Вадим Девятовский: у меня нет амбиций стать министром спорта

Известный в прошлом спортсмен, а ныне депутат в интервью Naviny.by рассказал о своей зарплате в парламенте и планах на следующую избирательную кампанию.

 

После окончания активной спортивной карьеры Вадим Девятовский хотел тренировать молодежь, но родина сказала «надо» — и прославленный метатель молота ушел в политику. И быстро достиг определенных высот. В Палате представителей Девятовский не отработал пока еще даже первый призыв, а молва уже сватает его в министерское кресло.

Каким видит Вадим Девятовский продолжение своей политической карьеры, оправдались ли его ожидания о работе депутата, какие инициативы он продвигает и почему? Об этом парламентарий Девятовский рассказал в интервью Naviny.by.

Вадим Девятовский родился в 1977 году в Новополоцке в семье рабочего и логопеда. Окончил юридический факультет Полоцкого государственного университета. Легкой атлетикой начал заниматься с 7 лет. Заслуженный мастер спорт, призер Олимпийских игр. В 2000 году, накануне Олимпиады в Сиднее, был дисквалифицирован на два года за допинг. В декабре 2008 года по решению Международного олимпийского комитета был лишён награды и подвергнут пожизненной дисквалификации. В июне 2010 года решения о дисквалификации были отменены Спортивным арбитражным судом, олимпийская медаль возвращена спортсмену. Работал инструктором по спорту в войсковой части Министерства внутренних дел. С 2009 года — председатель Новополоцкой городской организации «Белая Русь». С 2012 года — депутат нижней палаты парламента. В 2014 году возглавил Белорусскую федерацию легкой атлетики. Жена, воспитывает сына.

— Вадим, я бы хотела начать с поздравления. Недавно вы написали, что у вас родился сын. Поздравляем с таким важным событием.

— Спасибо. Обычно я не афиширую свою личную жизнь. И долго отказывался предоставить прессе фото со своей свадьбы. Но в последнее время я настолько занят, что нет возможности созвониться c каждым или встретиться с друзьями, поэтому решил поделиться радостной новостью о рождении ребенка в социальных сетях.

— Как вы назвали сына?

— Лев. Эта была идея супруги, я поддержал. У меня это имя ассоциируется, прежде всего, со Львом Толстым. Это писатель, чье творчество меня серьезно сформировало.

«Я верю в то, что у нас государство заботится о благополучии каждого человека»

— Давайте поговорим про вашу депутатскую деятельность. Практически три года прошло с момента вашего избрания. Что вас разочаровало в парламенте?

— У меня только очарование. Раньше доводилось слышать, что в парламенте заседают статисты, которые ничего не решают. Но я на личном опыте убедился, что это не так. Я стараюсь всё обсуждать с округом. К примеру, по вопросам промышленной безопасности на завод «Нафтан» приехала целая рабочая группа. Специалисты подготовили свои предложения, как они видят решение проблем в этой области. И эти решения затем отражаются в законе. Многие местные инициативы мне удалось довести до конца. Преимущество нашего парламента в том, что у нас никто не устраивает шоу. Люди работают на результат.

— Какие законодательные инициативы предложил парламент за последние три года?

— По факту на сегодня мы видим буквально два-три самостоятельных законопроекта, которые были предложены депутатами и дойдут до конца. Но важно не кто предложил, а какой мы имеем результат. Если депутат самостоятельно будет вносить проект закона, на это можно потратить два года. В рамках законопроекта, который уже поступил в Палату представителей, депутату намного проще провести ту или иную инициативу. И таких инициатив сотни, причем есть концептуальные. Можно вспомнить идеи МВД по борьбе с наркотиками. Я продвигал данные инициативы в парламенте. Я понимаю, вы думаете, что парламент дает только «одобрямс». Но это то, что вы видите в итоге. До «одобрямса» идут жесткие дискуссии, в результате чего депутаты до голосования приходят к относительно единому мнению.

— Где это происходит? В кулуарах?

— На заседаниях рабочих групп, круглых столов. Вы этого не видите и не слышите. Но это далеко не значит, что споров нет.

— Почему лично вы поддержали скандальный декрет о тунеядцах?

— Государство берет на себя огромную часть по обеспечению социальных гарантий населению. Люди привыкли, что у нас все бесплатно — медицина, образование. Некоторые при этом не уплачивают налоги, ведут теневой бизнес, но пользуются всеми благами. Конечно, это несправедливо.

— Вы видели, что в интернете можно купить липовую справку о том, что ты работаешь в России, чтобы не платить сбор за тунеядство? Люди очень быстро нашли, как обойти этот закон.

— Мы смотрим на реакцию общества. Да, есть негативные мнения по поводу декрета, но я не могу сказать, что так думают все. Многие эту инициативу поддержали.

— Вы видели, как про этот декрет пишут зарубежные СМИ? Все просто смеются над Беларусью. Везде безработным платят пособие, а у нас с них взимают сбор.

— Мнение со стороны, конечно, важно. Но у нас оценивается, прежде всего, что говорит наше общество. Если у вас на сайте или еще где-то в интернете пишут негативные комментарии по поводу этого декрета, это же не значит, что так думает 100% населения. И, кстати, никто не боится признать промах и доработать любой закон. Я не согласен, что за рубежом все смеются над этим декретом. У меня есть друзья в Евросоюзе, которые считают несправедливым то, что они много работают, платят большие налоги, а их деньги в том числе идут на оплату пособий людям, у которых вообще нет мотивации трудится.

— Смотрите, есть, например, футболист Александр Глеб. Даже выступая на родине за БАТЭ, он зарабатывает большие деньги. В европейских клубах его зарплата была еще выше. Через года два он, вероятно, уйдет из футбола. И может быть, не захочет больше работать. Скажите, Александр Глеб должен будет заплатить государству сбор за тунеядство?

— Буду с вами откровенен: такие ситуации, и не только относительно Глеба, сегодня обсуждаются. Я верю в то, что это начинание будет дорабатываться. Не от хорошей жизни такие инициативы принимаются. Я имею ввиду, что должна быть справедливость в обществе. Если бы у нас люди платили за всё 100% — ради бога. Но пока государство берет на себя значительную долю социальных гарантий.

— Так люди за это и платят. Вы же знаете, как формируется бюджет. Это ведь не президент из своего кармана берет деньги и оплачивает нам медицину и образование.

— Понятно, что бюджет — это, в том числе, наши налоги. Но я верю в то, что у нас государство заботится о благополучии каждого человека. При этом мы должны учитывать реальные возможности страны.

«По сравнению с соседними странами у белорусских депутатов скромные зарплаты»

— Насколько наши депутаты близки к народу — по образу мышления, по уровню жизни?

— Таким вопросом вы как минимум ставите под сомнение эту близость. Насколько я знаю своих коллег, они очень близки к народу. Что касается уровня жизни, то как правило, депутаты — это люди, которые своим трудом добились хороших результатов в той или иной сфере. Соответственно, их уровень жизни не самый худший в стране.

— На сегодня нет открытых данных, какая зарплата у депутатов парламента.

— Вы можете посмотреть декларации о доходах, которые публикуются во время избирательной кампании. Для нашей страны у депутата достойная зарплата. Хотя, если посмотреть, сколько зарабатывают коллеги в соседних государствах, у нас достаточно скромные суммы. Если бы сегодня мне нужно было указать свой ежемесячный доход, это было бы около 17 млн рублей.

— В предыдущих интервью вы говорили, что не воспользовались правом на служебную квартиру. Я правильно понимаю, что вы живете в квартире, которой вас наградили после серебряной медали на Олимпиаде?

— Да, у меня 3-комнатная квартира в Минске за спортивные заслуги и 1-комнатная квартира в Новополоцке.

— Коттедж в Дроздах пока не построили?

— Вы же знаете, что вместе с Иваном Тихоном я судился по поводу дисквалификации после Олимпиады в Пекине. Процесс обошелся примерно в 500 тысяч долларов. У меня до сих пор минская квартира в залоге, потому что мы с Иваном еще должны. Но я бы хотел вернуться к вопросу, насколько близки депутаты к народу. Я вспоминаю свою избирательную кампанию. Сколько встреч было проведено, сколько бесед! Я в народ иду с огромным удовольствием, потому что чувствую себя частью народа. И хочу принести пользу нашему обществу.

— Но летаете вы все-таки бизнес-классом.

— Почему я летаю бизнес-классом?

— В этом году я летела с вами в одном самолете Минск — Вена, и вы были в «бизнесе».

— А на других рейсах вы меня не видели? Это, наверное, первый раз я летел бизнесом. У меня накопились мили, которые я смог использовать для улучшения класса. Обычно я летаю эконом-классом.

«За соблазнение детей в интернете нужно наказывать — вплоть до лишения свободы»

— Вы активно выступаете за введение
уголовной ответственности за соблазнение несовершеннолетних в интернете. Как вы себе это представляете с технической точки зрения? Ведь в социальных сетях часто регистрируются под псевдонимами, с вымышленной датой рождения, да и бывает, что девочки в 13 лет выглядят на все 18.

— Существуют разные мнения по этому вопросу. «Одобрямса», как вы видите, нет. Депутаты и специалисты справедливо задают те же вопросы, что и вы. Кроме того, мы изучаем общественное мнение. Думаю, вы слышали про инициативу «Стоп педофил». Это самосуд, на мой взгляд. Но они хоть что-то пытаются делать! И они показывают, что в обществе есть проблема. Когда взрослый человек порой под видом ровесника, как сообщает МВД, переписывается с ребенком, соблазняет его, и иногда по скайпу или электронной почте получает фото, где ребенок обнажен, а потом говорит: вот фотографии, соглашайся по-хорошему, иначе эти снимки увидят твои родители и одноклассники. Формально насилия нет, но ребенок остается один на один с этой проблемой. В интернете можно увидеть тысячи разоблачений.

— Но это неправомерные действия.

— Согласен. Именно поэтому я считаю, что борьбу нужно вывести на законодательный уровень. Сегодня ежедневно поступает около ста атак на детскую психику. Это данные МВД. 30 детей из 100 готовы идти на такие встречи. Последствия для них очень страшные.

— Уточню: Bы считаете, что за соблазнение ребенка в интернете наказание должно быть вплоть до лишения свободы?

— Конечно.

— И на какой срок?

— Этот вопрос пока не решен. Сейчас мы прорабатываем другие моменты. Поймите, никто не говорит, что просто за переписку человека посадят в тюрьму. Речь идет о том, что преступник заманил ребенка на встречу.

— Но не довел процесс до конца?

— Абсолютно верно. Сегодня реалии таковы, что пока процесс не доведен до конца, преступник избегает ответственности, хотя налицо все признаки. Он на встречу, простите, пришел со смазкой, как это было в Бресте. А милиция разводит руками — его не за что привлечь. И неизвестно, когда этот человек снова активизируется. Еще одна мера, которую я хочу предложить в рамках этого закона — добровольная химическая кастрация. Но это пока обсуждается. Первостепенно — введение уголовной ответственности за хранение детской порнографии и за сексуальные намеки или соблазнение ребенка по интернету.

— Правоохранительные органы поддерживают вашу инициативу?

— Да, меня поддерживает МВД. Прокуратура пока не занимает жесткую позицию. Они хотят разобраться, как будут работать механизмы доказывания вины.

«Я был на «Минской лыжне», президент в отличной физической форме»

— Давайте перейдем к теме спорта. Недавно я видела вас на матче «Цмокі-Мінск». Баскетбол не совсем ваш профиль. Как часто вы ходите на матчи белорусских команд?

— Почему не мой профиль? Да, это не легкая атлетика. Но я вообще люблю спорт, да и в парламенте курирую это направление, поэтому меня можно увидеть не только на баскетболе, но также на футболе, хоккее и других видах спорта. Я был недавно на матче БАТЭ — «Барселона» в Борисове. И хотя в рамках чемпионата Беларуси я всегда болею за «Нафтан», БАТЭ все-таки представляет страну в Лиге чемпионов. Я также стараюсь посещать хоккейные матчи минского «Динамо».

— Были разговоры, что вы будете председателем федерации хоккея. О вас положительно отзывался бывший топ-менеджер «Динамо» Владимир Бережков. Почему не сложилось с хоккеем?

— Вы, наверное, видели, что спортивная общественность на эту новость отреагировала очень бурно. 90% задавали справедливый вопрос: почему легкоатлет должен возглавить федерацию хоккея, а не легкой атлетики? Я не играю в хоккей, но очень люблю этот вид спорта. И с детства за ним слежу. Я очень горжусь, что новополоцкая школа на 50% формирует состав национальной команды. В «Динамо-Минск» поверили в то, что я человек инициативный и небезразличный. Но потом была конференция федерации легкой атлетики, накануне меня выдвинули кандидатом на пост председателя. Голосование прошло единогласно.

— Что вы думаете по поводу Бережкова? Он сейчас находится в СИЗО, ему предъявлено городе как Новополоцк два таких дворца должно быть!

Я не согласен, что государство игнорирует другие виды спорта. Посмотрите, сколько современных спортивных объектов появилось за последнее время: легкоатлетический манеж, центр фристайла, велодром, конькобежный стадион, центр олимпийской подготовки «Раубичи», идет реконструкция стадиона «Динамо» в Минске. Поверьте, примеров очень много по всей стране. Все это серьезные инвестиции государства в спорт и здоровье нации.

— По поводу футбола. Думаю, вы слышали о городу, и стране.

— Вы начинали заниматься спортом в гараже. Могли ли вы тогда представить, что в будущем станете политиком?

— Никогда. Я думал, что буду тренером. Мне нравится работать со спортсменами, меня приглашали и за рубеж на консультации. Сейчас у меня есть ученики, которых я тренирую в свободное время.

— Остается меньше года до окончания ваших депутатских полномочий. Вы намерены баллотироваться в 2016 году?

— Конечно, работа депутата очень интересная и благодарная. В 2012 году я пошел на выборы, потому что была инициатива от моих избирателей. Тоже самое будет и сейчас. Я не люблю быть навязчивым. Если люди поверят в меня и выдвинут мою кандидатуру, я буду участвовать в избирательной кампании.

— Известно, что вы пишете стихи. А по-белорусски пишете?

— Я маю мару пісаць вершы па-беларуску. І неаднаразова заклікаў вучняў удзельнічаць у конкурсе чытачоў з беларускімі вершамі. Зараз у маім жыцці часцей гучыць руская мова. Але я валодаю мовай і хацеў бы размаўляць па-беларуску штодзень.