огромная ценность».

Крест Ефросинии пробыл в Бресте три дня. Доступ же к нему был открыт только на несколько часов — с 20.00 29 июня и до утра в церкви на территории Брестской крепости.

Проходя через главный вход мемориала, то есть под «звездой», у многих возникал вопрос: а туда ли я попал? Брестчане привыкли, что, проходя под «звездой», всегда слышат голос Левитана и «Священную войну», а тут людей встречала льющаяся из динамиков ресторана «Цитадель» на весь мемориал песня Ани Шаркуновой и танцующие под нее разгоряченные отдыхающие. А в 300-400 метрах от них и от Ани в бывшей гарнизонной церкви лежал крест, поражая и восхищая своей красотой всех прихожан.

Постепенно у церкви выстроилась очередь в 50-60 человек, люди сменяли друг друга, но очередь не уменьшалась еще долгое время. И хотя визуально двигалась она достаточно быстро, но чтобы подойти к самому кресту, требовалось отстоять час-полтора — не меньше.

За это время прихожане, казалось, обговорили все насущные проблемы. Многие жаловались на то, что не пустили прямой и частый автобус к церкви — все-таки идти далеко, и тем, кто без машины, приходилось действительно туго: километр, а то и больше, до самого мемориала можно было теоретически преодолеть на автобусе, но ходит он раз в час и, конечно, не всю ночь. Беременные проходили без очереди, а вот простоять с маленькими детьми молодым родителям было сложно. Мальчишки, перезнакомившиеся друг с другом за час в очереди, нашли какие-то палки и дрались на них. Другие бесконечно бегали по лестнице, ведущей к церкви, за что их постоянно одергивали родители, сдержанно и наставительно объясняя: «Это, сынок, церковь, а не стадион! А внутри — крест волшебный, не зли его!».

 

Собственно о том, что «волшебный» крест в Бресте все-таки был, не знали даже некоторые высокопоставленные лица. Например, в Брестском горисполкоме так и не удалось получить хоть какой-либо информации. В приемной ответили, что «думали, что мероприятие состоится только через пару дней», в отделе идеологии — что «мероприятие с ними не согласовывалось». Однако, по словам представителя Погранкомитета, именно Брестский горисполком снабжал охраной Крест Ефросинии на протяжении всех трех дней его пребывания в городе над Бугом.

Собственно, «немассовость» подобных мероприятий — обычное явление, считает представителя Погранкомитета: «В прошлом году в Брест привозили Жировицкую икону, но спросите, хоть один брестчанин об этом знает? Нет, потому что она стояла в отряде и к людям ее не выносили. Почему так, объяснить не могу, просто так решили местные власти».

Напомним, что начался крестный ход в Полоцке 14 июня и за это время успел побывать почти на всех приграничных территориях: в Верхнедвинске, местечке Опса Браславского района, Поставах, деревне Гудогай Островецкого района, Ошмянах, Сморгони, Поречье, Лиде, Гродно, Минске. Вслед за Брестом крест отправился в Пинск, затем в Гомель, Лоев и 3 июля реликвия преподобной Ефросинии Полоцкой вернется в свою обитель — в Полоцкий Кресто-Воздвиженский собор на территории Спасо-Евфросиниевского монастыря.