Уроки плюшевого десанта. Минск поработал над ошибками, но…

Стала ли за четыре года надежнее белорусская система ПВО? И какие военные угрозы вообще сейчас опаснее всего для нашей страны?..

Уже назавтра после плюшевого десанта, 5 июля 2012 года, дерзкие исполнители акции, презрев соображения безопасности, вынуждены были снять маски. Томас Мазетти из шведской пиар-компании Studio Total, пилот легкомоторного самолетика, изрядно похулиганившего в белорусском небе, признался, что организаторы полета не ожидали такой волны скепсиса по горячим следам: мол, инсценировка, подделка и не более.

Действительно, так поначалу отреагировали многие белорусские и шведские СМИ, не говоря уж о силовиках синеокой республики, которые на голубом глазу Москва? И какие военные угрозы вообще сейчас опаснее всего для нашей страны?

ПВО усилили «Росой»

Да, плюшевый десант стал сильным звоночком для белорусского руководства, считает минский военный эксперт Александр Алесин. За эти четыре года наша система ПВО была заметно укреплена, отметил аналитик в комментарии для Москва стала настойчиво продвигать проект размещения своей авиабазы в Беларуси.

«Москва предпочитает не давать белорусской армии новейшее оружие, а представить дело так, что без российских баз на территории союзника не обойтись», — говорит Алесин.

Авиабазу в Бобруйск не пустили

Но здесь коса нашла на камень, Лукашенко откровенно воспротивился. Можно предположить, что он учитывал три момента. Во-первых, идея иностранной авиабазы (пусть и ближайшего союзника) непопулярна среди электората. Во-вторых, это грозит втягиванием Беларуси в противостояние между Москвой и НАТО, которое обострилось в связи с украинским конфликтом. В-третьих, внедренные у нас российские военные объекты в кризисной ситуации могут стать опорными пунктами некоего гибридного сценария Кремля, направленного на установление контроля над Беларусью (если не аннексии, то создания марионеточного правительства).

Кроме того, плюшевый десант и украинские события подтолкнули белорусское руководство к усиленному развитию отечественного ВПК, созданию своего мощного оружия типа реактивной системы залпового огня «Полонез» (которым теперь так Москва размещает свои войска в Клинцах и Ельне, у восточной границы Беларуси, можно трактовать как косвенный признак, что договориться об усилении военного присутствия на белорусской территории Кремлю на сегодня не удалось.

Так или иначе наша страна рискует стать заложницей нарастающей конфронтации между Кремлем и НАТО. Впрочем, у Кремля амбиций больше, чем потенциала, а Европа и США устали от украинского вопроса и озабочены терроризмом, поэтому шансы затормозить у сторон есть. Минску же остается только лавировать.

Да, а проклятая белорусскими генералами Studio Total через какое-то время после исторического полета самоликвидировалась. И в целом та бомбардировка плюшевыми мишками с обидными для режима записками сегодня, четыре года спустя, выглядит, пожалуй, детской шалостью — на фоне тех вызовов, перед которыми оказалась Беларусь после Крыма и Донбасса, в предчувствии новой холодной войны.