Реформы кажутся Лукашенко заговором

Речь на инаугурации показала, что азбучные вещи из учебников экономики он воспринимает как козни врагов…

 

На структурные реформы «нас толкают, и за эти реформы кое-кто сегодня в мире готов много заплатить», заявил Александр Лукашенко на инаугурации 6 ноября в Минске.



Возможно, это самая показательная фраза всей речи, прозвучавшей в роскошном Дворце независимости. Азбучные вещи из учебников экономики бессменный белорусский президент воспринимает как козни врагов, направленные на подрыв его власти.

А поскольку власть для него — сверхценность, лучше сразу попрощаться с иллюзиями, что вот-вот начнется белорусская перестройка. Возможны косметические меры, в частности напоказ кредиторам, но не более.

Снова попугал ужасами капитализма

«Если кто-то за реформы, то будьте честны и скажите, что надо сломать политический строй, государственное устройство Беларуси, надо разделить, разрезать государственную народную собственность и раздать», — стращал Лукашенко.

Но если вдуматься, а что тут страшного? В большинстве процветающих государств доля казенной собственности в разы меньше, чем у нас. Во многом поэтому, собственно, и процветают, ведь государство, по большому счету, неважный собственник.

Да и политическая конструкция Беларуси — а это жесткий авторитарный режим персоналистского типа — в Европе XXI столетия выглядит пережитком, анахронизмом. У нас заблокирована смена правящих элит, что неизбежно ведет к загниванию. В этой блокировке заинтересованы только те, кто хорошо устроился наверху.

Действительно, если «разрезать» госсобственность, то — о, ужас — окажутся не у дел тысячи дядек с портфелями, которые теперь доводят планы и организуют «жесточайший спрос».

А самое главное — окажется магазинов все скуднее, на ту же зарплату купить можно все меньше, а из каждого утюга казенные голоса долбят, что мы идем верной дорогой и строй у нас самый правильный.

Последние выборы тоже оказались максимально приближенными к советскому варианту. На советских выборах всегда был один кандидат, и на белорусских Москва союзника не бросит. Другое дело, что ей при этом будет куда легче продавить ту же базу (а может, и не одну).

Попробуют отсекать хвост по частям

Некоторые говорят: это Лукашенко убаюкивает народ и силовиков, а сам втихаря даст отмашку на трансформацию экономики. Не похоже. «Что плохо в той системе, которую мы создали?» — вопрошал он на инаугурации с искренним пафосом.

Впрочем, здесь частично можно согласиться: некоторым в этой системе совсем не плохо. Коммунистические вожди, которые снабжались деликатесами через спецраспределители, тоже консервировали систему, пока начисто не проиграли мировую конкуренцию именно в экономике. Белорусам суждено снова пережить, уже в миниатюре, в масштабах синеокой республики, эту деградацию и коллапс а-ля «совок».

Иногда кажется, что Лукашенко по полной программе уверовал в свою богоизбранность. Он, действительно, не раз проскальзывал между Сциллой и Харибдой. Ему не раз фантастически везло. И сейчас, похоже, он надеется, что проблемы как-то рассосутся.

Вдруг, например, геологи найдут у нас много нефти и мы станем этакими болотными Эмиратами. «Мне кажется, что все-таки нефть у нас где-то есть. Но если есть нефть, мне кажется, не может быть, чтобы где-то не прорвало природным газом. Я надеюсь», — сказал он как-то с другой высокой трибуны.

Это похоже на детские мечты найти кошелек с деньгами и накупить всего много. Но поскольку нефтью и газом пока не прорывает и вряд ли сильно прорвет, какие-то реформы через не хочу в Беларуси будут. Однако не комплексные, а половинчатые, во многом показушные, да и те с откатами, периодическим импульсивным закручиванием гаек и раскулачиванием.

Хотя нет ничего глупее, чем отсекать хвост в несколько приемов. И МВФ, и ЕФСР рекомендуют провести реформы быстро, за год-два.

Стоит заметить, что в некоторых случаях и авторитаризм обеспечивал подъем страны. Есть даже термин — «диктатуры развития». Примеры — Южная Корея, Сингапур, Китай. Там, впрочем, сработала и азиатская специфика: ментальность, традиции. Но в любом случае, жестко контролируя политику, власти обеспечивали высокий уровень экономической свободы.

Однако бессменный президент Беларуси стремится жестко контролировать все. Реформы представляются ему заговором врагов, а врагам Лукашенко не хочет давать ни малейшего шанса.