Кризис в Евросоюзе. Белорусская хата с краю

ЕС станет еще мягче к Минску, а Россия не преминет воспользоваться ситуацией.

 

Итоги британского референдума (Брексит), безусловно, окажут влияние на Беларусь. Но если прямое вряд ли будет слишком сильным, то вот косвенное влияние может оказаться достаточно опасным.

Решение граждан Великобритании выйти из состава Европейского союза вызвало множество прогнозов дальнейшего развития событий, которые варьируются от предсказаний полного распада ЕС до утверждений, что в конечном счете ничего страшного не произойдет.

Хотя непосредственного отношения к Беларуси Брексит не имеет, понятно, что не обойдется без последствий и для нас. Связи Беларуси с ЕС достаточно сильны, поэтому потрясение единой (пока еще?) Европы неизбежно затронет и нашу страну. Попытаемся оценить, в какой степени.

ЕС станет еще мягче к Минску

Прежде всего, маловероятным видится резкое ухудшение положения дел в экономической сфере. Напомним, что в минувшем году Соединенное Королевство заняло четвертое место среди внешнеторговых партнеров Беларуси (5,6% от общего объема и седьмая часть от торговли со всем ЕС), почти вровень с Китаем (5,7%). К тому же если в торговле с Поднебесной сальдо отрицательное, то с британцами положительное — 2,8 млрд долларов.

Правда, поставляем мы им почти исключительно продукты нефтепереработки, так что если нефть надолго останется дешевой, снижение прибыли может иметь место, однако едва ли оно окажется очень уж серьезным.

Примерно на прежнем уровне останется и торговля с остальными странами ЕС. То есть, серьезного ослабления экономического сотрудничества ожидать, пожалуй, не стоит.

Из-за возможного падения на 2-5% экономики ЕС могут сократиться нынешние масштабы европейской помощи. Но они и так не слишком значительны, так что о серьезном потенциальном ущербе говорить тоже не приходится.

Что касается политической составляющей, то есть мнение: после выхода из ЕС Лондон перестанет обращать внимание на Минск. Скорее всего, как раз здесь больших перемен не произойдет — внимание как уделялось, так и будет уделяться, но строго в соответствии с британскими интересами, ни больше, ни меньше.

А вот с выводом, что в ЕС в целом могут усилиться примирительные настроения по отношению к Минску, поскольку Британия наряду с некоторыми другими странами-членами, как правило, занимала более жесткую позицию, по-видимому, можно согласиться.

Таким образом, официальный Минск получит определенный бонус в виде ослабления европейского давления по внутриполитическим аспектам. Впрочем, в последнее время оно и так вроде бы не очень ощущалось. Вдобавок не следует преувеличивать возможности ЕС.

Удар по проевропейским настроениям

Зато не вызывает сомнений, что результат британского референдума станет сильным ударом по имиджу Евросоюза в глазах населения Беларуси. Как следствие, вполне вероятно, что ряды здешних сторонников европейской интеграции, и без того не особо внушительные, поредеют еще больше.

С другой стороны, можно рассчитывать, что произойдет их очищение от «попутчиков», выступавших за сближение с Европой из чисто меркантильных соображений, и останутся лишь сторонники европейских ценностей. А в силу того, что в обозримом будущем жителям Беларуси вряд ли придется по-настоящему определять внешнеполитическую ориентацию страны, у адептов европейского выбора будет много времени, чтобы убедить сограждан в правильности своих предпочтений.

Россия способна активизироваться в регионе

Таким образом, непосредственное влияние Брексита на Беларусь будет не слишком сильным. Нельзя, однако, забывать, что наша страна и Евросоюз являются отнюдь не единственными субъектами политики в регионе. В силу огромной зависимости Беларуси от России чрезвычайно большое значение будут иметь также последствия британского референдума непосредственно для РФ.

Несмотря на сообщение пресс-службы Совета Европейского союза, согласно которому выход Великобритании никак не скажется на процедуре продления санкций в отношении России (и 1 июля руководство ЕС таки продлило эти санкции на семь месяцев), высокопоставленные российские чиновники и политические деятели уже дали понять, что ожидают положительных сдвигов. По расчетам российских аналитиков, в Европе усилится доминирование немецко-французского альянса, что будет способствовать прагматизации отношений с Россией в целях последующего снятия с нее санкций.

Кроме того, в Москве лелеют надежду, что ЕС с головой уйдет в сложные переговоры об отделении Великобритании, а также вплотную займется проблемами собственного реформирования. В итоге все постсоветские государства будут если не полностью забыты Европой, то отодвинуты на задний план, что, разумеется, окажется на руку Кремлю и создаст условия для его активизации в этом регионе.

Вместе с тем, пока наблюдается заметное снижение цен на нефть и стоимости российского рубля. Неизвестно, сколько это продлится, но такие тенденции радовать российские власти не могут.

* * *

В общем, для всех так или иначе заинтересованных сторон в произошедшем имеются как положительные, так и отрицательные моменты. Хотя последние пока, похоже, преобладают.

В то же время ситуация зависит от такого количества параметров, что все рассуждения о последствиях, в том числе для Беларуси, пока весьма зыбки. И на самом деле процессы могут пойти по некоему совершенно иному пути.