У белорусского Ленина нос сияет

Свалить каменных идолов проще, чем выдавить «совок» из самих себя…

В советские времена любой первоклассник-октябренок знал, что 22 апреля — день рождения дедушки Ленина. Сегодня эта дата выветрилась из массового сознания белорусов, хотя субботники (по типу прежних коммунистических) накануне все равно проводятся. И огромный мрачный памятник Ильичу (в пальто с пуговицами на женский манер, отмечают злые языки), как и прежде, стоит спокойно перед Домом правительства в Минске.

Тем временем у наших южных соседей — на постреволюционной, воюющей Украине пытаются законодательно запустить процесс декоммунизации. Этим путем прошли уже другие соседи белорусов — поляки, литовцы, латыши.

Рано или поздно проблема декоммунизации/десоветизации встанет и перед нашей страной, уверены эксперты. Без осуждения преступлений тоталитаризма, без нравственного очищения общество не сможет демократически развиваться. При этом, однако, важно не наломать дров и обеспечить комплексность процесса.

Да, свалить каменных идолов проще, чем выдавить «совок» из самих себя.

На войне как на войне?

Украинская Верховная рада в срочном порядке приняла 9 апреля пакет из четырех, как их называют в обиходе, законов о декоммунизации. Они предусматривают рассекретить архивы КГБ, придать статус ветеранов всем участникам борьбы за независимость Украины в ХХ веке (включая членов УПА, ОУН), отмечать победу не в Великой Отечественной, а во Второй мировой войне, запретить пропаганду коммунистического и нацистского режимов, их символики.

И хотя законы еще не вступили в силу, по стране прошла новая волна стихийного крушения памятников коммунистическим вождям — Ленину, Свердлову, Орджоникидзе и пр. Предстоит переименовать многие улицы, села, города (в частности Днепропетровск, Кировоград) и т.д.

Тем временем российские власти и СМИ обрушились на законы с жесточайшей критикой. Твердят, что это запрет на убеждения, нарушение прав человека, «курс на героизацию нацистов» (так выразился министр иностранных дел России Сергей Лавров), что это окончательно отсечет просоветский Донбасс и т.д.

Рефреном звучит вопрос: а как же быть с деяниями членов националистических организаций вроде Волынской резни 1943 года, когда погибли десятки тысяч мирных жителей? Это уже «не считается»?

Белорусские посткоммунисты из партии «Справедливый мир» также отреагировали на украинскую декоммунизацию возмущенным заявлением.

С другой же стороны гневным критикам пытаются объяснить: осуждаются именно конкретные режимы, а не коммунистическая идея как таковая; кто служил в гитлеровских войсках, героями не объявляются и т.д.

Также подчеркивается: без этой болезненной операции обществу не порвать с тоталитарным прошлым. Украина нащупывает свою идентичность, выстраивает свою идеологию. И, конечно же, подчеркнуто позиционирует ее по отношению к «русской идее». Наконец, ставит заслон агрессивной московской пропаганде. Перегибы? А что вы хотели — на войне как на войне.

Лукашенко трогать коммунизм не будет

Когда-то давно оппозиционеры из БНФ возлагали к монументу вождя мирового пролетариата в центре Минска венок из колючей проволоки, но сегодня там мышь не проскочит.

Рядом — станция метро «Площадь Ленина», в вестибюле которой у выглядывающего из ниши бюста Ильича нос сияет от обилия прикосновений (на счастье?).

Нынешние власти нашей страны подчеркнуто лояльны к коммунистическому наследию. Даже пытались сделать его одним из столпов казенной белорусской идеологии, но та оказалась мертворожденной, что де-факто признал даже Александр Лукашенко.

Так или иначе, трогать коммунизм он не будет. И не только потому, что сам был пропагандистом, политработником в советское время. Дело в том, что выстроенный здесь режим сильной руки хоть и намного мягче сталинского (XXI век все-таки), но по духу (вождь решает все; государство выше личности; человек — винтик) созвучен большевистской диктатуре.

А победой в Великой Отечественной удобно козырять перед западниками: вот мы вас освободили, а вы, гады неблагодарные, санкциями нас душите! Этакое непринужденное «мы», при том что, ясен пень, нынешняя вертикаль с портфелями наперевес рейхстаг не брала.

Реликтам у нас уютно

В нашей стране — уйма памятников коммунистическим вождям, улиц их имени (при том что многие деятели отношения к Беларуси не имеют). Топорная, безвкусная топонимика с советским акцентом. Как вам, например, по-белорусски поселок Акцябрскі, когда месяц этот у нас — кастрычнік? Не говоря уже о том, что революционным переименованием перечеркнули легендарную Рудобелку.

Феерически нелеп в календаре суверенной Беларуси праздник Октябрьской революции — день свержения правительства в другой стране. При том что от этого праздника отказалась даже Россия, в которой, собственно, и находятся «Аврора» да Зимний дворец.

Особенно смешно, что за апологетику Великого Октября так держатся именно белорусские власти, которые всеми фибрами — против революций.

А недавно зампред Минского горисполкома, он же руководитель Компартии Беларуси Игорь Карпенко предложил законодательно ввести ответственность за фальсификацию истории Второй мировой.

Подозреваю, что здесь под исторической правдой понимается тот лакированный идеологический конструкт, который был создан в СССР (и особенно мифологизирован в брежневскую эпоху), а ныне поддерживается властями Беларуси — возьмите хотя бы «Линию Сталина» под Минском.

У реальных ветеранов была другая война — ее описал Василь Быков (случайно ли начальство так воспротивилось инициативе присвоить имя «непарадного» писателя одной из столичных улиц?).

Да, сегодня власти кое-что делают для усиления национальной составляющей в мемориальной сфере, топонимике. Но делается очень мало.

Без декоммунизации не обойтись

Косность властей объясняется легко: в нынешнюю систему коммунистические реликты вполне вписываются. В Беларуси и экономика во многом реликтовая, и политическая надстройка.

Но когда-нибудь и у нас наступит новое время — и страна, переходя от философии стагнации к парадигме развития, упрется лбом в проблему советского, коммунистического наследия. Оно станет очевидным тормозом — в плане моральном, правовом, научном, идейном и пр.

Безусловно, Беларусь нуждается в декоммунизации, отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

По его словам, характер этого процесса будет зависеть от того, каким путем пойдут перемены в стране — революционным или эволюционным. В первом случае подход окажется, естественно, более радикальным.

«Декоммунизация нужна абсолютно всем странам, которые когда-то испытали на себе социальный гнет коммунистических экспериментов», — говорит, в свою очередь, директор по исследованиям «Либерального клуба» (Минск) Евгений Прейгерман.

При этом очень важно не сводить декоммунизацию/десоветизацию к политической кампании, подчеркивает собеседник Naviny.by.

«Процесс должен происходить по мере реформирования социально-экономической и политической модели страны и без кампанейщины. Свобода слова и СМИ должны быть при этом ключевыми элементами», — считает Прейгерман.

«Ленинопад» не решает всех проблем

Помню, когда в 1991-м мир увидел кадры, как демонтируют под аплодисменты памятник Дзержинскому на Лубянке в Москве, казалось: все, со старой системой на одной шестой части суши покончено!

Но по иронии судьбы через какое-то время ключевые посты в России заняли те, кого называют кланом чекистов. Причем бывший офицер КГБ Владимир Путин имеет феноменальный рейтинг.

«Совок» взял реванш и в Беларуси. В принципе, из всего СССР только страны Балтии на сегодня вырвались из этого капкана (да и то с оговорками).

Впрочем, нет худа без добра: у белорусов есть время изучить опыт трансформации у соседей, учесть, на какие грабли они наступили.

К слову, интересен пример Литвы, где артефакты времен коммунизма собрали и стильно оформили в парке-музее Грутас.

Но на многие вопросы белорусам придется искать ответы без шпаргалок. Это сугубо наша история.

Возьмите воссоединение 1939 года. С одной стороны, да — Сталин ударил в спину полякам, которые дрались против гитлеровцев. С другой стороны — Беларуси были возвращены ее же земли, которыми ранее пожертвовали, спасая свою власть, те самые большевики. Вот ведь какой узел. Ну и как тут рубить сплеча шашкой декоммунизации?

Или взять антигитлеровскую «партизанку» Второй мировой. Да, она у нас во многом инспирировалась коммунистической Москвой, были в ней и неприглядные страницы. Но разве это повод перечеркнуть героизм тысяч белорусских партизан, которые били «гітлерцаў паганых», защищая свой край?

А фигура Петра Машерова, одна из самых популярных в национальном пантеоне, как свидетельствуют опросы НИСЭПИ? Да, коммунистический босс, но при этом — с бэкграундом партизанского командира, покровителя национальной интеллигенции и пр.

Вообще стоит учесть, что к последней войне у белорусов отношение особое (другое дело, что власти на этом спекулируют).

Я здесь не расставляю оценки, а лишь предлагаю задуматься, как все непросто. И как важно, «отрекаясь от старого мира», избежать ненужной конфронтации, сохранить плюрализм.

Иначе, как ни парадоксально, будет смахивать на большевизм 2.0.

Когда хомо советикус станет уходящей натурой?

При этом наивно думать, что закон или даже пакет законов вмиг переделают общество.

Политолог Андрей Егоров, директор Центра европейской трансформации (Минск), подчеркнул в комментарии для Naviny.by, что в случае нашей страны важна триада: десоветизация — белорусизация — европеизация.

«Такая связка задает блок перспективных задач для трансформации страны. Речь идет о том, чтобы смотреть на этот процесс комплексно и не думать, что сама по себе задача десоветизации или белорусизации решает вопрос становления современных национальных и государственных институтов», — поясняет Егоров.

При этом, подчеркивает он, нельзя понимать десоветизацию исключительно как борьбу с советской символикой или преступлениями коммунистической партии. По словам аналитика, десоветизация — это замена всего комплекса устаревших советских норм, регулирующих отношения во всех сферах жизни: от повседневности до культуры, государственного управления, экономики и т.д.

Таким образом, в вопросе декоммунизации/десоветизации не стоит телегу ставить впереди лошади. И не стоит упрощать задачу, сводить к «ленинопаду». «Совок» будет все равно регенерироваться в массовом сознании, пока не дадут результат реальные перемены в базисе и политической надстройке.

Качественная рыночная экономика, конкурентная политическая система наращивают средний класс, слой самостоятельных граждан, искореняют патернализм — и таким образом ослабляют питательную среду «совка». Белорусам вдобавок нужна хорошая доза национального самосознания.

И тогда хомо советикус постепенно станет уходящей натурой.