Безнадега точка BY



Сергей ПУЛЬША



Белорусская элита очень надеялась, что выборы в местные советы будут честными и справедливыми. При этом 50% ее представителей в это не верили: как известно, надеяться и верить — разные вещи. Соответственно, в дальнейшем наша элита ничего хорошего не ожидает. Как в политике, так и в экономике. То же касается и международных отношений. Таков краткий вывод из опроса элиты, который провел в феврале Независимый институт социально-экономических и политических исследований.





Всего на вопросы НИСЭПИ ответили 66 человек, среди которых примерно поровну представителей государственного и негосударственного сектора (полисимейкеров, ученых, бизнесменов, лидеров СМИ). Степень печали белорусской элиты за судьбы родины отметилась достаточно высокими процентами. Первый вывод "элитного" опроса — ехать не хочется. А придется.





Потенциал эмиграции во всех странах и во все времена рассматривался как очевидное свидетельство неблагополучия ситуации в стране. Наиболее привлекательным местом для эмиграции на протяжении уже нескольких лет для наших соотечественников остается Германия. Эксперты и лидеры мнений в подавляющем большинстве — это люди, во-первых, добившиеся признания в различных профессиональных сферах в собственной стране, а во-вторых, совершенно отчетливо представляющие, что на пути эмигранта даже в самых богатых и демократических странах больше терний, чем звезд. Поэтому эмиграция из-за материальных трудностей либо профессиональной невостребованности в этой среде — явление достаточно редкое. Неудивительно, что 70% опрошенных не собираются никуда переезжать.





Тем не менее, почти четверть респондентов из государственных организаций готовы переехать в другую страну, причем большинство из них также предпочитают Германию.





Хотелось бы отметить, что молодежь — более легкая на подъем во всех странах и во все времена. И если тому, что уехать из Беларуси мечтают 70% молодежи, уже никто не удивляется, то 25% элиты, мечтающей перебраться на Запад — это уже явный результат нашей государственной политики. Причем результат скверный.





Самое странное — элита, представляющая государственный сектор, более склонна к уезду, чем элита негосударственного сектора (24% против 21%). И это тоже показатель, прежде всего — степени опасности нашего общественно-политического устройства.





Кстати, для элиты привлекателен не только Запад. 2% опрошенных мечтали бы жить и работать в России. Это притом, что никаких улучшений в ее отношении к Беларуси они не заметили. Более того, большинство экспертов считают, что тесные связи Беларуси с Россией негативно повлияют на Беларусь.





В негативных последствиях инкорпорации нашей страны в состав России уверены 55% лидеров и экспертов. 18% считают, что это никак не повлияет на жизнь населения. И только для 12% перспективы видятся положительными. Среди этих последних большинство — представители госсектора.





Те, кто оценивает влияние России положительно, уверены, что вхождение в ее состав улучшит положение дел в экономике (12%), приведет к повышению уровня жизни (12%) и демократии (8%) в стране. Иные предположения доминируют у тех, кто видит отрицательные последствия такого шага. На их взгляд, он приведет прежде всего к утрате национального самосознания и культуры (26% ответов), росту преступности и коррупции (25%), снижению уровня жизни (21%), необходимости воевать в горячих точках (20%), ухудшению положения в экономике (15%) и отношений с Западом (12%), а также к усилению напряженности в обществе (8%). При этом по некоторым проблемам можно видеть довольно существенные, хотя и ожидаемые, расхождения во мнении в зависимости от представляемых структур.





Если представителей госсектора волнует в первую очередь возможный рост преступности и коррупции (29%), то респондентов из негосударственного сектора — утрата национального самосознания и культуры (40%). Вместе с тем по некоторым проблемам у представителей разных секторов полное единодушие. В частности, и те, и другие опасаются возможного падения уровня жизни населения, а также участия белорусов в таких "мероприятиях", как война в Чечне.





Причем пока улучшения в отношениях Беларуси с Россией, равно как и персонально Лукашенко с Путиным, никто не заметил. Как известно, в конце лета 2002 г. в отношениях Минска и Москвы возникла напряженность, связанная с разным пониманием А.Лукашенко и В.Путиным путей дальнейшей интеграции. После дальнейших внешне примирительных встреч двух президентов — как публично, так и тет-а-тет — 85% опрошенных считают, что отношения между нашими странами остались прежними. То есть — ничего не изменилось. Разве что — еще немного в худшую сторону.





Лидеров и экспертов, в равной мере как из госсектора, так и из негосударственных структур, насторожили последствия этих встреч. Свыше половины опрошенных считают, что вероятность потери независимости Беларуси увеличилась — это отметили 53%.





И традиционно (как, в общем, и большинство населения Беларуси), представители элит считают, что в России живется лучше. Так полагают 42% экспертов. 18% придерживаются противоположного мнения. При этом привлекательность России в большей степени отметили (опять же) представители государственного сектора (44%), чем негосударственного (41%)





Что касается перспектив в отношении работы в Беларуси, то, по мнению элиты, ничего хорошего тут не светит. Почти три четверти респондентов (71%) ожидают в ближайшие годы ухудшения социально-экономической ситуации. В то время как работники негосударственного сектора единодушно продемонстрировали отсутствие надежд на изменение к лучшему (а именно: ни один такой надежды не выразил), осторожная позиция каждого пятого представителя государственных структур (надеются на улучшение 19%) выглядит почти как профессиональный оптимизм.





Как утверждают исследователи НИСЭПИ, мнение элиты примерно на два месяца "опережает" мнение всего населения. То есть через два месяца население станет воспринимать ситуацию в Беларуси так же пессимистично, как сегодня — лидеры мнений. В свете того, что крупнейшая политическая кампания этого года — выборы в местные советы — уже закончилась (тоже с пессимистичным результатом), глобальных перемен в нашей ситуации ожидать не приходится.





Таким образом, правительству Германии можно посоветовать укреплять свои восточные границы.