Беларусь — Китай. Стратегическое партнерство со многими неизвестными

Какими могут быть общие цели у настолько различных по масштабам и удаленных друг от друга партнеров?

Несмотря на явную заинтересованность Беларуси в «стратегическом партнерстве» с Китаем, не очень понятно, в чем оно заключается.

Минск ждет Си Цзиньпина

Основной целью состоявшегося 8-9 апреля официального визита в Беларусь министра иностранных дел КНР Ван И была подготовка к другому, более важному визиту: 10-12 мая в Минске будут принимать председателя КНР Си Цзиньпина.

На встрече китайского министра с Александром Лукашенко 8 апреля, как обычно, было подчеркнуто, что Беларусь и Китай поддерживают друг друга на международной арене.

Правда, поскольку формально взаимодействуют они только в ООН, то не вполне ясно, к каким негативным последствиям могло бы привести отсутствие такой взаимной поддержки.

Например, если бы при назначении спецдокладчика по Беларуси в Совете ООН по правам человека Пекин выразил мнение, отличное от позиции официального Минска, последнему пришлось бы позволить Миклошу Харашти посетить нашу страну?

И уж совсем нелегко определить, насколько то или иное голосование Беларуси по какому-либо вопросу на Генеральной ассамблее могло стать решающим для Китая. Особенно с учетом его права вето в Совете безопасности.

В свете этого возникает вопрос по поводу содержания «стратегического партнерства», как белорусская сторона уже давно характеризует двусторонние отношения.

Как ни странно, четкого определения этого термина нет. Логично предположить, что под ним подразумевается глобальное сотрудничество для достижения совпадающих или близких стратегических целей обоих государств.

Но какими могут быть такого рода цели у настолько различных по масштабам и удаленных друг от друга партнеров?

Можно было бы, конечно, назвать установление мира во всем мире. Но эта цель слишком абстрактна, к тому же с рядом соседей у Китая серьезные трения на почве территориальных споров.

Было бы чрезвычайно любопытно узнать, какую позицию занимает по этим проблемам белорусское внешнеполитическое ведомство.

Выгоды «Великого камня» туманны


Фрагмент проекта совместного индустриального парка «Великий камень».

Пока ответа на поставленные вопросы нет, остается предполагать, что в основе интереса Минска к плотному сотрудничеству лежат преимущественно материальные соображения.

На первый взгляд, в этом плане все в порядке. По официальным данным, в нашей стране реализуется около 20 совместных с китайскими партнерами проектов общей стоимостью 5,5 млрд. долларов, работают десятки представительств и дочерних компаний китайских корпораций.

За последние годы были реализованы проекты по модернизации цементных заводов, в электроэнергетической отрасли, целлюлозной промышленности и строительстве автомобильных дорог. Правительство КНР открыло для Беларуси кредитные линии более чем на 16 млрд. долларов.

Наконец, с гордостью отмечается, что в минувшем году взаимный объем торговли товарами и услугами уже во второй раз превысил 4 млрд. долларов.

Но при этом Китай обеспечивает не более 4% белорусского товарооборота. Вдобавок на упомянутой встрече Лукашенко заметил, что есть «небольшая проблема» — отрицательное для Минска сальдо в размере около 3 млрд. долларов.

Здесь существенно то, что это проблема для Беларуси, но вовсе не для Китая, причем ситуация постоянно усугубляется.

Что касается кредитов, то они серьезно отягощают финансовую нагрузку Беларуси, которая и без того велика. Еще важнее, что они далеко не всегда используются эффективно.

Так, в результате модернизации цементной отрасли за 1,2 млрд. долларов производство продукции значительно увеличилось, но к тому времени строительный бум закончился, и сегодня все четыре цементных завода убыточны.

А вот прямых инвестиций из Китая, обладающего огромными финансовыми ресурсами, практически не поступает.

Минск рассчитывает, что Пекин будет использовать Беларусь в качестве площадки для продвижения китайской продукции на рынки других стран ЕАЭС и Западной Европы.

Но в первом случае даже по чисто логистическим причинам китайцам выгоднее использовать Казахстан, а во втором гораздо более выгодные условия предоставляют другие страны Восточной Европы, в частности Польша.

Огромное значение придает белорусское руководство проекту совместного индустриального парка «Великий камень», который, как обещают, будет обеспечивать Беларуси ежегодно до 50 миллиардов долларов экспорта дополнительно.

Однако на его строительство отведено 30 лет, и даже в случае успеха (который не гарантирован) ждать пряников придется долго.

Кстати, показательно, что даже выделенный китайской стороной льготный кредит в размере 170 млн. долларов на создание инфраструктуры парка оказался связанным.

В последнее время складывается впечатление, что Минск также хочет найти в Пекине противовес угрозе со стороны Москвы.

Действительно, игра на сепаратизме кажется китайским властям опасным прецедентом в свете их проблем с Тибетом, Синьцзян-Уйгурским автономным районом. Однако, как показал украинский опыт, на конфликт с Кремлем в связи с его действиями против других соседей Китай не пойдет.

В общем, пока слова о стратегическом партнерстве Минска с Пекином выглядят не вполне оправданной риторикой.