Беларусь — Латинская Америка. Чем крепче дружба, тем хуже сальдо?

Несмотря на все усилия белорусского внешнеполитического ведомства, южноамериканский континент не оправдывает ожиданий.

Визит очередного латиноамериканского гостя вновь увел белорусское руководство в мир сладких грез, хотя в реальности динамика развития сотрудничества с регионом как-то не впечатляет.


Встреча Габриэлы Риваденейра с Александром Лукашенко.  Фото: president.gov.by

Открываем очередную новую страницу

Государственные медиа с пафосом отреагировали на приезд в нашу страну в конце марта очередного заокеанского гостя, по привычке продекларировав, что в диалоге Беларуси с латиноамериканскими странами открывается новая страница. На сей раз волну казенно-оптимистичной риторики вызвал приезд председателя Национальной ассамблеи Республики Эквадор Габриэлы Риваденейра.

Иного и ожидать было невозможно, ведь ее программа включала в себя встречи на самом высоком уровне: вначале прошли «содержательные переговоры» с руководителями обеих палат Национального собрания, а затем гостья была принята Александром Лукашенко.

Руководитель эквадорского парламента передала Александру Лукашенко самые теплые пожелания от президента своей страны Рафаэля Корреа, который ждет визита белорусского лидера.

Фото:

spbdnevnik.ru

Как выяснилось, белорусский лидер в недалеком будущем собирается опять посетить Эквадор, который он «не может сравнить ни с одной из известных ему стран по уникальности и своеобразию». Но основная цель поездки, разумеется, заключается не в любовании экзотикой, а в том, чтобы оценить реализацию договоренностей, достигнутых во время предыдущих контактов, и, очевидно, наметить новые рубежи.

Напомним, что более или менее интенсивно отношения между двумя странами начали развиваться в июне 2012 года, когда в ходе своего турне по Латинской Америке Лукашенко заглянул и в Кито. Через полтора года его эквадорский коллега Рафаэль Корреа нанес ответный визит.

Планов было декларировано немало. С какими же результатами придут партнеры к своей новой встрече?

Пока хвастаться особо нечем, по крайней мере белорусской стороне. Если на старте, в том же 2012-м, взаимный товарооборот составил 16 млн долларов при отрицательном для Беларуси сальдо в 5,6 млн, то в 2013-м эти показатели была равны, соответственно, 25 и минус 14 млн, еще через год — 31,3 и минус 10 млн.

В прошлом году товарооборот, наконец, резко вырос — почти в два с половиной раза, до 74,2 млн долларов, но при этом белорусский экспорт сократился на две трети, что в итоге привело к отрицательному сальдо свыше 67 млн.

На этом фоне утверждение Лукашенко, что «благосостояние белорусского и эквадорского народов будет зависеть и от того, насколько обе страны смогут укрепить торгово-экономическое сотрудничество», внушает дополнительную тревогу за наш внешнеторговый баланс.

Несколько, мягко говоря, сомнительным выглядит и предложение спикера Палаты представителей Владимира Андрейченко, согласно которому Беларусь может принять «активное участие в глубокой модернизации экономики Эквадора». Поскольку до сих пор достижений в этом деле в собственной экономике официальным Минском продемонстрировано не было.

Возможно, впрочем, что власти лелеют надежду обрести в далекой стране необходимый опыт, который в конце концов все же удастся перенести на белорусскую почву…

Миссия невыполнима

Да и в целом, несмотря на все усилия белорусского внешнеполитического ведомства, южноамериканский континент не оправдывает ожиданий.

Как известно, в конце минувшего года Лукашенко заявил: «Министерство иностранных дел должно заниматься почти только внешнеэкономической деятельностью, а точнее — внешней торговлей».

И белорусские дипломаты весьма последовательно стараются воплотить в жизнь эти указания. Так, в 2014-15 годах сам министр Владимир Макей и его заместитель Александр Гурьянов наведывались в Никарагуа (дважды), Эквадор, на Кубу, в Аргентину, Чили, Уругвай и Перу.

И что же? В 2012 году торговля с регионом составляла чуть более 2 млрд долларов (2,1% от общей величины, сальдо 360 миллионов), а за 11 месяцев прошлого года — около миллиарда (2%, сальдо 270 млн). При этом следует иметь в виду, что почти 70% всего оборота и все сальдо обеспечивается за счет торговли с Бразилией, куда мы продаем много калийных удобрений.

Справедливости ради следует заметить, что падает наша торговля не только с Латинской Америкой, но это вряд ли может служить большим утешением.

Судя по всему, не срабатывает ставка на продукцию белорусского машиностроения. После посещения Манагуа в июне 2014 года Макей заявил: «В Никарагуа приступили к практической реализации… идеи строительства межокеанского канала — между Тихим и Атлантическим океанами. Для нас этот проект представляет реальный, конкретный интерес в контексте поставок туда большегрузной техники БелАЗ, грузовых автомобилей МАЗ, дорожной техники».

Торговля с Никарагуа в 2015-м действительно выросла до 5,8 млн долларов. Однако это не те масштабы, которые можно рассматривать как панацею. Кроме того, такие стройки века осуществляются крайне редко.

Скорее всего, Беларусь сталкивается с объективной реальностью. Денег у большинства стран региона, как правило, немного, а те, что есть, чаще идут на закупку более современной, пусть и более дорогой техники. Пример же резкого сворачивания сотрудничества с Венесуэлой, обедневшей из-за дешевой нефти, показывает, что даже самая большая идейная близость вовсе не компенсирует материальные факторы.

Так что, похоже, без серьезных реформ в нашей экономике одним из немногих свидетельств белорусско-эквадорской дружбы наряду с безвизовым режимом может остаться елочка, посаженная Рафаэлем Корреа на Аллее почетных гостей у минского Дворца Независимости…