Теракты в Париже. Как отразится на Беларуси «война миров»?

«В этой ситуации никому не захочется обострять отношения с Беларусью…»

Москва удостоверилась, что в случае чего легко может достать подобным оружием и позиции ПРО США в Восточной Европе.

К тому же российская боевая авиация теперь широко задействуется в Сирии, в перспективе, возможно, понадобится, усилить ее присутствие в Центральной Азии, то есть в регионах, откуда прежде всего исходит угроза вооруженного экстремизма, говорит собеседник Naviny.by.

Таким образом, шансы Лукашенко как минимум заморозить вопрос о базе, а может и вообще отбиться от нее, возрастают. И позицию «база нам не нужна» тоже можно конвертировать в дивиденды от Запада.

Причем дивиденды вполне материальные. Как раз в эти дни белорусские чиновники ведут в Минске очередные переговоры с миссией МВФ об условиях получения кредита примерно в три миллиарда долларов.

И хотя МВФ формально вне политики, на судьбу кредита способен сильно повлиять консолидированный голос стран евроатлантического сообщества. А оно заинтересовано, чтобы Беларусь хотя бы в пределах возможного дистанцировалась от Москвы, в том числе и через отказ от размещения ее базы.

Парадоксально, однако, в свою очередь, Москве сейчас невыгодно чересчур давить на Лукашенко, потому что ее нужда хотя бы в условном союзнике также обостряется.

Вряд ли стоит сомневаться в том, что в белорусских верхах искренне выступают против международного терроризма. Вместе с тем очевидно, что обострение геополитических коллизий раз за разом открывает Минску дополнительные возможности маневрировать на внешней арене. Да и на внутренней арене чувствовать себя увереннее.

Однако даже искусная игра на геополитическом раскладе сама по себе не решает проблем развития Беларуси, руководство которой стремится законсервировать модель вчерашнего дня.